Главный » Общество » Мир во время чумы

Мир во время чумы

Это нечто больше, чем мы сами. Это - чума. Она сильнее любого врага из плоти и крови, с которым мы сталкивались, сильнее, чем все супер-герои, которых мы воображали в кино. Иногда в сердце проникает душераздирающая мысль, что, возможно, на этот раз в войне против нее мы проиграем, по-настоящему проиграем. Мировая катастрофа. Как во время «испанки». Эта мысль сразу же отбрасывается, потому что как мы можем проиграть?

В конце концов, мы - человечество XXI века! Мы продвинуты, компьютеризированы, вооружены бесчисленным оружием и средствами уничтожения, защищены антибиотиками и прививками. Тем не менее, что-то в этой пандемии говорит, что правила игры на этот раз отличаются от тех, к которым мы привыкли. Можно сказать, что на данный момент нет никаких правил.

Мы с ужасом ежечасно считаем больных и мертвых во всех уголках мира. В то же время наш противник не проявляет никаких признаков утомления, он беспрерывно собирает урожай среди нас, используя наши тела для размножения.

«Чума - это нечто непостижимое для человека; поэтому мы говорим себе, что - это просто морок, дурной сон, который пройдет», - писал Альбер Камю в своем романе «Чума ».

«Но это не проходит и люди уходят из одного дурного сна в другой. [Они] думали, что все еще впереди, они предполагали, что они-то не заболеют. Они продолжали заниматься своими делами, путешествовать и дискутировать. Они не могли вообразить, что чума лишает их будущего".

Мы уже знаем: определенная часть населения будет заражена вирусом. Определенный процент умрет. В Соединенных Штатах говорят о миллионе человек. Смерть сейчас очень ощутима. Те, кто могут, сдерживаются. Но те, чья сила воображения очень активна,- например, автор этих строк, так что вы должны принимать его слова с сомнением и скептицизмом - становятся жертвами фантазий и сценариев, которые рождаются с не меньшей скоростью, чем темпы заражения вирусом.

Почти каждый человек, которого я встречаю, в одно мгновение демонстрирует мне различные возможности своего будущего на фоне чумы. И моей жизни без них. И их жизни без меня. Каждая встреча, каждый разговор может быть последним. Кольцо становится все теснее. Сначала они сказали нам: «Мы закрываем небо». Потом закрыли любимые кафе, театры, спортивные площадки, музеи, детские сады, школы, университеты. Один за другим человечество гасит свои фонари.

Внезапно в нашу жизнь вошло бедствие библейского масштаба. «Тогда Господь послал мор на людей». Каждый человек в мире принимает участие в этой драме. С одной стороны, из-за массового характера смертей: мертвые, которых мы не знаем, остаются всего лишь числом, они анонимны и безлики.

С другой стороны, когда мы смотрим сегодня на тех, кто рядом, на наших любимых, мы чувствуем, насколько каждый человек является целым миром, исчезновение которого будет незаменимым. Уникальность каждого человека внезапно прорывается изнутри, и так же, как любовь заставляет нас выделять одного человека из массы людей, так и осознание смерти заставляет нас это делать.

И да будет благословен юмор, лучший способ противостоять всему этому. Когда мы можем смеяться над коронавирусом, мы на самом деле говорим, что он еще не довел нас до полного паралича. Что внутри нас все еще есть свобода передвижения. Что мы продолжаем бороться с ним и мы - не только его беспомощная жертва (хотя в действительности мы ей являемся, но придумали способ забыть об этом).

Для многих нынешнее бедствие может стать роковым и определяющим событием в жизни. Когда это пройдет и люди выйдут из своих домов после продолжительного карантина, они увидят мир заново. Возможно, этому будет способствовать прикосновение к основам бытия. Возможно, близость смерти и чудо спасения от нее потрясут женщин и мужчин. Многие потеряют своих близких. Многие потеряют свое рабочее место, средства к существованию, свое достоинство. Но когда вирус минует нас, могут быть и те, кто не захочет вернуться к прежней жизни. Одни уйдут с работы, которая годами подавляла их. Другие решат покинуть свою семью или своего партнера. Третьи решатся родить детей или, наоборот, воздержаться от этого. Будут те, кто, наконец, "выйдет из шкафа".

