Что ждет политиков нынешней коалиции? Кто уйдет и кто придет?

То, как Нафтали Беннет объявил о передаче эстафеты Яиру Лапиду, прозвучало подходящим финальным аккордом мелодии, которую возглавляемое ими правительство играло в течение 375 дней.


Это два политических соперника, которые были достаточно мудры, чтобы создать редкое, почти утопическое (с точки зрения израильской политики) партнерство. Они красиво начали свой общий путь и еще более красиво его заканчивают. Мы просто не могли понять: это Израиль или Дания?

Всего год назад мы проводили в оппозицию премьер-министра, который показал обратный пример. Любое подписанное соглашение было им растоптано, нарушено и выброшено на помойку через мгновение после того, как высохли чернила.

Мошенническое, хулиганское поведение Биньямина Нетаниягу по отношению к его порядочному и благонамеренному партнеру Бени Ганцу следует преподавать на кафедре криминологии. Годом ранее, чтобы не выполнять букву закона и не передавать ему мандат, он навязал государству очередные выборы.

И поскольку справедливости нет, этот человек, за которым следует кучка националистов, ультраортодоксов, преступников и расистов с мессианскими идеями, как и он, полных решимости разрушить судебную систему и принцип верховенство закона, в настоящее время находится в лучшей отправной точке для прыжка в кресло премьер-министра.

Беннет принял, по его выражению, «правильное решение» после встречи в воскресенье, 19 июня, с Айелет Шакед и Ниром Орбахом. Последний дал понять, что для него игра окончена. В ближайшую среду он проголосует за роспуск кнессета. Шакед умоляла его подождать недельку. Ее ждали в столице Марокко. Орбах пошел ей навстречу и согласился подождать до следующей среды – решение, которое он, надо думать, теперь яростно проклинает.

Шакед со спокойным сердцем полетела в Марокко. Тем временем у Беннета состоялся еще один телефонный разговор с Орбахом. Он был очень громким и полным эмоций. После этого премьер начал формулировать для себя, что он скажет в совместном заявлении с Лапидом.

Корректность, дружелюбие и джентльменство, которые Беннет проявил по отношению к Лапиду, он оставил в стороне в своих отношениях с Шакед. Это не просто конфуз, который с ней случился в Марокко. Должно быть, ее поразило осознание того, что ее политическая карьера находится на краю пропасти и что Беннет даже не удосужился подождать ее несколько дней. Он сделал это хладнокровно. Он позвонил ей за четверть часа до своего и Лапида официального объявления и после того, как сообщил о решении другим партийным лидерам коалиции.

Нафтали Беннет, вероятно, скоро уйдет в отставку, не будет участвовать в предстоящих выборах, он будет ждать другой возможности, вне политической жизни. Свое драматическое решение он оправдал тем, что хотел предотвратить «хаос» в жизни поселенцев на Западном берегу, когда в конце месяца истечет срок действия чрезвычайных правил относительно юрисдикции Израиля в Иудее и Самарии.

Ему можно поверить. Он не хочет, чтобы эта катастрофа были записана под его именем. Министр по делам религий Матан Кахана, его верный партнер, унаследует партию «Ямина» и будет баллотироваться во главе нее на следующих выборах или как часть какого-то общего списка.

На товар Шакед нет покупателей. Партия Нетаниягу «Ликуд» захлопнет перед ней дверь. Не может она рассчитывать и на «Новую надежду», эта партия тоже не в восторге от нее. Возможно, ее гонка окончена (хотя это невозможно знать точно, политика преподносит много сюрпризов).

Кстати, о «Новой надежде». За последние недели в политическое пространство было запущено множество слухов (некоторые из них даже получили метку «мы сообщаем первые») о том, что лидер партии Гидеон Саар ведет переговоры о формировании альтернативного правительства с Нетаниягу.

Но Саар не собирается сидеть под руководством Нетаниягу ни в этом кнессете, ни в следующем правительстве, если оно его создаст. Его лозунг с выборов 2021 года «Кто хочет Нетаниягу, тому не надо голосовать за меня», на выборах 2022 года будет заменен следующим: «Я не буду тем, кто вернет Нетаниягу».

Собственно, почему это изменится? Клиент, о котором идет речь, изменился? Разве он не хочет, чтобы его суд был отменен даже ценой разрушения всей системы? Он изменился? Он стал мыслить интересами государства? Меньше лжет? Разве за последний год он не зафиксировал рекорды подстрекательства, клеветы и объявления охоты на соперников?

Что изменится? Та мерзость, в которую погрузилась политическая система в последние недели, когда кучка парламентской саранчи, не имеющей веса, диктовала темп и характер событий? Орбах останется ни с чем, его размышления о переоценке ценностей закончились фарсом.

Той, кто дала первый сигнал к выборам, Идит Сильман, пообещали броню в «Ликуде». Посмотрим, что с этим обещанием будет перед лицом ожидаемой там бойни на праймериз. Райда Ринауи-Зоаби и Мазен Гнаим исчезнут из нашей жизни: она – в Ноф-ха-Галиль, он – в Сахнине. В добрый путь, скучать не будем.

Относительно «Ликуда»: впервые за три года и четыре избирательные кампании партии придется снова проводить праймериз – как по списку, так и на пост председателя. Юлий Эдельштейн пообещал баллотироваться против Нетаниягу. Шансы у него, мягко говоря, не очень. По системе «Ликуда» около трети членов списка не будут переизбраны. Кроме того, ожидается, что к национальному списку присоединятся новые-старые кандидаты: Дани Данон и Гилад Эрдан, первый бывший посол в ООН, второй еще в должности.

Нетаниягу может попытаться сформировать альтернативное правительство в нынешнем кнессете, но его шансы невелики, пока «Новая надежда» не вступит в игру. Численно он может найти 61 голос – с отделившимися от фракций отдельными депутатами, но так стену не строят, такое правительство может быть только неким промежуточным решением до выборов.

В левоцентристском лагере (или, по его альтернативному названию, «лагере только не Биби») исходная ситуация сложная. МЕРЕЦ после травмы Зоаби трепещет. «Новая надежда» в большинстве опросов получает только четыре мандата. Вероятно, появятся новые игроки, например Гади Айзенкот, один из самых честных, уважаемых и скромных начальников Генштаба ЦАХАЛа.

Он, вероятно, войдет в «Еш атид» как кандидат номер два в премьер-министры. Лапид честно заслужил этот статус в прошлом году, большими уступками, на которые он пошел на пути к формированию правительства.

Йоси Вертер, «ХаАрец», И.Н. Фото: Охад Цвигенберг √