Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Amr Nabil
    AP Photo/Amr Nabil

    Израиль в эпицентре шпионажа

    Поиск в Google по словам «Израиль» и «NSO» 22 июля дал 9 680 000 результатов. Для программы шпионажа Pegasus, созданной компанией нации стартапов, это хороший результат. Он также свидетельствует о сомнительном статусе Израиля как страны, которая помогает диктаторам преследовать правозащитников, журналистов и государства, с которыми они поддерживают дружественные отношения. Для спецслужб тайное прослушивание – их хлеб. Посольства прослушиваются постоянно – даже дружественных государств. Режимы, отслеживающие и блокирующие аккаунты в Facebook или Twitter, стали почти «приемлемыми», и этот факт редко вызывает интерес и считается едва ли не оправданным.

    Например, мы уже забыли, что Национальная служба безопасности США тайно прослушивала телефон канцлера Германии Ангелы Меркель, что вызвало напряженность в германо-американских отношениях, и квартиру Эхуда Барака.

    Масса информации, собранной информационными корпорациями через соцсети о миллионах людей, и вызванная этим потеря приватности приводят к принятию новых законов и подталкивают к разработке передовых технологических средств защиты информации. Но на этот раз, похоже, ярость и страх вызваны масштабами слежки: в список вошли около 50 тысяч телефонных номеров – объектов слежки, включая глав государств, высокопоставленных политиков, бизнесменов, а также журналистов и общественных активистов.

    Компания NSO попала в заголовки газет около трех лет назад после того, как в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле в октябре 2018 года был убит саудовский журналист Джамаль Хашогги. В марте 2019 года директор компании Шалев Хулио заявил в интервью программе «60 минут» телеканала CBS: «Я могу сказать вам совершенно четко – мы не имеем никакого отношения к этому ужасному убийству».

    Но расследование, опубликованное газетой «Гардиан», показало, что за несколько месяцев до убийства Хашогги в телефон его жены Ханан аль-Атар была встроена программа слежки, а через несколько дней после убийства была предпринята попытка установить программу в телефонах друзей Хашогги. «Гардиан» стала партнером «Проекта Pegasus», работая вместе с десятками журналистов по всему миру, которые расследуют причастность компании и ее программного обеспечения к делам о шпионаже.

    В списке обнаруженных телефонных номеров, «представляющих интерес», был и номер телефона генпрокурора Турции. Однако неясно, удалось ли операторам программного обеспечения установить программу слежки в его телефон.

    Прослушивание телефона турецкого генпрокурора было крайне важно для наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана, который хотел знать о ведущемся расследовании и о том, могут ли полученные данные уличить его в том, что он был инициатором убийства.

    В том же году NSO упоминалась в двух других делах, связанных с Дубаем. Принцесса Латифа, дочь правителя Дубая, шейха Мохаммеда бин Рашида аль-Мактума, сбежала из дома и отправилась на яхте «Ностромо» из Омана в Индию. После того, как яхта покинула территориальные воды Омана, Латифа решила, что она на пути к свободе, но вскоре после этого судно было остановлено дубайским спецназом, который похитил принцессу и вернул ее домой. С тех пор ее никто не видел и не слышал.

    Расследование, произведенное «Проектом Pegasus» показывает, что принцесса и ее мать находились под наблюдением программы Pegasus; считается, что именно эта шпионская программа дала спецназу возможность определить ее местонахождение. В связи с этим возникает вопрос, почему они не арестовали ее до того, как она покинула страну; но, как и все вопросы, адресованные правителю эмирата, он остался без ответа.

    Год спустя, в 2019 году, Дубай и арабские государства потрясла история побега принцессы Хайи, жены бин Рашида и сводной сестры иорданского короля Абдаллы, в Великобританию. Многое было написано о причинах ее бегства и унизительном обращении, которому она подверглась при дворе дубайского правителя. Теперь выяснилось, что ее телефонный номер тоже находился под наблюдением программы Pegasus.

    Знала ли компания NSO, что программное обеспечение, которое она продала Дубаю, предназначалось для слежки за дочерью и женой бин Рашида? Или продажа была одобрена в рамках сотрудничества между Израилем и эмиратами в области разведки в преддверии мирного соглашения с Абу-Даби?

    Но если этим трем случая как-то удалось не попасть в категорию «злоупотребления программой для личных нужд», то последние открытия будет куда сложнее рассматривать в том же ключе. По всей видимости, президент Франции Эммануэль Макрон был одним из объектов слежки со стороны короля Марокко Мохаммеда VI.

    Компания NSO отрицает, что ее «клиенты» сделали Макрона объектом слежки, и говорит, что наличие его номера телефона в списке не означает, что за ним велась слежка или что в его телефоне было установлено шпионское программное обеспечение.

    Макрон созвал для расследования этого дела срочное заседание Совета национальной безопасности Франции и пообещал «пролить на него свет, не оставив ни одного темного уголка».

    Но и у самого короля Марокко есть повод для опасений. Его телефонный номер также фигурирует в списке объектов слежки, равно как и номер его премьер-министра. Есть основания полагать, что они стали объектами слежки со стороны армии и разведки Марокко.

    Если так, это показывает, насколько глубоки страхи и подозрения правящей элиты Марокко, и каковы реальные угрозы стабильности государства.

    В список объектов слежки Саудовской Аравии входят египетские министры, политики и ведущие бизнесмены. Среди них премьер-министр Мустафа Мадбули, министры иностранных дел, финансов, юстиции и технологий, а также лидер партии «Аль-Ра'д» («Завтра»), который был единственным соперником президента Абд аль-Фаттаха ас-Сисси, и другие деятели.

    Сайт Daraj, один из участников «проекта Pegasus», отмечает, что большинство прослушиваний телефонов египетских министров происходило приблизительно в марте 2019 года, когда проходил арабский саммит. На сайте высказано предположение, что главной причиной того, что Саудовская Аравия следила за министрами, было желание узнать, к чему склоняется египетское правительство и как оно планирует вести дискуссии.

    Неясно, действительно ли программное обеспечение было установлено на телефонах, которые были выбраны для прослушивания, но само намерение шпионить за правительством Египта ясно показывает, что даже среди таких старых, крепких союзников, как Египет и Саудовская Аравия, подозрения и недоверие являются постоянным фактором.

    Понятно желание Саудовской Аравии заранее узнать, что Египет собирается сказать на арабском саммите, а министров иностранных дел Египта и Саудовской Аравии – не показывать друг другу свои карты. Но зачем Саудовской Аравии понадобилось прослушивать премьер-министра Египта и других министров, которые не имеют отношения ни к египетской внешней политике, ни к арабскому саммиту?

    Египетские комментаторы видят причину этого чуть ли не в подрывной деятельности. По их словам, Саудовская Аравия и Эмираты следили за президентом Ирака или бывшим премьер-министром Ливана, чтобы защитить свои интересы в Ираке и в Ливане. Таким же образом Саудовская Аравия хотела отслеживать деятельность влиятельных фигур Египта, чтобы повлиять на внутреннюю политику страны.

    Такое объяснение равносильно обвинению во вмешательстве во внутренние дела Египта или, по крайней мере, в намерении это сделать.

    Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ выдвинули подобное обвинение против Катара и использовали его в качестве официального предлога для бойкота и блокады, которые они ввели против Катара. Однако вряд ли Египет пойдет на столь резкий шаг против Саудовской Аравии. Он слишком зависим от королевства в экономическом и дипломатическом плане.

    Египетские СМИ никак не отреагировали на это разоблачение. Нам не удалось найти даже краткого новостного сообщения об этом деле. Чудесным образом СМИ Саудовской Аравии и ОАЭ также ни словом не обмолвились об этих открытиях. Только обозреватель Абед аль-Хальк Абдалла из Эмиратов, близкий к правительству, задался вопросом, к чему вся эта шумиха. Он написал в своем «Твиттере»: «Ничего нового. Все страны в мире шпионят за всеми странами в мире, и в новую технологическую эру ни одно государство не может оказаться не замешанным в шпионскую деятельность».

    Обнаружение списка телефонных номеров и тесная связь с NSO показывает, что это – не просто еще один случай, когда режимы взламывают телефоны своих соперников внутри государства. Речь идет о международной сети, внутренней и внешней, предоставляющей информацию, которая, как предполагается, привела к убийствам, похищениям, незаконному лишению свободы и влиянию на политику правительств ряда стран.

    Вся эта деятельность находится в руках частной компании, и неясно, была ли эта информация или ее часть передана правительству Израиля. Знало ли правительство Израиля о списке клиентов NSO? Одобрило ли оно, или должно было одобрить продажу программного обеспечения каждому из клиентов NSO? Инициировало ли оно прослушивание объектов слежки, которая производилась с помощью компании NSO и ее клиентов?

    Это лишь некоторые из вопросов, которые теперь будут расследовать сотрудники служб безопасности и разведки, а также следственные комитеты во всех странах, затронутых этой историей.

    Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р. На фото: премьер-министр ОАЭ шейх Мохаммед бин Рашид аль-Мактум AP Photo/Amr Nabil ˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend