Воскресенье 29.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Kacper Pempel Reuters
    Фото: Kacper Pempel Reuters

    Что знают о Холокосте в арабских странах

    Всемирно известная фотография маленького мальчика с поднятыми руками сопровождается титрами на арабском языке: слово «аль-махрака», которое дословно переводится как «крематорий», используется для обозначения Холокоста.

    Далее на экране появляются даты, каждая из которых вызывает острый душевный отклик у любого еврея, но мало что говорит среднестатистическому жителю Ближнего Востока. 1933 год – Адольф Гитлер приходит к власти, 1934 – «ночь длинных ножей», 1938 – «Хрустальная ночь», 1939 – начало II-й мировой войны...

    Лагеря смерти, изможденные люди мелькают на экране – этот видеоклип о Катастрофе на арабском языке был подготовлен американской еврейской организацией AJC. Он представляет арабским зрителям, прежде всего, факты, и как будто ведет диалог с незримой, сомневающейся аудиторией.

    Не только AJC, но и популярная страница израильского МИДа на арабском языке «Израиль говорит по-арабски» разместила несколько постов, связанных с днем Катастрофы. В комментариях (к моменту написания этой статьи под одним из постов их набралось почти 10000) немало выражений солидарности и соболезнований. Однако, есть и вопросы, свидетельствующие о полном непонимании исторического контекста. Случается и полное отрицание Холокоста или проявления радости по поводу того, что произошло.

    Что знают в арабском мире о Холокосте? По большому счету – почти ничего, хотя количество публикаций на арабском языке о Катастрофе еврейского народа огромно. Многие из этих «трудов» являются набором лживых фактов и фантастических теорий заговора. Их авторы – египтяне, ливанцы, сирийцы и палестинцы — называют Холокост мифом, увязывают его с созданием государства Израиль и попыткой распространить еврейскую гегемонию на Ближнем Востоке и в мире. Арабские правительства на протяжении нескольких десятков лет потакали отрицанию Катастрофы в своих странах, и в редких арабских учебниках можно было найти достоверную информацию о том, что происходило в Европе с 1939-й по 1945 годы.

    Эта совокупность — отсутствия достоверной информации о Холокосте и широкого распространения лживых псевдо-научных трудов отрицателей Катастрофы — привела к тому, что очень многие в арабским мире убеждены, будто Холокост – фейк. Такой же, как теракты 11 сентября.

    До недавнего времени Израиль мало делал для того, чтобы изменить ситуацию. Израильский МИД практически не реагировал на антисемитские публикации в египетских и иорданских СМИ. Несмотря на то, что в мирных соглашениях, подписанных с этими странами, прописаны положения о «борьбе с подстрекательством, ненавистью и враждебной пропагандой», никто и не собирался сражаться с ветряными мельницами.

    Но ситуация начала меняться в последнее десятилетие, благодаря двум тенденциям. Во-первых, современные СМИ и новые медиа сделали возможным донесение информации и до тех сообществ, которые раньше находились в полной информационной изоляции. Израильский МИД например, может открыть страничку в Фейсбуке на арабском языке, и при определенных затратах на рекламу в сети, если контент окажется актуальным и интересным, миллионы пользователей этой социальной сети в Ираке, Мавритании или Египте увидят совсем иной Израиль, узнают достоверные факты о Холокосте — возможно, впервые в своей жизни.

    Вторая важная тенденция – курс на примирение с евреями и Израилем, взятый арабскими государствами. Несмотря на то, что после возникновения Израиля арабские режимы официально пытались отделить «Израиль» и «сионизм» от «евреев-не-сионистов», результат всегда был иной. Посыл «Израиль плохой, а евреи, которые живут в диаспоре — хорошие» не стал актуальным, потому что значительная часть евреев диаспоры оказывала молодой еврейской стране помощь и поддержку.

    Количество евреев, которые жили в Израиле, а не в диаспоре, постоянно росло, и арабская пропаганда вскоре перестала отличать одних от других. Критика «преступлений сионизма» стала распространяться на всех евреев. Антисемитская пропаганда продолжалась и после подписания мирных соглашений с Израилем, не только в ПА, но также в Египте и Иордании.

    Лишь в конце 2000-х годов, когда арабские режимы в Заливе окончательно уяснили для себя, что главной угрозой их безопасности является Иран, а не Израиль, положение стало меняться. Иранская угроза, «арабская весна» с последовавшей за ней нестабильностью, общие с Израилем интересы и попытки понравиться американской администрации – вот факторы, которые, сложившись вместе, привели к значительным изменениям в ОАЭ, Бахрейне, Саудовской Аравии и даже в Египте.

    Сегодня там реставрируют синагоги и наводят порядок на еврейских кладбищах, а делегации богословов и имамов отправляются в Освенцим и совершают специальные молитвы в память о погибших. Саудовские, египетские и эмиратские сайты публикуют в день Катастрофы информацию о том, что происходит в Израиле, и сопровождают ее фактами о Холокосте. Менее 10 лет назад палестинский профессор университета Аль-Кудс Мухаммад аль-Дажани потерял свою работу и подвергся жестоким атакам за то, что свозил своих студентов в Освенцим, дабы они своими глазами место, где убивали и сжигали ни в чем неповинных людей, пытаясь уничтожить любую память о них. Сегодня высокопоставленный саудовский богослов, возглавляющий Мусульманскую лигу, повторяет слова «Никогда больше» — и небеса не обрушились на него! Катастрофа более не является табуированной и опасной темой.

    Израиль невозможно понять без признания и понимания Катастрофы. Разумеется, для того, чтобы преодолеть барьеры недоверия и ненависти, потребуется гораздо больше, чем несколько заявлений тех или иных лидеров, или даже их визитов в «лагеря смерти». Арабский мир все еще пытается отделить евреев от Израиля, опасаясь политических последствий. И все же сегодня больше, чем когда-либо, кажется, что появился шанс на диалог между религиями и культурами, на примирение между нарративами.

    Израиль должен продолжать попытки говорить с регионом на его языке. Однако разговор этот должен быть двусторонним, иначе диалог будет невозможен.

    Ксения Светлова, «Детали»˜ Фото: Kacper Pempel Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend