Главный » Общество » Наш Израиль мы потеряли, а они свой — нашли

Наш Израиль мы потеряли, а они свой — нашли

Поселение Хават-Гилад, расположенное на территории Иудеи и Самарии – это, похоже, то место, где мечты умирают. Мечты о демократическом Израиле, который уважает и ценит национальные меньшинства. Мечты о свободной и независимой Палестине. Мечты о мире. Многие мои друзья, перебравшиеся сюда из Северной Америки молодыми людьми в семидесятых годах прошлого века, тешили себя подобными мечтами.

С течением времени мечты тают, словно дым. И все же осталось достаточное количество поселенцев, которые безо всякого цинизма уверят, что по-прежнему живут мечтой. Несколько недель назад я побывал у одной из них – Даниэлы Вайс: пророчицы, политика, фанатика, прабабушки, жительницы поселения Кдумим. Мне захотелось спросить у нее, - у человека, чьи давние прогнозы на будущее в значительной степени сбылись, - что же по ее мнению ожидает Израиль в долгосрочной перспективе.

«Я приехала сюда, будучи одержима идеей, что Самария станет неотъемлемой частью государства Израиль», - говорит Вайс, используя древнееврейский вариант названия этого региона – «Шомрон», - обозначающий север Западного берега, библейскую Самарию. Вайс, ее муж и двое их маленьких детей входили в группу из десяти семей, которые в 1975 году стали первыми поселенцами в этом регионе.

Даниэле было ясно с самого начала, - еще до того, как были заложены первые краеугольные камни поселения, - как, в конечном итоге, будет выглядеть общая картина: «Подобно тому, как я увидела маленькое государство Израиль, населенное миллионами людей, я поднималась на окрестный холм, чтобы увидеть, как государство Израиль расширяет свои границы, когда окружающие нас территории заселяют евреи. Это была зримая и ясная картина».

С самого начала Вайс чувствовала, что это начинание полностью изменит Израиль. С самого начала она оставалась верна своему кредо. Она хотела тогда и хочет сегодня добиться революционных изменений в стране.

В то же время, когда Вайс и ее единомышленники, - в середине семидесятых годов, - прикипали к земле, которая частично была конфискована у соседних палестинских деревень, мы с друзьями создавали потерянную колонию Вудсток, рядом с древним поселением Гезер – молодые люди, чей образ мечты формировался на эмоциональном уровне, чувствовавшие, что идеи, ими овладевшие, не находят выхода в Америке, и могли бы быть осуществлены в Израиле.

Мы мечтали, что Израиль находится на пути, - и сможет выдержать это направление, - к истинной социал-демократии, выйдя далеко за рамки существующих государственных систем социальной защиты для обездоленных, опираясь на новаторские модели здравоохранения, образования, коллективных форм собственности, доступного жилья, развитых сельского хозяйства и промышленности. Чтобы подготовиться к этой новой реальности в кибуце, куда мы прибыли, я стал пастухом. Но, увы, мы не смогли осознать и не хотели признавать то, что сразу же поняла Даниэла: революционность рабочего движения, основавшего Израиль и управлявшего им десятилетиями, умирала от старости и немощи. Со временем революция поселенчества также пройдет это путь. А пока, подобно тому, как кибуцники и мошавники оказали непропорциональное влияние на многие сферы жизни в Израиле, в том числе, на правительственные структуры и армию, их вытесняют из политической жизни религиозные поселенцы – такие, к примеру, как сосед Вайс, фанатичный политик Бецалель Смотрич.

В Кдумим, население которого выросло из десяти семей до 10 тысяч человек, я прибыл со съемочной группой, и, несмотря на кардинальную разницу во взглядах, Вайс встретила нас приветливо и с улыбкой.

Она выразила сочувствие моим политическим метаниям, моим устаревшим мечтам и признала, что движение поселений сыграло важную роль в формировании реальности, которую я так ненавижу. И все же, продолжает она, у нее вызывает чувство удовлетворения, «что именно ее философия взяла верх, и не будет никакого решения двух государств для двух народов».

Отвечая на мой вопрос, как она реагирует, когда кто-то продолжает настаивать на этой формуле, Вайс замечает: «Прежде всего, я знаю, что этого не произойдет. На территориях живут уже сотни тысяч евреев. На востоке Иерусалима уже живет  около трехсот тысяч евреев – в районах, которые были освобождены после Шестидневной войны. Где вы разместите там палестинское государство? Даже Нетаниягу понимает, что максимум возможного для арабов – не более чем автономия».

Вайс говорит мне: «Оглянитесь вокруг…» В самом деле: окружающие нас хребты застроены поселениями. Одно из них – Хар Браха – может даже похвастаться своими многоэтажками.

Я прошу Вайс вновь заглянуть в будущее. «Хотели бы вы, чтобы Израиль расширялся и дальше, выходя за пределы Газы, за Иудею и Самарию? – спрашиваю я. - Хотели бы вы, чтобы Израиль вышел за пределы реки Иордан?»

«Да, я хочу, чтобы еврейский народ обитал на земле, очерченной ТАНАХом, на земле, которая  была обещана Аврааму, Ицхаку и Яакову, от Евфрата до Нила. И я уверена, что так оно и будет, – отвечает Даниэла. - Конечно, я не могу знать, сколько лет это займет, потому что точное время не указано нашими пророками».

«А как насчет южного Ливана?»

«Это тоже часть нашей земли. Даже части Сирии. Часть Ирака. Часть Ирана. Это огромная территория! Это - Земля обетованная. Единственный вопрос, который у меня возникает: «Почему это занимает так много времени?» Но я узнала у пророков, что Божий план отнюдь не совпадает с человеческим».

«Вы в состоянии убедить людей, что речь идет о хорошей идее?»

«Я убедила многих. Все люди, которые связаны с движением, которым я руковожу, и многие религиозные люди уверены, что так и будет. Многие люди верят в это».

Даниэла добавляет: «Когда партия «Ликуд» была «Херутом», - имея в виду истинно правую партию, основанную Менахемом Бегиным в 1948 году, - когда был Жаботинский, правые партии и движения верили в Землю обетованную именно в библейских терминах. Так что я не вижу ничего экстремистского в моем подходе. Это базовый еврейский подход. Чем откровеннее и яснее мы говорим об этом, тем лучше для всех нас - для евреев и арабов. Это будет государство исключительно для евреев».

«Какой будет жизнь в этом будущем Израиле?»

«Я считаю, что будущее государства Израиль - это религиозная страна, управляемая религиозными законами. Да. Так я верю, - говорит она. – Только тогда, когда полностью будет принят ТАНАХ на личном, национальном, человеческом и универсальном уровне, только тогда можно почувствовать себя свободным».

«Допустим, что при определенной администрации в Вашингтоне и определенной коалиции в Израиле правительство решит, что пора переселить некоторых поселенцев в другое место. Как вы относитесь к этой идее?»

«Мы не позволим этому случиться. Я знаю, что это уже произошло в Газе. Я полностью все это осознаю. Но, слава Богу, мы перешли уже черту, когда подобное может повториться. Потому что здесь на территориях, живет полмиллиона евреев.  И это - сила».

«Вы против эвакуации хотя бы одного поселенца?»

«Даже одного».

«Откуда угодно, даже из поселений, которые Израиль считает абсолютно незаконными?»

«Без сомнения, - подчеркивает она, - поселенчество очень сильно и затрагивает все сферы израильского общества, общую атмосферу и политику».

Как отмечает Вайс, в настоящее время в Иудее и Самарии насчитывается 250 поселений, равное практически числу кибуцев, существовавших при создании Гезера.

В конце концов, наш маленький кибуц, умирающее рабочее движение, слабость и проколы израильской демократии не шли ни в какое сравнение с целеустремленным крестовым походом поселенцев, с их ветхозаветным видением, размахом и антипатией к компромиссу.

Я приехал на Западный берег, чтобы посмотреть, как они это сделали. Как они победили. Как они не дали ни малейшего шанса тому, чтобы тот Израиль, куда мы стремились и на который надеялись, стал реальностью. Как они способствовали тому, чтобы тот Израиль, который мы лелеяли в своих мечтах, стал навсегда потерян.

«Мне понятно, почему молодое еврейское поколение в Соединенных Штатах столь раздражено тем, что люди, подобные мне, делают здесь, - замечает Вайс. – Мы с мужем не сходимся во мнениях. Он меня упрекает, мол, почему я все время говорю со своими детьми о сионизме, пионерах в Иудее и Самарии, об устройстве поселений? Вся моя семья – поселенцы, они здесь. Потому что это единственный способ укрепить сионизм. Нет энтузиазма – нет секса. Нет секса – женщина не беременеет. Вот в чем проблема молодых американских евреев. А те из них, кто приезжает, сталкивается с трудностями и очень быстро пасует, не выдерживает, и передумывает оставаться».

Я спрашиваю: «Допустим, вы победили, и победа ваша окончательна. Западный берег остается за Израилем. Почему палестинцы должны быть лишены хотя бы части прав, в частности, права голоса?»

«Причина, по которой арабы Иудеи и Самарии не могут иметь право голосовать на выборах в кнессет, заключается в том, что если у арабов будет право голоса, это таит в себе опасность для будущего еврейского народа на земле Израиля».

Я сказал, что президент Реувен Ривлин из бывшей партии «Херут» предложил предоставить право голоса на израильских выборах палестинцам с Западного берега.

«Ривлин - смеется она, - стал левым с тех пор, как стал президентом».

«Некоторые крайне правые считают, что решение состоит в том, чтобы изгнать отсюда палестинцев: трансфер».

«Мне не очень нравится эта идея. Я считаю, что правильное решение для нас - для нас, евреев, - это создавать все больше и больше поселений в Иудее и Самарии и поощрять все больше и больше евреев приезжать в Израиль. Репатриация из США, Англии, Франции».

Но по прошествии всех этих лет я знаю то, чего не знает Даниэла Вайс: они не приедут. Те миллионы евреев из Америки. Они не приедут. Именно из-за того, что поселенческое движение сделало с Израилем. И на прощание я сказал Даниэле: «Боюсь, что ваши идеи погубят Израиль».

«О нет, - ответила она, широко улыбаясь. – Это – будущее Израиля».

Брэдли Берстон, «ХаАрец»,   М.К.
На фото: Даниэла Вайс. Фото: Моти Кимхи.


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend