Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Turkish Presidency via AP, Pool
    Turkish Presidency via AP, Pool

    Что стоит за сближением Турции и Египта?

    Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил на днях, что с возобновлением отношений между Египтом и Турцией на более высоком уровне «нет проблем». Это самый недавний из целого ряда дипломатических сигналов, которые страны посылали друг другу и которые указывают на «размораживание» отношений между ними.  


    Этот сдвиг произошел после семи лет напряженности, которая началась из-за поддержки Турцией бывшего президента Египта Мохаммеда Мурси, избранного в 2012 году и связанного с «Братьями-мусульманами». Мурси был свергнут в 2013 году после массовых протестов в ходе военного переворота, в результате чего Абдель Фаттах ас-Сиси стал президентом в 2014 году.

    Сближение между двумя странами может иметь серьезные последствия для региона, в котором политические, дипломатические и экономические связи переплетены и запутаны

    Новая реальность 


    Тщательно разработанные сообщения между двумя странами отвечают не только их общим интересам, но и меняющейся международной и региональной динамике. Победа Джо Байдена на президентских выборах в США подтолкнула многие страны региона, включая Египет и Турцию, пересмотреть свою политику, чтобы приспособиться к новой реальности.

    На региональном уровне Египет, вероятно, был недоволен результатами недавнего заседания саммита Совета сотрудничества стран Персидского залива, где его предполагаемые союзники, Саудовская Аравия и ОАЭ, объявили об окончании бойкота Катара, не принимая во внимание интересы Каира и не координируя с ним свои действия.

    Примирение стран Персидского залива позволяет Турции укрепить свои отношения с Катаром, Кувейтом и Оманом и при этом деэскалировать конфликт с Саудовской Аравией, отношения с которой становились все хуже, особенно после убийства журналиста Джамаля Хашогги в консульстве королевства в Стамбуле. ОАЭ тоже выразили желание нормализовать и развивать отношения с Турцией.

    Параллельно с этим Греция и Турция провели свои первые официальные прямые переговоры за пять лет противостояния в Восточном Средиземноморье.

    Каир, должно быть, рассчитал, что не в его интересах будет оставаться противником Турции, в то время как его партнеры в Персидском заливе и Восточном Средиземноморье – ОАЭ, Саудовская Аравия, Греция, Израиль и даже Франция – предпринимают шаги для деэскалации с Анкарой. 

    Эрдоган ищет поддержки Египта в споре с Грецией


    Краткосрочный приоритет Эрдогана – привлечь Египет на свою сторону в продолжающемся споре с Грецией по поводу демаркации морских границ в восточном Средиземноморье, включая суверенитет над ценными запасами газа, хотя пока нет никаких признаков того, что это произойдет.

    Вопреки мнению многих высокопоставленных лиц в Египте, которые призывали заключить морскую сделку с Турцией, а не с Грецией, Египет заключил договор с Афинами. Это было сделано из политических соображений на фоне налаживающихся связей между Израилем и ОАЭ, которые нанесли ущерб политическим, экономическим  и стратегическим интересам Египта. Тем не менее, Каир оставляет открытой возможность сотрудничества с Анкарой в Средиземноморье, и даже в договоре с Грецией, как отмечает издание Middle East Eye, учтены оговорки Турции относительно морских границ островов. 

    Между тем, Фехим Тастекин пишет в «Аль-Монитор», что договоренности между Египтом, Грецией и Кипром отчасти противоречат аналогичным договоренностям между Турцией и Ливией, оставляя не слишком много пространства для потенциальной сделки между Египтом и Турцией. 


    «Намерение Каира сохранить морское соглашение, заключенное с Грецией и Кипром, ограничивает зону, которую он может обсуждать с Турцией, – пишет он.  – Это, в свою очередь, означает, что цель Турции объединиться с Египтом для противодействия территориальным претензиям Кипра и Греции пойдет насмарку, поскольку морская сделка, заключенная Анкарой с правительством Триполи, дублируется сделками, достигнутыми Египтом с Кипром и Грецией».

    Возможности в Ливии?

    По ту сторону Средиземного моря потепление отношений между Египтом и Турцией может принести дивиденды Ливии. В гражданской войне страны поддерживали противоборствующие стороны: Египет выступал за командующего ливийской национальной армией Халифа Хафтара, а Турция отправила джихадистов из Сирии воевать за ливийское правительство. Тем не менее, с конца прошлого года большинство внешних сторон поддержали прекращение огня, что позволило политическому процессу закрепиться и начать набирать обороты. 

    Перед новым ливийским правительством стоит трудная задача: заново создать государственные институты, разрушенные почти за десятилетие гражданской войны, а также провести выборы в декабре. Все это будет невозможно, если внешние силы, поддерживавшие враждующие стороны, снова разожгут военный конфликт. Несмотря на призывы международного сообщества, Турция не торопится выводить боевиков и наемников из Ливии. 

    Каир недавно внес изменения в свою политику в отношении Ливии, которая приблизила его к Анкаре. Египет отправил высокопоставленную дипломатическую делегацию и сотрудников службы безопасности в Триполи и объявил о планах открыть посольство в Ливии впервые с 2014 года.

    Но не все так просто

    Несмотря на то, что две страны, кажется, посылают друг другу позитивные дипломатические сигналы, до восстановления отношений Турции и Египту предстоит пройти долгий путь, тем более что другие региональные игроки предпочитают не допустить такого сближения. Есть и другие препятствия: противостояние стран в Ливии, где все еще остаются связанные с Турцией наемники, поддержка Анкарой «Братьев-мусульман», которую Египет считает террористической организацией и жесткая риторика Эрдогана против ас-Сиси по-прежнему остаются основными препятствиями на пути улучшения отношений.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Turkish Presidency via AP, Pool

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend