Что остановит Путина?

Опасность вторжения России в Украину становится все более реальной – по крайней мере, об этом говорят американские чиновники и президент Джо Байден. Пока все больше стран рекомендуют своим гражданам покинуть Украину и переводят дипломатический сотрудников подальше от границ, из Киева – во Львов, участники переговорного процесса бросают все силы на то, чтобы остановить конфликт до того, как он перейдет в горячую фазу. 


Западные страны при этом придерживаются различных, хотя и скоординированных между собой, стратегий.  Какая из них окажется эффективной?

Челночная дипломатия европейцев

Европейские державы прибегли к забытому за время пандемии приему челночной дипломатии. Президент Франции Эммануэль Макрон посетил Москву, Киев и Берлин. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон встретился с главой НАТО в Брюсселе, а затем посетил британские войска, дислоцированные в Польше. Новый канцлер Германии Олаф Шольц совершил свою первую поездку в Вашингтон и планирует посетить Киев и Москву.

Макрон, Джонсон и Шольц пытаются остановить надвигающуюся наземную войну на европейском континенте, но каждый из них стремится также проявить себя на мировой арене и послать конкретные сигналы своим внутренним избирателям. 

Когда Россия в последний раз вторглась в Украину в 2014 году, именно канцлер Германии Ангела Меркель, имеющая более чем десятилетний опыт общения с Владимиром Путиным, взяла на себя инициативу по организации европейского ответа в виде санкций. Сейчас, когда Европа столкнулась с первым после ухода Меркель кризисом безопасности, отсутствие ее влияния становится ощутимым.

Олафу Шольцу непросто приходится на ее фоне. Должность канцлера самой густонаселенной страны и крупнейшей экономики Европейского Союза автоматически наделяет его влиянием, но попытки балансировать между приверженностью союзникам и интересами собственной страны принесли ему репутацию «ненадежного партнера» в Вашингтоне, как сообщила посол Германии в США, согласно недавнему сливу в СМИ. 

Президент Франции Эммануэль Макрон большую часть своей карьеры провел в тени Меркель, и теперь, после ее ухода, хочет зарекомендовать себя как предводителя европейской дипломатии. Он настаивает на урегулировании в рамках так называемых переговоров «Нормандского формата» с участием Франции, Германии, Украины и России. В дополнение к пяти с половиной часовой встрече с Путиным в Москве, он неоднократно разговаривал с российским лидером по телефону в последние дни.

Французские чиновники гордятся тем, что Путин сказал однажды, что Макрон – «единственный, с кем он может вести такие глубокие дискуссии». Но, как отмечает «Вашингтон пост», «Кремль также дал понять после встречи Макрона и Путина, что США являются главным партнером России по диалогу в области европейской безопасности».

Выход Великобритании из Европейского Союза усложнил для нее возможность претендовать на звание лидера Европы. Но это не помешало Джонсону похвастаться тем, что он и его правительство «объединяют Запад» по украинскому вопросу. Для правительства Джонсона этот кризис предоставляет возможность доказать, что Великобритания после брекзита по-прежнему является силой, с которой нужно считаться на мировой арене.

Однако его посвятить себя украинскому кризису также ограничивается его положением в Великобритании, где полиция ведет расследование многочисленных вечеринок, проходивших в резиденции премьер-министра в разгар локдауна. 

Байден раскрывает планы Москвы

В последние недели администрация Байдена подробно рассказала о передвижении российских сил специальных операций к границам Украины, раскрыла российский план по созданию видеозаписи инсценированной украинской атаки в качестве предлога для вторжения, предупредила, что вторжение приведет к тысячам смертей, и раскрыла предполагаемую дату российской атаки – среда, 16 февраля. 

По словам действующих и бывших чиновников, эта необычная серия разоблачений – разворачивающаяся почти так же быстро, как собирается и оценивается информация – стала одним из самых агрессивных выпусков разведданных Соединенными Штатами со времен кубинского ракетного кризиса.

Как пишет «Нью-Йорк таймс», расчет заключается в том, что раскрытие планов Путина нарушит их, возможно, отсрочит вторжение и даст больше времени для дипломатии, или даже даст самому Путину шанс пересмотреть политические, экономические и человеческие издержки вторжения.

В то же время представители администрации Байдена заявили, что у них есть более узкая и реалистичная цель: они хотят, чтобы Путину было сложнее оправдывать вторжение ложью, и стремятся подорвать его авторитет на мировой арене.

Нельзя не вспомнить, что разведданные стремительно разглашались в 2003 году, перед вторжением США в Ирак. Тогда администрация Буша обнародовала данные, которые, по словам чиновников, оправдывали превентивные действия, включая якобы перехваченные разговоры иракских военных, фотографии передвижных лабораторий по производству биологического оружия и заявления, обвиняющие Багдад в создании парка беспилотников для химической атаки на Соединенные Штаты. Все эти материалы были ошибочными. 

Но эта ситуация, по словам американских чиновников, совершенно иная – как по качеству разведданных, которое с технической точки зрения превосходит возможности 2003 года, так и в отношении целей американского руководства. «В Ираке разведданные были использованы и развернуты с этой самой трибуны, чтобы начать войну, – сказал Джейк Салливан. – Мы пытаемся войну остановить».

Необходим «всеобъемлющий план» 

Бывший посол США в России, а ныне – профессор политологии и директор института международных отношений в Стэнфорде Майкл Макфол на страницах издания Foreign Affairs предлагает свое видение того, как этот конфликт может разрешиться без кровопролития. По его словам, Западу придется пойти на некоторые уступки и выступить с комплексной, большой сделкой по укреплению европейской безопасности. Макфол называет такую потенциальную сделку «Хельсинки 2.0», по аналогии с договоренностями США и СССР в годы холодной войны. 

«Это соглашение могло бы реанимировать и изменить утратившие силу соглашения по контролю над вооружениями и обеспечить более широкие рамки для европейской безопасности, и в процессе помочь решить вопросы, связанные с Украиной, – указывает бывший посол. – Соединенные Штаты и Европа должны иметь мужество выйти за рамки оборонительных лоскутных исправлений и вместо этого перейти к смелым, агрессивным инициативам, чтобы сделать континент более безопасным».

По его словам, новая большая сделка по европейской безопасности могла бы обязать все подписавшие ее стороны более часто проводить мониторинг развертывания войск, вооружений и военных учений. Россия и НАТО могли бы договориться об обмене данными о ракетных пусках. 

Вашингтон мог бы согласиться воздержаться от развертывания на континенте систем обороны, способных противостоять российским межконтинентальным баллистическим ракетам, в обмен на ограничение российской противоракетной обороны на европейском театре военных действий. 

«Зацикленность на несбыточном — например, требования Путина о моратории на расширение НАТО или настойчивое требование Запада, чтобы Россия покинула Крым, – сделает достижение нового соглашения по безопасности невозможным, – уверен Макфол. – Но участники переговоров могут добиться прогресса, сосредоточившись на других вопросах, а затем включив трудноразрешимые проблемы в более крупную сделку».

Александра Аппельберг, Alexei Nikolsky Sputnik Kremlin Pool Photo via AP