Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Tsafrir Abayov, File
    AP Photo/Tsafrir Abayov, File

    Что мешает миллиону израильтян привиться

    Почему люди отказываются от вакцинации? Несмотря на однозначные данные, которые отражают ее очевидную эффективность наряду с безопасностью, довольно много людей в Израиле и во всем мире по-прежнему не готовы вакцинироваться. «12 канал» опросил медицинских экспертов и чиновников в Службе тыла и министерстве здравоохранения, чтобы попытаться понять страхи и тревоги, а также, возможно, найти правильный способ вакцинировать как можно больше людей.


    На этой неделе сообщалось о смерти 31-летней женщине, которая не была вакцинирована. У непривитых чаще болезнь протекает тяжело, а возраст тяжелобольных снижается, и это уже не только пожилые люди. Но, несмотря на такие твердые факты, около 800 тысяч израильтян не прошли вакцинацию, хотя могли бы сделать без особых сложностей. Помимо этого, среди получивших две дозы вакцины сотни тысяч человек решили подождать с получением третьей дозы препарата. Почему?

    Если вычесть из этой группы идеологических противников вакцинации и отрицателей существования коронавируса, то в минздраве и больницах полагают, что для основной массы оставшихся страх является главным фактором, который мешает им пройти вакцинацию.

    Боязнь возникает из-за недостаточной, либо неверной информации, а также различных теорий заговора, активно распространяемых безответственными людьми в Израиле и по всему миру. Главный вопрос - как противостоять всему этому.


    Любознательные люди сталкиваются лицом к лицу со своими страхами

    «Я специально открыла новый раздел в медицинской карте пациентов, в которой задаю вопрос: Почему вы не сделали прививку, - рассказывает Галия Рахав, эксперт по лечению и профилактике инфекционных заболеваний, глава инфекционного отдела мединского центра "Шиба" в Тель ха-Шомере и председатель Израильской ассоциации инфекционных заболеваний. - Это правда, что не все говорят правду. Но я получаю два основных ответа. Во-первых, я боюсь. Когда я пытаюсь выяснить, чего конкретно боится пациент, то мне отвечают, как одна сотрудница нашей больницы: «Мой папа умер через два дня после вакцинации». Действительно, у ее отца был рак, распространившийся по всему телу, но как можно сказать, он умер от вакцины?»

    Профессор Рахав добавляет, что «люди боятся всякого, например, в последнее время часто говорят о вероятности долгосрочных последствий вакцинации». «Но это же чушь собачья, - решительно говорит она. - Нет ничего такого в вакцинах. Что значит "долгосрочные последствия"? Если у кого-то через десять лет после прививки будет сердечный приступ, нам придут и скажут, что это из-за вакцины? Да никогда такого не будет».

    В мире поломано немало копий вокруг вопроса вакцинации, причем обе стороны - и противники, и сторонники, как правило, оперируют аргументами, не имеющими отношения к фактам и науке. В Индии и Китае никто не интересуется мнением граждан, хотят ли они вакцинироваться - им просто делают прививку, во Франции к вопросу относятся философски, а в США это вылилось в политическую борьбу между демократами и республиканцами.

    В Израиле свой еврейский скептицизм

    В Израиле тоже все сложно, но эксперты сходятся в одном - источником проблем является доступная общественности информация, не имеющая никакого отношения к реальности и науке.


    «Отчасти это еще вопрос традиционного еврейского скептицизма, исходной точного которого является желание все исследовать самому, - говорит профессор Михаль Линиэль из Института наук о жизни при Еврейском университете который уже много лет изучает коронавирусы. - В Израиле ни во что не верят, и ко всему принято относиться с подозрением, пока не будет доказано обратное».

    По ее мнению, общественность недоверяет правительству. «Есть множество причин тому, и часть из них оправданна в контексте карантинов, - говорил профессор. - Это недоверие усиливается, когда нам говорят, что вакцины хороши, но Биби и Бурла заключили секретное соглашение, Pfizer хотят заработать, и все неправда, на нас проводят испытания. Это аргументы, характерные для сторонников теорий заговора. Это просто смешно при сопоставлении медицинских данных, но большинству людей проще прислушиваться к себе и подобным аргументам».

    Это скорее психология


    Среди тех, кто выступает против вакцинации, есть и всемирно известные врачи. Профессор Рахав знает об этой тенденции и даже отмечает, что она довольно часто с ней сталкивается. «Я получаю огромное количество писем. Например, мне пишут: "Помогите мне убедить мою 73-летнюю мать сделать прививку. Что нам делать?". Или очень милый 13-летний мальчик написал мне: "Мои родители не хотят прививаться, потому что у меня есть брат-аутист, и они уверены, что это от вакцины. Помогите мне убедить их сделать прививку"».

    По отношению к вакцинации у профессора Рахав взвешенное мнение. Например, она не поддерживает вакцинацию женщин на первом триместре беременности, поскольку именно в этот период плод развивается, а болезнь не считается тяжелой. В то же время она активно выступает в пользу иммунизации населения, в том числе, детей - после того, как американский регулятор FDA порекомендует ее. Но она тоже понимает, что когда в октябре FDA выпустит подобную рекомендацию для детей младше 12 лет, страхи у родителей только усилятся.

    "Это скорее психология, чем медицина. Что уже такого мы делаем с детьми. Больше вреда причинили детям карантины и социальное дистанцирование, и чтобы это не повторилась, нужно вакцинироваться. У детей почти все болезни протекают легче, чем у взрослых, и все вакцины сначала делаются детям», - подчеркивает она. - Это вакцина, которая разрушается и не остается в организме. Правда, что у вакцины есть побочные эффекты, но они не идут ни в какое сравнение с последствиями заболевания».

    "От общественности скрывают важную информацию"

    Профессор Рахав объясняет, что понимает - некоторые опасения возникают из-за утверждений, что от общественности, якобы, утаивают важную информацию, а также, что данные исследованиям продают производителям препарата. «Эта паранойя - чушь собачья. Да, есть много деталей, которые люди не знают. Даже доктор Шарон Эльрои-Прайс, находящаяся в центре событий, не видела контрактов с компанией Pfizer. Я тоже их не видела и не знаю, кто их составлял, но это все неважно. В основном многим интересны медицинские данные и результаты исследований. Ну, передает их Израиль компании Pfizer, и что? Их также публикуют в СМИ. В каждом серьезном медицинском издании их можно найти - по той простой причине, что хотят помочь всем».

    Цифры вместо людей

    «Вторая проблема заключается в том, что мы говорим только о цифрах, - добавляет профессор Линиэль. Постоянно появляются все новые и новые цифры, как будто мы на бирже, где растет и падает курс акций. Неуверенность возникает из-за того, что когда-то цифры были хорошими или плохими. Вместо того, чтобы говорить о процессах и явлениях, мы рассматриваем проблему в слишком узком разрешении - позавчера умерли 20 и это ужасно, а вчера умерли "всего" 10, это немного лучше. Речь не о концепции, это детали и цифры, что является источником неопределенности. Ведь мы же говорим о людях. Оперировать цифрами - это очень плохо. Что важное не было сказано? Что эта вакцина была протестирована больше, чем любая другая вакцина когда-либо! Мы уже прошли через 4 миллиарда вакцинированных по всему миру, а такой вакцины нет, не было и не будет. Это означает, что статистическая достоверность является наивысшей из возможных».

    «Вакцина против коронавируса по технологии mRNA, вообще, не использует вирус. То есть, нет вируса, который может вызвать болезнь, - поясняет она. - Нет ни убитого, ни ослабленного вируса. Это просто белок, который называется спайк, шип. Он остается в мышцах на шесть часов. Вот и вся история. Так что те, кто утверждают, будто у вакцины могут быть долгосрочные последствия, не понимает, что такого не может быть. Это всего лишь белок, который затем вырабатывается нашим организмом без вмешательства лаборатории. Кстати, я думаю, что это будущее вакцин».

    Тяжело противостоять потоку информации в соцсетях

    В штабе «Алон» Службы тыла прекрасно знают об этой проблеме, сообщает неназванный представитель Армии обороны Израиля. По его словам, «есть секты отрицателей коронавируса, с ними нет смысла связываться, это пустая трата времени. Что бы мы им не говорили, эти люди выступают против всего, они иррациональны».

    По словам военного, на самом деле таких немного. «Они не совсем маргиналы, но их мало. Наши исследования показывают, что большинство людей действительно напуганы, и это то, над чем мы работаем, но, вероятно, пока справляемся недостаточно хорошо», - поясняет он.

    По его словам, совместные усилия предпринимаются всеми причастными организациями: Службой тыла, минздравом, больничными кассами. «Но наша проблема не медицинская, потому что во всей этой истории нет логики, - констатирует представитель Службы тыла. - Мы делаем информацию доступной, повышаем информирование людей, разделяя общество на подгруппы. Но в сухом остатке мы терпим неудачу, и государству следует обратить на это внимание».

    "Детали", А.У. Фото: Tsafrir Abayov, AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend