Главный » Общество » Что ждет Израиль в марте 2020?

Что ждет Израиль в марте 2020?

Хаим Левинсон - политический обозреватель "ХаАрец", который ежедневно и ежечасно держит руку на пульсе израильской политики. В интервью профессиональному сайту Союза журналистов он рассказал о своем представлении того, что ожидает Израиль на новых выборах в марте 2020 года: к тому времени безумие не закончится и продолжится еще много недель, а то и месяцев в новых попытках сформировать правительство.

Это был особенно тяжелый год для политкомментаторов. Они работали по 24 часа в сутки семь дней в неделю, в то время как разнообразные политические события создавали все большее напряжение и постоянную гонку наперегонки со временем. Третья избирательная кампания закончится 2 марта после создания коалиционного правительства – если и когда.

«Прошедший год, – говорит Левинсон, – был ужасно трудным и утомительным. Все это было чистым безумием. Следующий год будет не легче. Надо полагать, что, по крайней мере, до мая скорость не уменьшится вследствие политических событий, часть которых сейчас невозможно прогнозировать».

По словам Левинсона, в обычное время политкомментаторы освещают работу кнессета, инициативы депутатов и заседания правительства.

«Верно, что в работе есть свои пики, как, например, кризис в теле-радиовещательной корпорации или политические последствия армейских действий на границе, но обычно я могу себе позволить назначать профессиональные встречи и более-менее знать заранее, когда вернусь домой. Сейчас все превратилось в полный хаос. Я ничего не записываю в рабочий дневник, на протяжении целых дней не назначаю встреч, потому что знаю, как велики шансы, что придется их отменить, потому что ни одного дня не проходит без того, чтобы не заниматься текущими событиями.

Например, через несколько часов должна состояться пресс-конференция Бени Ганца. Я не знаю, идет ли речь о важном событии, где будет сделано драматическое заявление, которое изменит политическую повестку дня, или нет. В любом случае, я должен держать руку на пульсе. Даже если физически меня там не будет, мысленно я там. Личная жизнь? Ее стало мало и она совсем не такая, как я хотел бы. Я не могу заранее планировать семейные события, потому что поди знай, кто и когда позвонит, после чего надо будет немедленно выскочить из дома.

Разве в дигитальную эпоху необходимо личное присутствие на каждом политическом мероприятии?

– В канун первых выборов в апреле я привык ходить на все партийно-политические мероприятия. Ведь лучше один раз увидеть, чтобы понять, куда дует ветер, почувствовать все нюансы и акценты, и в точности описать все происходящее. Во время второй избирательной кампании я уже сократил число таких посещений, когда я сам ходил на то или иное мероприятие. Я решил действовать более эффективно и пытался определить, куда надо обязательно прийти самому и где можно отказаться от физического присутствия.

В канун третьей предвыборной кампании я думаю, что как раз у нас, политкомментаторов, будет больше работы. Во-первых, вся эта кампания будет гораздо короче – 81 день. Во-вторых, по моим ощущениям, будет гораздо больше грубых заявлений – я не люблю пользоваться словом «подстрекательство»: воздух будет наэлектризован эмоциями и пробудится немало страстей. Полемика будет полна насилия и сопровождаться уличными демонстрациями. Иными словами, скорость происходящего – с этого дня и до марта, а по сути дела, в течение следующих месяцев – будет гораздо выше.

Общественность, в самом деле, заинтересована в политической круговерти? Ей еще не надоели партии и их руководители, которые потащили все государство на третьи выборы за год?

– Сначала я тоже думал, что народу надоели эти бесконечные политические схватки, которые помешали созданию стабильного правительства. Но оказалось, что в любом месте, куда не пойти, даже в сауне в кантри-клубе, люди говорят о политике, и не только потому, что узнают меня, как политкомментатора. Поэтому неверно заявлять, что новая избирательная кампания вызывает в народе состояние отчаяния.

Факт, что на вторых выборах в сентябре проголосовало на 2 процента больше избирателей, чем в апреле, и я предполагаю, что на мартовских выборах явка будет еще выше – что-то около 73 процентов.

Это касается всех общественных секторов: среди светских евреев интерес к выборам вырастет и те люди, которые раньше относились к ним равнодушно, придут на избирательные участки – после того, как лидер «Кахоль-лаван» Бени Ганц избавился от горба в лице Яира Лапида. Так что борьба в преддверии этих выборов будет носить более личный характер – Ганц против Нетаниягу.

В ультраортодоксальном секторе, где явка избирателей всегда была высока, будет массовая мобилизация, чтобы помешать созданию светского правительства.

В арабском секторе явка тоже будет высока, потому что руководители «Объединенного списка» говорят об усилении до 15 мандатов. К тому же проблема насилия в арабском обществе крайне беспокоит эту часть населения, которая верит в свои силы и способность повлиять на решение этой проблемы путем увеличения числа своих представителей в кнессете.

Хаим Биор, «Итонут», Р.Р. К.В. Фото: Томер Аппельбаум

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend