Главный » Безопасность » «Я был агентом ШАБАКа»
Фото: Suhaib Salem, Reuters

«Я был агентом ШАБАКа»

Р. не заботит, что его называли «предателем». Сейчас ему 57 лет, он работает в тель-авивском магазине и чувствует, что сделал правильный выбор.

Он связался со мной по собственной инициативе, сказав, что хочет рассказать о своей работе и это решение связано с успешным процессом реабилитации. Обычно бывшие агенты ШАБАКА оказываются в «подвешенном состоянии»: их избегают и палестинцы, и израильские арабы, и евреи.

В историях, которые попадают в СМИ, обычно говорится об агентах, подсевших на наркотики или замешанных в криминале. Многие их высказывания полны критики в адрес управления по реабилитации.

Управление по реабилитации существует уже 25 лет и тратит миллиарды шекелей на помощь бывшим агентам в интеграции в израильское общество. Несмотря на трудности, оно добилось существенного успеха: некоторые бывшие агенты даже служат в израильской армии.

Р. родился в деревне Себастиа недалеко от Шхема. Его отец служил в полиции во времена мандата, затем выращивал оливки. Мать воспитывала 10 детей.

После Шестидневной войны оперативники ШАБАКа стали глазами и ушами Израиля на оккупированном Западном берегу, где каждый из них отвечал за определенную область. В 1985 году Р. встретился с «Абу Али», куратором этого района.

«Вся деревня знала, кем он был, и он не скрывал этого, — говорит Р. — Он приходил в кофейню, разговаривал с людьми и много общался с мухтаром . Я подождал, пока он вышел из кафе, подошел к нему и завел разговор. Я мечтал учиться в университете за границей и сказал ему об этом».

Несколько дней спустя Р. вызвали в военную администрацию в Шхеме. «Абу Али начал задавать разные вопросы о деревне и сказал : «Отлично, мы начнем работать и организуем твое обучение за границей».

Некоторое время спустя Р. приказали отправиться в Туль-Карм; в условленном месте его посадили в машину и отвезли на конспиративную квартиру ШАБАКа в Нетании.

— Абу Али попросил меня рассказать, что происходит в деревне: кто с кем разговаривал, кто состоит в той или иной организации и, особенно, кто выезжал за границу. Он мне сказал: «Все, что ты захочешь — получишь».

— Что именно?

— Деньги и разрешения для моей семьи. Он дал мне немного денег и сказал: «Ни с кем не говори и езжай домой на такси». В ШАБАКе у него было кодовое имя «Король».

— Как вы общались друг с другом?

— Тогда не было никаких телефонов, поэтому мы чертили на стене крест: над ним — дата, под ним — время.

— Вы понимали, что предали свою семью, друзей, деревню, народ?

— Я был молод, глуп и упрям. Я не продумал это до конца. Я хотел учиться за границей, и для меня это было похоже на игру, которая мне понравилась. Мы встречались тайком, на квартирах или в отелях, переодевались, маскировались.

Все пошло не так

ШАБАК хотел удерживать Р. рядом, поэтому вместо обучения за границей куратор приказал ему поступить в университет Ан-Наджах в Шхеме. Но в 1987 году разразилась первая интифада, университет закрыли, и все планы пошли наперекосяк.

«Абу Али поручил мне проникнуть в «Демократический фронт», потому что из Бир-Зейт у меня были с ними связи», — говорит Р. Во время интифады он был командиром ячейки из трех человек и постепенно продвигался в организации, которая занималась распространением листовок, бросанием камней в израильских солдат и еврейских поселенцев, проведением демонстраций.

В конечном итоге Р. арестовала полиция в ходе операции, и вместе со своими подопечными он очутился тюрьме «Кциот». В ШАБАКе его предупредили, чтобы он не искал с ними никаких контактов. Он провел шесть месяцев в заключении. Это укрепило его позиции, и он стал членом национального комитета «Демократического фронта». Он получал жалованье в размере 800 долларов в месяц и еще 400 долларов платил ШАБАК, что позволяло ему вести вполне сносный образ жизни.

С помощью Р. в двух крупных операциях было обнаружено большое количество боеприпасов, и ШАБАК наградил его крупной премией.

«Я верил, что работаю с лучшими людьми в мире», — говорит он. Но вскоре произошла роковая ошибка. В 1992 году после одной из встреч его высадили около деревни перед рассветом. Но один из местных жителей заметил машину с израильскими номерами, на которой его доставил оперативник ШАБАКа.

«Меня пригласили на встречу под предлогом того, что у нас с ХАМАСом есть проблемы, и надо организовать «сульху» (примирение). Но когда я пришел, меня встретили пятеро парней с оружием. Меня отвели в пещеру, где допрашивали три дня подряд: били палками, душили и вешали вниз головой, но я так и не признался. К счастью, мои следователи были не очень сообразительны. В конце концов, мой брат с друзьями силой меня освободили».

Когда Р. поправился, он нашел способ связаться с оперативником, который помог ему выбраться. «В ШАБАКе долго допрашивали меня, подозревая, что я стал двойным агентом. Они повторяли одни и те же вопросы десятки раз. Это вызвало у меня нервный срыв, — говорит Р. — В конечном счете, они убедились, что я чист».

Р. прошел длительный процесс реабилитации, получил новое удостоверение личности, вид на жительство и разрешение на работу. Затем принял участие в спецоперациях по вербовке агентов и сбору информации.

С тех пор в его жизни были взлеты и падения. Он открыл ресторан, обанкротился, влез в долги и жил впроголодь. Несколько месяцев назад к нему на помощь пришли сотрудники Управления реабилитации. Они помогли ему разобраться с долгами и купить квартиру. Р. не общается с большей частью своей семьи, за исключением младшего брата и двух сестер. Его родители умерли. «Мой отец никогда не говорил со мной о том, что случилось. А мама говорила: «Все в порядке. Важно, чтобы ты женился на арабке и у тебя был ребенок».

— Вы исполнили ее желание?

— Я никогда не был женат.

— Почему?

— Никто не позволил бы арабской девушке из хорошей семьи выйти за меня замуж. Да и ребенка не ждала бы здесь хорошая жизнь. Арабы считали бы его «сыном предателя», а евреи — «сыном араба».

— Вы сожалеете о том, что сделали?

— На самом деле, нет. Мне только жаль, что я причинил боль своей семье. Мои сестры развелись из-за меня. Я знаю арабов: они многое могут простить, но не то, что я сделал. Тем не менее, я чувствую, что внес свой вклад в развитие Израиля.

Йоси Мельман, «ХаАрец», В.П.
На фото: боевики «Исламского джихада» ведут двух палестинцев, арестованных
по подозрению в сотрудничестве с Израилем, Газа, 2006. Фото: Suhaib Salem, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend