Главный » История » Что может поведать история безнравственности в дни эпидемий

Что может поведать история безнравственности в дни эпидемий

Эпидемии сбивают историков с толку, потому что люди внезапно перестают быть движущей силой истории. Такое мнение высказал историк с мировым  именем Уильям Макнилл в революционной книге «Чума и народы» (1976), посвященной влиянию эпидемий на человеческую историю.

Согласно Макниллу, человеческая история зависит от баланса и дисбаланса между микроорганизмами (например, бактериями) и макроорганизмами (людьми).

Сотни лет назад монгольское нашествие связало Запад с Востоком и сформировало эпидемиологический фон для «черной смерти». Согласно Макниллу, население Римской империи - именно потому, что оно было таким огромным – находилось под воздействием занесенных в него вирусов, которые в конечном итоге привели к падению империи на Западе и возникновению новой религии - христианства, которое предложило всестороннее и всеобъемлющее объяснение и возможность найти утешение перед лицом болезни, которая поражает всех без разбора.

Сегодня мы гордимся научными и медицинскими достижениями, которые снабжают нас новыми вакцинами. Мало кто задумывается над тем, что именно стремление современного империализма к завоеванию новых территорий в значительной степени обусловило прогресс в медицинских исследованиях.

В XIX веке, когда белому человеку стало ясно, что огромные просторы Африки ему недоступны из-за болезней, от которых он незащищен, в разработку лекарств были вложены огромные суммы. Проект оказался успешным. Разработка лекарств, которыми мы все благополучно пользуемся, шла быстрыми темпами - наряду с безжалостным завоеванием черного континента.

Иногда это срабатывало в обратном направлении: восстание черных рабов на Гаити против Франции завершилось успехом потому, что Наполеон боялся желтой лихорадки, к которой чернокожие были невосприимчивы, а белые - да. Некоторые историки полагают, что именно эти опасения стали причиной того, что в 1803 году Франция согласилась продать территорию Луизианы Соединенным Штатам, которые тем самым удвоили размеры своего молодого государства.

Как правило, бедность и нужда – это каналы, по которым распространяются такие инфекционные заболевания, как холера и туберкулез. Есть прямая связь между социально-экономическим положением и распространением эпидемий. Поэтому существует постоянная обеспокоенность по поводу их возникновения в Африке, которая в экономическом отношении остается относительно слабым регионом.

Понимание того, что есть бактерии, распространению которых способствуют грязь и нищета, привело к тому, что туберкулез отождествляется с бедностью. Это сделало болезнь чем-то постыдным, как будто больные виноваты в том, что заболели.

Когда в XVIII туберкулез добрался до высших социальных классов, он приобрел ауру романтизма, в которой соединилсь кровь, любовь и смерть. Но бедняки в Европе могли только мечтать о дорогих санаториях, описанных  в художественной литературе.

Сегодня в условиях глобализации эпидемия коронавируса поражает всех, и мы еще не разработали подход к ее пониманию. Нам остается только признать, что взаимная ответственность в обществе необходима.

Эпидемия может до самого основания всколыхнуть общество и его систему ценностей. Черная смерть (1347-51) выкосила от одной трети до половины населения Европы. Но демографический спад также привел к снижению цен на землю, подъему слоя крестьян-единоличников, исчезновению земледелия на арендованной земле, повышению уровня жизни и разработке технологий, уменьшающих потребность в рабочей силе.

Чума также имела экологические последствия. В 1200 году в Европе почти не оставалось лесов и необрабатываемых земель, но после середины XIV века во многих регионах природа восстановилась. Только когда население Европы снова  начало расти, вернулись угнетение и эксплуатация масс. Тем не менее, возникли  новые идеи, изменились экономические условия. Некоторые даже утверждают, что, не будь "черной смерти", не было бы и эпохи Возрождения.

Скелеты и смертные

В дни эпидемий культура и религия также переживают потрясения. В фильме  Ингмара Бергмана «Седьмая печать»  (1957) скандинавский рыцарь, вернувшийся из крестового похода, играет в шахматы со Смертью-Чумой, которая косит своей косой людей. «Седьмая печать» заканчивается танцем смерти, в котором вместе кружатся смертные и скелеты, и этот мотив был очень распространен в литературе и искусстве.

Страх и атмосфера подозрения подталкивают к поиску виноватых; иногда ими становились евреи - во время "черной смерти" их обвиняли в отравлении колодцев. Так  в Страсбурге были убиты 2000 евреев, и целые еврейские общины были уничтожены.

В сегодняшней ситуации, вероятно, пройдет не так много времени, прежде чем тот или иной раввин обвинит в эпидемии людей, которые не соблюдают религиозные заповеди, или мы услышим другие объяснения коронавируса, включая апокалиптические.

Наибольшее беспокойство во время такой эпидемии вызывает разрыв общественных связей и падение нравов. В 431 г. до н.э., когда в Афинах, находившейся в состоянии войны со Спартой (и оттого все ее население находилось в городе), бушевала эпидемия, историк Фукидид оказался в числе больных.

Фукидид жил в эпоху медицины Гиппократа, которая высоко ставила наблюдение и точное описание реальности. Было бы полезно целиком прочитать описание эпидемии в его «Истории Пелопоннесской войны» в частности, Книгу 2, главы 48-53, но я процитирую лишь заключительный фрагмент, где он описывает «необузданную расточительность», пробудившуюся в дни чумы:

«...с появлением чумы в Афинах все больше начало распространяться беззаконие. Поступки, которые раньше совершались лишь тайком, теперь творились с бесстыдной откровенностью. Действительно, на глазах внезапно менялась судьба людей: можно было видеть, как умирали богатые, и люди, прежде ничего не имевшие, сразу завладевали всем их добром. Поэтому все ринулись к чувственным наслаждениям, полагая, что и жизнь, и богатство одинаково преходящи. Жертвовать собою ради прекрасной цели никто уже не желал, так как не знал, не умрет ли, прежде чем успеет достичь ее. Наслаждение и все, что как-то могло служить ему, считалось уже само по себе полезным и прекрасным.

Ни страх перед богами, ни закон человеческий не могли больше удержать людей от преступлений, так как они видели, что все погибают одинаково и поэтому безразлично, почитать ли богов или нет. С другой стороны, никто не был уверен, что доживет до той поры, когда за преступления понесет наказание по закону. Ведь гораздо более тяжкий приговор судьбы уже висел над головой и, пока он еще не свершился, человек, естественно, желал, по крайней мере, как-то насладиться жизнью» (пер. Г.А. Стратановского).

Ирад Малкин, профессор истории Древней Греции тель-авивского университета, лауреат Госпремии «ХаАрец», М.Р.
На фото: фрагмент картины  Кристобаля Рохаса "Нищета", 1886.
Фото: Wikipedia public domain

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Мужчина умер от коронавируса в больнице «Асаф ха-рофе». ...

Биньямин Нетаниягу должен будет сдать еще один тест на коронавирус Covid-19. ...

Психолог, блогер, тренер по отношениям Лев Вожеватов рассказал 5 вещей, которые ни в коем случае нел ...

Оперный певец госпитализирован для дальнейшего лечения. ...

В ПА и в секторе Газы введены жесткие карантинные меры, чтобы предотвратить распространение коронави ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend