Главный » Общество » Что дороже Израилю – 10 тысяч жизней или вся экономика?

Что дороже Израилю – 10 тысяч жизней или вся экономика?

Заместитель гендиректора министерства здравоохранения Итамар Грутто был особо серьезен на минувшей неделе. Он повторил журналистам рабочее предположение, сделанное в его ведомстве: от 10 до 20 тысяч человек умрут от эпидемии коронавируса. Причем большинство умерших будут очень пожилыми людьми, страдавшими от других сопутствующих заболеваний (то есть они и так могли умереть).

Если за год в Израиле умирают 40 тысяч человек, это не значит, что теперь ожидается 50-60 тысяч смертей – намного меньше. Насколько меньше? По оценкам Грутто, в среднем речь идет об увеличении смертности на 7-10 тысяч.

Когда Грутто спросили, почему в таком случае минздрав настаивает на ужесточении норм изоляции, введенных государством, он ответил, что такой рост числа умерших – очень травмирующее событие, ведь это больше, чем суммарное число погибших на всех войнах Израиля.

Но это неточно. Во-первых, предположение минздрава об увеличении средней смертности на 7-10 тысяч человек очень спорно. Высокопоставленные представители системы здравоохранения считают такую оценку крайне завышенной. Во-вторых, речь идет об очень пожилых и больных людях. В-третьих, такое «лекарство», как остановка экономической деятельности – полная или частичная – тоже влияет на человеческие жизни: от безденежья может умереть не меньше людей, чем от коронавируса.

Каждый человек – это целый мир, а каждый пожилой человек – целый мир для своей семьи. Либеральные демократии основаны на святости жизни каждого человека любого возраста. Но невозможно избежать дебатов о стоимости жизни, особенно, когда альтернативой является остановка всей экономической деятельности и огромная сумма ущерба в 100-140 млрд. шекелей.

Это можно проиллюстрировать на примере ежегодных дебатов о том, что включать в субсидированную корзину лекарств и медтехнологий. Предположим, что комиссия по формированию этой корзины рассматривает сейчас вопрос о лекарстве от болезни, которая может убить 10 тысяч человек, но оно стоит 100 миллиардов. Включить ли его в корзину? Ответ однозначен: нет. Столкнувшись с такой дилеммой, комиссия отклонила бы этот препарат, как слишком дорогой.

Это – жестокий вопрос, но обсудить его необходимо. Что означает на практике потеря 140 миллиардов ВВП: то, что тысячи людей утратят источники к существованию; что кто-то впадет в депрессию, а возможно, и совершит самоубийство. Что уровню жизни десятков тысяч людей будет нанесен тяжелейший ущерб. Что уровень насилия в семьях возрастет. Что в будущем повысится число аварий, потому что не будет бюджета на улучшение опасных дорог. Что вырастет рост смертности из-за загрязнения воздуха, потому что не будет инвестиций в общественный транспорт. Что вырастет преступность, включая увеличение числа убийств – из-за ухудшившейся экономической ситуации, нехватки бюджетов на социальные программы, и растущего безразличия к трудновоспитуемым подросткам из группы риска.

Можно и далее перечислять риски, но основная опасность – в вероятности краха Государства Израиль. Прогноз, который министерство финансов представило финансовой комиссии кнессета, предсказывает последствия полного «закрытия» экономики: рост дефицита до 15.5 процентов, долга – до 85.5 процентов, ВВП сократится на 17 процентов. Вопреки тому, что сказал Грутто – это даже хуже Войны Судного дня.

«Дефицит может достичь даже 200 млрд. шекелей, - сказал высокопоставленный экономист. – Не будет никакой возможности его финансировать. Может возникнуть риск краха самого государства. Не припомню такого за всю историю человечества, чтобы готовность уничтожить собственную экономику считалась лекарством от болезни».

Другой экономист сказал, опираясь на разницу в данных смертности в зависимости от возрастных групп, что коронавирус может привести к войне поколений. Можно надеяться, что он неправ: социальная материя человечества зиждется на взаимном поручительстве, и молодые должны быть гарантами и поддержкой для пожилых. Но требования к ним должны быть такими, чтобы их можно было выполнять. Нельзя потребовать от целого поколения разрушить себя экономически и, возможно, даже физически. Это уже не взаимное поручительство, а национальное самоубийство.

Израиль, как и все государства мира, включая тоталитарные, как Китай, будет сражаться за жизнь пожилых и больных людей, и заплатит за это значительную цену. Экономика уже частично закрыта и, как ожидается, надолго. Уровень безработицы перешел 20 процентов, и государству придется выплачивать по 6 млрд. шекелей в месяц в качестве пособий.

Министерство финансов представило комплекс мер, которые уже сегодня оцениваются в 40 млрд. шекелей. Кажется, что кризис неизбежен и не только в Израиле. И мы обязаны заплатить тяжелую цену в войне за спасение как можно большего числа жизней людей, заболевших коронавирусом. Но мы также должны определить максимальный предел этой цены. 140 миллиардов шекелей и угроза финансового краха государства – такая цена чрезмерна.

Загонять израильтян в еще большую изоляцию будет безответственным шагом. Нужны и важны ныне действующие ограничения, нужно и важно обсудить новую политику, которая включает в себя изоляцию людей, подверженных риску (пожилых и больных), с добавлением многочисленных тестов и сохранением ограничений для всего населения. Исследования показывают, что такая политика будет эффективнее, чем полная изоляция.

В любом случае, полная изоляция недопустима. Ее цена, даже если ее нельзя немедленно выразить в человеческих жизнях, окажется намного тяжелее той, что нам придется заплатить за эпидемию коронавируса. И дискуссию о допустимой цене обязательно необходимо вести.

Мерав Арлозоров, TheMarker

Фото: Илан Асайяг˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend