Что важнее для Трампа — «сделка века» или удар по Ирану?

Отношения Трампа и Нетаниягу крепки как никогда, их усилила поддержка Трампа в переизбрании Нетаниягу на выборах в Израиле. Но и этот альянс, и отношения Трампа с арабскими союзниками очень скоро подвергнутся серьезным испытаниям.

Активная поддержка президентом Дональдом Трампом премьер-министра Биньямина Нетаниягу в его предвыборной кампании подчеркнула тесный союз между двумя лидерами. По многим вопросам у них схожие взгляды, особенно в определении национальных интересов своих стран, они тесно координировали свои действия, и их политические успехи также связаны друг с другом.

Коалиционные переговоры только начинаются, но уже ясно, что Нетаниягу продолжит исполнять свои обязанности, что, вероятно, обеспечит продолжение гармоничной координации действий между правительствами Израиля и США. Тем не менее, некоторые сложные решения все еще ждут обоих лидеров. Как бы ни были близки американская администрация и израильское правительство, их интересы не всегда могут совпадать, о чем свидетельствует неожиданное объявление Трампа о выводе американских войск из Сирии в конце прошлого года.

По трем основным вопросам ожидаются решения, которые станут настоящим испытанием для тесных союзнических отношений между двумя странами.

Во-первых, администрация США должна решить, когда и как представить свою «сделку века» по мирному урегулированию арабо-израильского конфликта. Как окончательно утвердить содержание «сделки». Все сроки уже прошли. После первоначальных заявлений, что «сделка века» будет представлена после выборов в Израиле, теперь администрация США дает понять, что с большей вероятностью придется еще подождать, пока не будет сформирована израильская коалиция и не пройдут праздники Песах и Рамадан. Это значит, что мирный план будет обнародован не раньше июня.

В то же время содержание этого плана все более проясняется. В серии недавних заявлений госсекретарь Майк Помпео сообщил некоторые факты о том, что лежит в основе все еще секретного плана администрации.

Он четко дал понять, что план не будет основан на формуле «двух государств для двух народов», он может включать шаги Израиля по аннексии еврейских поселений в Иудее и Самарии, и стремиться в первую очередь к повышению благосостояния палестинцев — на деньги богатых арабских стран Персидского залива — для компенсации их политических стремлений к государственности.

Но «сделка века» оставляет еще множество вопросов для обоих правительств. Такой план, скорее всего, будет отвергнут палестинцами (честно говоря, они отвергнут практически любой план Трампа), арабскими государствами (которые продолжают поддерживать идею двух государств), Европой и Россией, а также будущим кандидатом в президенты США от Демократической партии. Демократы, скорее всего, сразу дадут понять, что не будут чувствовать себя связанными таким предложением, они планируют вернуться к традиционной позиции США в поддержку формулы «двух государств для двух народов» после победы на выборах в 2021 году.

Так может ли такой план быть жизнеспособным и выполнимым? И если он потерпит неудачу, может ли Израиль в такой обстановке предпринять односторонние шаги по аннексии территорий, не пострадав от серьезных последствий?

Во-вторых, одно из возможных последствий будет связано с отношениями США и Израиля с арабскими государствами. Саудовская Аравия, ОАЭ и другие лидеры стран Персидского залива дали понять, что высоко ценят решительную позицию Трампа против Ирана. Они также тесно связаны с Израилем в этом вопросе, поэтому допустили даже целый ряд жестов по нормализации отношений, но подчеркнули важность решения палестинского вопроса.

Но их еще не попросили оказать поддержку плану США, который похоронит любые надежды палестинцев на свою государственность, и даже профинансировать его. Их еще не просили взглянуть по-другому на явные действия Израиля при поддержке США по аннексии Иудеи и Самарии. Их еще не просили принять позицию США и Израиля, которая может привести к дестабилизации в Иордании и Египте, их основных союзниках из числа арабских стран.

Признаки этого напряжения растут. Король Иордании Абдалла недавно пожаловался конгрессменам, что пребывает в полном неведении относительно политических элементов плана Трампа, но обеспокоен тем, что приближается срок его публикации. Президент Египта Абдель-Фатах ас-Сиси в продолжение теплой встречи с Трампом в Овальном кабинете Белого дома на прошлой неделе объявил, что Египет не будет участвовать в американском плане создания объединенных арабских военных сил для противодействия Ирану, в так называемом «арабском НАТО».

Таким образом, поднимаемый здесь вопрос заключается в следующем: выдержат ли потеплевшие отношения Израиля с арабскими государствами, как и партнерские отношения США с этими арабскими государствами, публикацию плана Трампа, который стремится уничтожить все возможности для создания палестинского государства? Являются ли достижения в отношениях с арабскими странами действительно необратимыми, или мы можем их потерять?

В-третьих, каким будет отношение к Ирану. Администрация должна принять критические решения, так как время первого президентского срока Трампа движется к концу. Предпримут ли США более решительные действия, чтобы остановить иранскую ядерную программу?

Те шаги, которые были предприняты на данный момент — выход из иранской «ядерной сделки» и ужесточение санкций — завоевали поддержку Израиля и арабских стран Персидского залива, а также нанесли значительный экономический урон Ирану. Но Иран остался в «ядерной сделке», и, похоже, пытается дотянуть до ухода Трампа.

Пройдет немногим более полутора лет, и Трампу, возможно, придется уйти. Через год он будет по уши вовлечен в предвыборную кампанию, чтобы остаться на второй срок. По крайней мере, некоторые из его советников будут утверждать, что он должен сделать нечто большее. На этой неделе администрация выдвинула аргумент, что разрешение на использование военной силы (AUMF), принятое конгрессом в 2001 году после атак 11 сентября, может применяться к ударам по Ирану сегодня, почти два десятилетия спустя.

Поскольку некоторые кандидаты в президенты от Демократической партии выражают поддержку возвращению США в иранскую «ядерную сделку», то союзники Трампа на Ближнем Востоке могут рассчитывать на более решительные действия в отношении ядерной программы Ирана в течение первого президентского срока Трампа.

Возможно, совпадение интересов не дойдет до такой степени, что США начнут войну. Трамп может предложить ближневосточным партнерам самостоятельно разобраться с Ираном и его ядерной программой. Готов ли Трамп, который проводил яростную кампанию против войны в Ираке и поспешил вывести войска из Сирии, начать новую войну в регионе, к тому же перед тем, как снова обратиться к своим избирателям за доверием? Если нет, то Израиль и его арабские партнеры должны будут принять собственное решение, после того как США дадут им «зеленый свет».

Нетаниягу или какой-либо арабский лидер никогда не сталкивались с таким решением, но пришло время серьезно задуматься о том, какой будет их реакция.

Дэниель Б. Шапиро, бывший посол США в Израиле, «ХаАрец» Ц.З. К.В.
На снимке: Трамп и Нетаниягу. Фото: Амос Бен-Гершом, GPO

 

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend