Monday 23.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Iranian Army via AP
    Фото: Iranian Army via AP

    Что произойдет, если Израиль атакует Иран?

    По мере того как перспективы возобновления ядерной сделки с Ираном исчезают, по крайней мере на данный момент, международные и израильские СМИ изобилуют сообщениями о неспособности Израиля уничтожить иранскую ядерную программу и о якобы отсутствии военного варианта. Свое мнение высказывали различные эксперты, включая бывших и действующих израильских чиновников.


    Формулируя вопрос как способность или неспособность довести до «нокаута», который положит конец ядерной программе Ирана, эти сообщения упускают суть. Вероятно, цель Израиля не в этом.

    Примерно до 2010 года, а возможно, и раньше это еще было возможно, но теперь Иран обладает необходимыми знаниями для восстановления программы после атаки, и даже США уже не могут просто положить конец этой программе военными средствами. Успешная атака сегодня может претендовать максимум на достижение значительной задержки, и даже это, вероятно, под силу только США.

    Учитывая свои более скромные возможности, Израиль всегда направлял стратегию национальной безопасности на сочетание сдерживания и ограниченных военных побед, призванных играть на время в надежде на то, что проблема каким-то образом разрешится в будущем. Эта стратегия оказалась успешной в обычных войнах с арабскими государствами в первые десятилетия и до сих пор подвергается испытанию в повторяющихся раундах асимметричной войны с «Хизбаллой» и ХАМАСом.


    Вместо существенной отсрочки ядерной программы Ирана израильская атака, скорее всего, будет иметь более ограниченные задачи. Ее целью будет не втягивание США в военный конфликт, как предполагают некоторые, а получение дополнительного времени и создание ситуации, в которой международное сообщество во главе с США будет вынуждено принять решительные дипломатические и экономические меры, особенно учитывая возможность дальнейших действий Израиля. Для этого ограниченные возможности Израиля более чем достаточны.

    В сообщениях западных СМИ обычно делается вывод, практически не имеющий аналитического обоснования, что израильская атака приведет к региональному пожару. Это, конечно, возможность, которую планировщики должны принимать во внимание, но это также классический случай, когда худший из возможных сценариев изображается как наиболее вероятный.

    Большинство западных журналистов сегодня не знакомы с военным мышлением и отшатываются от него инстинктивно, не имея опыта, необходимого для анализа последствий применения силы в той или иной ситуации. Это не означает, что военные действия являются предпочтительным вариантом, но подобный анализ должен основываться на знаниях в военной области и глубоком знакомстве с конкретной страной и ситуацией.

    На практике десятилетия опыта общения с Ираном говорят о том, что его ответ, вероятно, будет гораздо более узконаправленным, чем предполагается в этих отчетах. Конечно, Ирану придется отреагировать, но есть все основания полагать, что ответ будет направлен в первую очередь против Израиля через массированную атаку «Хизбаллы».


    Именно для этого сценария Иран создал огромный арсенал «Хизбаллы», состоящий из 150 тысяч ракет, многочисленных беспилотников и других современных средств. Израильский тыл столкнется с такими разрушениями, с какими не сталкивался прежде, и Израиль может даже оказаться в войне на несколько фронтов, не только против «Хизбаллы», но и против самого Ирана, а также связанных с Ираном сил в Сирии, Ираке и Йемене, с ХАМАСом и др.

    Нельзя отрицать, что Иран также может начать ограниченные атаки против американских союзников в регионе (например, саудовцев) и даже против некоторых связанных с США объектов, будь то американские силы в регионе, или американское посольство, или McDonald's где-то в мире – хотя бы для того чтобы не «потерять лицо». Иран тоже должен поддерживать свою самооценку и успокаивать общественное мнение внутри страны.

    Те, кто полностью отвергает любой риск возмездия, действительно должны выступать против военных действий. Им также следует приготовиться к жизни в мире, в котором Иран и другие государства-изгои, по сути, могут свободно приобретать ядерное оружие.


    Однако есть мало оснований полагать, что ситуация выйдет за рамки этой ограниченной эскалации. В ситуации, когда Иран уже втянут в почти тотальный конфликт с Израилем и когда последний, вероятно, нанесет удар по режиму и другим стратегическим объектам в самом Иране, логика и опыт убедительно показывают, что Иран захочет поставить точку.

    Действительно, настоящая военная конфронтация с США – это последнее, чего хотел бы Иран. У Ирана могут быть убийственные, но не самоубийственные планы, и он прекрасно понимает истинный баланс сил.

    Конфликт, ограниченный в основном Израилем, гораздо больше соответствует размерам, возможностям и в целом осторожному нраву Ирана. Он также лучше сыграет как дома, для иранской внутренней аудитории, так и за рубежом, тем более что Иран будет утверждать, что проводит то, что многие сочтут оправданным ответом на израильскую «агрессию».

    Семь израильских премьеров (Рабин, Перес, Барак, Шарон, Ольмерт, Нетаниягу и Беннет) мечтали о том, что американцы нанесут военный удар, который положит конец ядерной программе Ирана. Пять американских президентов (Клинтон, Буш, Обама, Трамп и Байден), как демократы, так и республиканцы, воздерживались от этого. Любая реалистичная оценка сегодня должна прийти к выводу, что ситуация может измениться только в чрезвычайных и крайне маловероятных обстоятельствах.

    В действительности, только дипломатическое соглашение, даже несовершенное, дает возможность надолго отложить ядерную программу Ирана.

    Если и когда наступит момент истины, когда все другие варианты будут исчерпаны, Израиль, скорее всего, окажется один на один с Ираном. Мы уже были в такой ситуации раньше: столкновение с иракской и сирийской ядерными программами среди прочих критических случаев.

    В этот момент у Израиля не останется другого выбора, кроме как нанести удар, и пусть осколки падают, куда попало. Именно к этому ЦАХАЛ готовится сегодня. Как бы ни был плох этот вариант, но позволить Ирану стать ядерной державой будет невыносимо.

    Чак Фрейлих, «ХаАрец», М.Р.

    Чак Фрейлих – бывший заместитель советника по национальной безопасности Израиля, преподает политологию в Колумбийском и Тель-Авивском университетах.

    На фото: учения иранской армии. Фото: Iranian Army via AP √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend