Пятница 04.12.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo
    AP Photo

    Что потеряет Израиль на вмешательстве Турции в газовую войну

    На фоне обоснованного ликования СМИ по поводу нормализации отношений с ОАЭ они почти проигнорировали визит в Израиль министра иностранных дел Греции Никоса Дендиаса. Его освещали только с точки того, что Греция разрешила горстке израильских туристов въехать в страну. На самом деле, целью визита было нечто другое, ибо на повестке стоит растущая опасность, которую Турция представляет для разработки ресурсов природного газа Восточного Средиземноморья.

    Эта проблема существует почти десять лет с того момента, когда Турция впервые оспорила право Республики Кипр (ее греческой части) на разведку нефти и газа в том районе, который признан в мире ее исключительной экономической зоной (ИЭЗ). Отправка турецкого бурового корабля с военно-морским сопровождением в ИЭЗ Кипра заложила основу для двойной стратегии Турции — «дипломатии канонерок» и морских притязаний, которая в последние месяцы становится все более агрессивной.

    Хотя Турция никогда не ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву, Анкара в одностороннем порядке заявила, что ИЭЗ Кипра и Греции ограничены всего 12 морскими милями, в то время как она может претендовать на ИЭЗ в 200 миль на всем расстоянии до района к югу от Кипра.

    В ноябре прошлого года Турция зашла еще дальше, заключив соглашение с ливийским правительством, по которому морские ИЭЗ двух стран фактически соприкасаются друг с другом. По сути, Ливия и Турция построили стену из своих зон через все Средиземное море. Хотя юридически это ничего не значит, поскольку все претензии Анкары отвергаются всеми, в том числе и Евросоюзом.

    Тем не менее, Турция неоднократно отправляла свои буровые суда в воды, на которые претендуют Кипр и Греция, в сопровождении военных кораблей. По крайней мере один раз она использовала свой военно-морской флот для преследования корабля итальянской компанией Eni, бурившей у берегов Кипра.

    У Израиля нет прямого конфликта с Турцией в Средиземном море, связанного с исключительными экономическими зонами, но есть косвенное противостояние. Для развития своего газового сектора Израилю нужны экспортные рынки, и для этого необходимо сотрудничество с соседями, в основном с Кипром и Египтом, для совместной постройки трубопровода в Европу.

    Эрдоган воздвигает на этом пути барьер. Кипр не сможет продолжить разработку своего газа, если турецкие военные корабли будут преследовать буровые суда, а трубопровод никогда не будет построен, если две враждебные страны (Турция и Ливия) разрежут Средиземное море пополам своим соглашением об ИЭЗ. Греция тоже не сможет разрабатывать газ, именно поэтому Дендиас и был в Израиле на прошлой неделе.

    Турецкая геологоразведка — такая же фальшивка, как и ее ИЭЗ. Turkish Petroleum, государственная нефтегазовая компания, выполняющая буровые работы, не имеет опыта для анализа сейсмографических данных. Некоторые эксперты утверждают, что турки вообще занимаются разведочным бурением лишь для видимости. Их главная цель — создать проблемы другим и заставить остальную часть Восточного Средиземноморья подчиниться амбициям Турции в области энергетики.

    Эрдоган рассматривает Турцию как региональную сверхдержаву. Он не хочет присоединяться к Восточно-Средиземноморскому газовому форуму в качестве равноправного члена, а хочет диктовать свои условия другим.

    И хотя Турция, возможно, не совсем такая великая держава, о которой мечтает Эрдоган, к сожалению, у нее есть рычаги воздействия. Она контролирует транзитные пути для природного газа, идущего из Восточного Средиземноморья в Европу. Это могло бы дать Эрдогану хорошие козыри на переговорах, если бы он верил в дипломатию. Но, обладая второй по численности армией в НАТО, турецкий президент больше верит в грубую силу. Кроме того, он шантажирует Европу, угрожая ей пропуском беженцев через свою границу.

    Хотя Франция демонстрирует свою военную мощь в регионе, никто не верит, что Франция или другие страны ЕС готовы сразиться с Турцией. Эрдоган, вероятно, тоже не готов рисковать военной конфронтацией, но его гипернационализм довольно популярен дома, и у него нет причин отступать.

    На бумаге греческий министр получил от Израиля решительное заявление о поддержке своих требований. Эрдогану удалось объединить против себя такие разные страны, как Египет, Израиль, Кипр, Грецию, а также весь ЕС. Это — мощная комбинация, но пока никто не готов использовать ее в полную силу, даже когда Турция становится более агрессивной.

    Все это означает тупик для газового проекта Восточного Средиземноморья, который только выгоден Эрдогану.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец». В.П.
    На фото: корабль ВМС Турции охраняет турецкое буровое судно «Фатих» в Средиземном море в районе Кипра.  AP Photo˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend