Что вскрыла ликвидация трех террористов в Шхеме?

Ликвидация среди бела дня  в центре Шхема трех террористов из «Бригад мучеников Аль-Аксы», военного крыла ФАТХа, нельзя считать «еще одним обычным инцидентом» на территориях. Не потому что эта операция ЯМАМа была проделана «пинцетом», без ущерба для случайных прохожих, а прежде всего из-за личности террористов.


Организация, к которой принадлежали эти трое, «Бригады мучеников Аль-Аксы», приобрела «славу» в годы второй интифады, когда активисты ФАТХ, которые не хотели, чтобы их отождествляли с палестинской администрацией, начали в октябре и ноябре 2000-го года обстрелы израильских целей на дорогах Западного берега.

Тогда боевики «Аль-Аксы» пользовались защитой высокопоставленных руководителей Палестинской администрации и получали поддержку известных активистов «Танзима», таких как Марван Баргути, Хусейн аш-Шейх и другие.

С тех пор прошло более 20 лет. Существенная разница заключается в степени сотрудничества палестинской администрации с террористами. Хотя ПА по-прежнему выплачивает зарплату террористам, заключенным в тюрьму в Израиле, нет никаких сомнений в том, что за последнее десятилетие она сделала немало, чтобы помешать совершению терактов.

Силы безопасности ПА арестовывали боевиков ХАМАСа и «Исламского джихада», а иногда и ФАТХа, и конфисковывали оружие, чтобы предотвратить нападения на израильские цели. «Бригады мучеников Аль-Аксы» фактически прекратили свое существование. И вот вчерашнее событие возвращает организацию в центр сцены и — главным образом — представляет власти ПА в их наготе и, может быть, правильнее сказать — в их слабости.

За последние два года палестинская администрация и ее аппарат безопасности страдают от значительного снижения способности функционировать и общественного статуса. Доказательство этому можно найти не только в деятельности террористической ячейки, состоящей из боевиков ФАТХа, но и в том, что происходит в последние дни в Хевроне, когда два вооруженных клана ведут ожесточенные перестрелки с жертвами, а ПА даже не пытается вмешаться.

Число вооруженных боевиков на Западном берегу растет, а руки палестинских спецслужб слишком коротки. Снижение потенциала палестинских сил безопасности обусловлено, среди прочего, постоянной эрозией статуса палестинской администрации среди населения Западного берега. Абсолютное большинство относится к ПА и особенно к ее лидерам с полнейшим презрением и недоверием и постоянно косится на Газу и ХАМАС, полагая, возможно, что оттуда «придет спасение». Между тем ПА, и особенно ее глава Абу-Мазен, продолжают совершать всевозможные ошибки, которые еще больше ослабляют статус ПА и степень доверия к ней со стороны общества.

В последние дни Абу-Мазен созвал Центральный совет ООП для назначения новых членов в Исполнительный комитет организации и, главное, для укрепления его статуса. Значительное продвижение получил министр по гражданским делам ПА Хусейн аш-Шейх. Да, тот самый Аш-Шейх, который раньше был вдохновителем отрядов «Бригад мучеников аль-Аксы».

Аш-Шейх был повышен до статуса ответственного за переговоры с Израилем (при том, что никаких переговоров не ведется) и получил статус члена Исполнительного комитета ООП, возможно, в преддверии «коронации» в качестве возможного преемника. Трудно представить себе менее достойного кандидата, чем этот человек.

Абу-Мазен, что удивительно, выбрал человека, у которого репутация особо коррумпированного деятеля среди руководства ФАТХа (а конкуренция там за такое звание жесткая), причем не только из-за финансовых дел, но и из-за сексуальных домогательств.

Похоже, Абу-Мазену удалось выбрать наименее достойного кандидата, и именно его он сейчас отмечает как потенциального преемника. Этот шаг лишь иллюстрирует масштабы раскола и недоверия палестинцев в целом, и даже активистов ФАТХа, к давнему и запятнанному руководству движения, возглавляемого Абу-Мазеном.

И, как всегда в палестинской политике, никто не должен удивляться, если ценой этого кризиса доверия станет новый обстрел израильских целей.

Ави Иссахаров, Walla, И.Н. На снимке: похороны убитых в Шхеме террористов. AP Photo/Majdi Mohammed