Некоторые начнут верить в Бога. Будут верующие, которые разуверятся. Возможно, осознание краткости и хрупкости жизни побудит мужчин и женщин установить новый порядок приоритетов. Отделить зерна от плевел. Понять, что время, а не деньги - ценнее всего.

Будут те, кто впервые задаст себе вопросы о сделанном выборе, о том, что они упустили, о компромиссах, на которые пошли. О любви, которую предали. О жизни, которую не сумели прожить. Мужчины и женщины задумаются, - вероятно, ненадолго, но все же - зачем продолжать отношения, в которых они несчастны.

Будут и те, кто осознают, что их политические воззрения оказались ошибочными, поскольку были основаны исключительно на страхах или ценностях, которые рухнули в ходе катастрофы.

Возможно, кто-то вдруг поставит под сомнение причины, по которым их народ на протяжении поколений боролся со своим врагом и считал, что война - наилучшее решение.

Возможно, переживание такого сложного человеческого опыта побудит людей, например, отвергнуть националистические взгляды и ксенофобию.

Сам акт воображения из бездны отчаяния и страха обладает собственной силой. Воображение может не только видеть гибель, оно также может поддерживать свободу ума. В такие гнетущие времена воображение подобно якорю, который мы бросаем из глубины отчаяния в будущее, чтобы затем к нему устремиться. Сама способность представить себе лучшее положение означает, что мы не допустили, чтобы чума и тревога, которую она вызывает, охватили все наше существо.

Таким образом, можно надеяться, что, возможно, когда чума закончится и воздух наполнится ощущением исцеления и здоровья, другой дух проникнет в человечество - дух легкости и свежести. Возможно, люди начнут открывать привлекательные свойства простоты, не испорченной даже долей цинизма. Возможно, мягкость и доброта вдруг станут на определенное время ценится гораздо больше.

Может быть, мы поймем, что смертельная болезнь дала нам возможность срезать толстую оболочку свинства и жадности.

Отказаться от лишних вещей, под грузом которых мы стали задыхаться и которые грозят похоронить саму нашу жизнь.

Может случиться так, что люди увидят бессмысленность многих видов труда "общества изобилия " и захотят прекратить это. Возможно, их внезапно поразит банальное, наивное осознание ужасной несправедливости того, что есть настолько богатые люди и настолько бедные. До чего отвратительно, что такой богатый и пресыщенный мир не может дать каждому ребенку равные возможности.

Конечно, мы все являемся одной и той же инфицированной человеческой плотью, как мы теперь обнаружили. Бесспорно, благо каждого человека в конечном итоге есть благо для всех нас. Несомненно, залог благополучия планеты, на которой мы живем, в нашем здоровье, в чистоте нашего дыхания и будущем наших детей.

И, возможно, СМИ честно спросят себя, какова была их роль? Почему у нас осталось ощущение, что нами безжалостно манипулируют, промывают мозги и выманивают наши деньги. Я говорю не о серьезной и бесстрашной прессе, а о тех, кто давно превратились из "средств массовой информации" в средства превращения людей в массы, а нередко - в толпу.

Произойдет ли что-нибудь из того, что было описано ? Кто знает? И даже если произойдет, я боюсь, что это быстро исчезнет, и все вернется к тому, что было до того, как мы страдали, во времена до нынешнего катаклизма. Что будет происходить, нелегко догадаться. Но мы будем делать все возможное, чтобы задавать вопросы - как лекарство, пока не будет найдена вакцина от этой «чумы».

(За последний месяц продажа романа Камю "Чума", написанного в 1947 году, подскочила на 300 процентов - прим. "Детали").

Давид Гроссман, «ХаАрец», В.П.

На фото: фрагмент картины Ивана Айвазовского "Всемирный потоп". Фото: Wikimedia public domain

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend