Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Что принесет Израилю очередная война в Ливане?

    Напряженность между Израилем и «Хизбаллой» усилилась в последние дни – и именно в то время, когда Ливан как государство де-факто не функционирует. В Израиле есть желающие призвать к ответственности ливанское правительство. Но это – бессмысленное занятие, ибо в Ливане сегодня не с кем разговаривать. Если начнется военное противостояние, то воевать придется с «Хизбаллой», а не с правительством Ливана.


    В этой стране функционируют только две организации, обладающие властными полномочиями – «Хизбалла» и ливанская армия. Израиль не заинтересован в переговорах с «Хизбаллой», чтобы не придавать ей легитимность. А ливанская армия не обладает реальной силой. К тому же часть ее подразделений сотрудничает с «Хизбаллой» и не в силах установить порядок на границе с Израилем. У этой армии нет ни средств, ни желания брать на себя ответственность за Южный Ливан.

    Таким образом, Израиль оказывается в своеобразной ловушке. Иерусалим заинтересован в том, чтобы в Ливане была власть, поддерживающая спокойствие на границе – но в то же время в столице Израиля не готовы признать, что сегодня только «Хизбалла» может это спокойствие обеспечить.

    Проблема в том, что у Израиля нет внешнеполитической стратегии в отношении Ливана, как и Ирана. В канцелярии премьер-министра не в состоянии сформулировать по отношению к ним ни целей, ни способов их достижения. Причем это верно не только в отношении Нафтали Беннета, но было характерно и для периода правления Биньямина Нетаниягу.


    В этих условиях в Израиле делают лишь то, что могут – бьют в барабан войны. Очередное обострение наступило после инаугурации нового президента Ирана и угроз министра обороны Бени Ганца в адрес Ирана. Эти угрозы привели к нескольким дням перестрелок между Израилем и Ливаном, которые могут перерасти в более масштабные военные действия. И в Израиле уже раздаются голоса, призывающие к этой войне.

    Но что получит от нее Израиль? Пытаясь ответить на этот вопрос, Ами Рохкас-Домбе на сайте IsraelDefense изучает несколько возможных сценариев развития событий.

     Ликвидация «Хизбаллы» и уход из Ливана

    Один из теоретических вариантов – ликвидация «Хизбаллы». Эта организация, по мнению Израиля, является щупальцем Ирана и одной из главных угроз нашей стране в последние годы. Ее уничтожение привело бы к падению северного фронта, подконтрольного Ирану, хотя бы временному.

    Согласно этой теории, устранение «Хизбаллы» позволит возродиться другим внутриливанским политическим силам: ее место займет умеренная христианская или суннитская организация, которая принесет мир на ливанскую границу. Она будет инвестировать в развитие инфраструктуры, экономики и в человеческий капитал, как в «нормальной» стране.

    Но это все – радужные мечты: изучение аналогичных процессов последних лет в Ираке, Сирии и Афганистане показывает, что с гораздо большей вероятностью случится обратное. Свержение такой мощной организации, как «Хизбалла», лишь ухудшит ситуацию. Кроме того, в недавнем прошлом Израиль уже пытался вмешиваться во внутреннюю политику Ливана и каждый раз терпел неудачу.


    Оккупация Ливана и военное правление в Бейруте

    Но предположим, что Израиль будет вести войну с целью ликвидации «Хизбаллы» вплоть до захвата всего Южного Ливана и установления своей военной администрации в Бейруте. Тогда мы станем управлять южным и центральным Ливаном в интересах его жителей и устраним военную угрозу своему Северу на нескольких лет. Тем более, что у Израиля есть опыт управления посредством военных администраций – такая по сей день работает в Иудее и Самарии…

    В отличие от предыдущей альтернативы, здесь Израиль возьмет ливанскую политику в свои руки. Рассмотрим самый оптимистичный сценарий: предположим, что Израиль получит международную поддержку и необходимые средства для такого шага. Тогда нам придется управлять жизнью еще трех миллионов человек, взяв на себя ответственность за экономическое и социальное восстановление Ливана.


    Но даже если предположить, что все это может быть реализовано – внутренние проблемы их страны никуда не денутся! Соединенные Штаты пытались реализовать подобный сценарий в Афганистане и Ираке в течение 20 лет – и потерпели неудачу. Очень скоро в Ливане начнется борьба с иностранной оккупацией, и Израиль снова окажется в ловушке. Нам снова придется покинуть Ливан, в котором наступит хаос и возникнет организованное сопротивление Израилю. Мы вернемся к исходной точке.

    Еще одна война в Ливане

    Третий вариант: еще одна война в Ливане, которая не приведет к окончательной ликвидации «Хизбаллы», но нанесет этой террористической организации большой ущерб – по сценарию 2006 года. Однако тогда и ущерб, нанесенный экономике северных и центральных районов Израиля, будет большим. И человеческие потери тоже окажутся велики.

    Оправдывает такую войну то, что спокойствие на нашей северной границе, поддерживаемое с 2006 года, закончилось, и теперь необходим «предупредительный выстрел», чтобы вернуть Израилю силу сдерживания. Выигрышем в такой войне станут еще несколько лет затишья на северной границе. Но она не решит внутриполитических проблем Ливана, которые вернутся раньше или позже. «Хизбалла», возможно, выйдет ослабленной из этого конфликта, но все равно останется основной силой в Ливане.

    Граждане Ливана, которые и так страдают от экономического кризиса, дефицита топлива и перебоев в электроснабжении, обвинят Израиль в нанесении ущерба их инфраструктуре и экономике. Для мирных ливанцев новая война Израиля против «Хизбаллы» ничего не изменит. Страна останется такой же, только прибавится жертв и разрушений. Подобный сценарий лишь придаст легитимность тем, кто будет сражаться с Израилем.

    Невоенная альтернатива

    Альтернативы, представленные выше, не учитывают стоимость конфликта для Израиля: гибель людей, финансовые затраты, ущерб международным отношениям. Потому сомнительно, что военная опция способна принести нам выгоду, если подсчитать полную цену, которую за нее придется платить.

    Анализ международной обстановки показывает, что война с Ливаном не получит поддержки Запада. США сейчас, вместе с ведущими державами Европы, пытаются заключить соглашение с Ираном и не заинтересованы в дополнительном обострении обстановки в регионе. И в свете гуманитарной катастрофы в Ливане новая война, которая принесет еще больше страданий его жителям, вряд ли получит международную поддержку.

    После взрыва в порту Бейрута Франция пытается помочь в реконструкции Ливана, оказывая ему финансовую помощь – около 100 миллионов долларов. Недаром министр обороны Бени Ганц недавно летал в Париж, пытался скоординировать позиции с президентом Макроном.  Но Париж, скорее всего, использует свое влияние для предотвращения войны, которая усугубила бы разруху. ООН также не поддержит войну, если поводом к ней послужат «лишь» несколько ракет, выпущенных по Израилю, которые к тому же не причинили серьезных повреждений и никого не убили.

    Требуется: построить внешнюю политику в отношении Ирана и Ливана

    Последний конфликт между Израилем и Ливаном обнажает горькую правду, состоящую в том, что у наших властей нет четкой внешней политики в отношении Ливана и Ирана. Иерусалим увязывает две эти страны почти в каждом официальном заявлении. Но политика должна состоять из ответов на нескольких основных вопросов:

    • Чего именно Израиль хочет в отношении Ливана?
    • Как этого добиться?
    • Какие ресурсы (экономические, военные, разведывательные, дипломатические) необходимо вложить в достижение этих целей?
    • Каковы риски и преимущества каждого сценария?

    Когда министр обороны Израиля угрожает Ирану, можно предположить, что реакция последует из Ливана. Это известный и просчитанный риск. Но какова цель угроз? Ведь, в конце концов, угроза – это часть внешней политики. Это инструмент дипломатии, направленный на достижение определенных целей. А если нет цели, значит, этот инструмент используется зря.

    Использование ЦАХАЛа для ответного удара – тоже инструмент дипломатии. Стратегия «око за око», по умолчанию используемая Иерусалимом в любом военном конфликте с целью контролировать его интенсивность. Это не внешняя политика, а стратегия, направленная на то, чтобы избежать конфликта или, напротив, его инициировать. Но сама по себе такая стратегия не отвечает на вопрос, зачем нужна конфронтация. На него ответить может только четко определенная внешнеполитическая линия.

    Израиль не оказывает прямого влияния на политику Ливана из-за отсутствия дипломатических отношений. Следовательно, нам нужны доверенные лица и государства-посредники. Для Израиля в этой роли могут выступать Соединенные Штаты, Франция, Саудовская Аравия или Объединенные Арабские Эмираты. Израиль также может контактировать с Ливаном через государства, которые ведут переговоры с Ираном по ядерному соглашению.

    В итоге все сводится к вопросу: чего хочет достичь Израиль? Тишины на северной границе? Разоружения «Хизбаллы»? Создания в Ливане конкурирующей с «Хизбаллой» политической силы? Без ответа на вопрос о том, каковы цели Израиля в отношении Ливана, и без внятной внешней политики, направленной на их достижение, нет никаких оправданий военной операции против этой страны.

    Ами Рохкас-Домбе, IsraelDefense, В.П. Фото: AP Photo/Ariel Schalit˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend