Четверг 01.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    545403_Corona_Test_Emil_Salman

    Что должно нас беспокоить на пути к вакцине?

    Профессор Шимон Глик, эксперт по медицинской этике из Университета им. Бен-Гуриона, комментируя известие о планируемом проведении в Институте биологических исследований в Нес-Ционе клинических испытаний на людях новой вакцины против коронавируса, высказывает серьезные опасения.

    «Фармацевтические компании вынут из нас душу и потребуют миллиарды. Их не так просто ограничить в их рвении, они хотят разбогатеть, они работают отнюдь не потому, что заботятся о ближнем - они хотят, чтобы их акции стремительно выросли. Другими словами, есть гонка за успехом, и в процессе этой гонки случается нечто не особо кошерное», - подчеркивает Глик.

    Информация о новом препарате, скорее всего, ставит Израиль в один ряд с теми, кто находится в авангарде стремительной мировой гонки за вакциной от коронавируса. Понятное волнение, экономическая выгода и польза для здоровья, - все то, что сопровождает разработки израильских исследователей, которые могут оказаться пионерами в данном направлении, попутно вызывают вопросы морального свойства, связанные, в частности, с проведением экспериментов на людях.

    Глик, который опубликовал множество статей и книг по медицинской этике и был редактором журнала «Еврейская медицинская этика», убежден, что Израиль справится с моральными проблемами, но при этом указывает, что есть несколько "красных линий", которые пересекать нельзя.

    «С одной стороны, мы должны понимать, что в медицинской практике вообще нет препаратов, которые не тестировали бы на людях, иначе их применение было бы невозможным, - говорит профессор. - Современная медицина зависит от экспериментов на людях. С другой стороны, после Второй мировой войны, когда эксперименты проводились без согласия людей, все изменилось. В любой нормальной стране эксперименты без получения на то согласия от испытуемых не проводятся: в учреждении, где собираются проводить эксперименты, должны непременно проверить, насколько они соответствуют установленным стандартам. В каждом учреждении, проводящем эксперименты, есть "хельсинская комиссия", которая проверяет, насколько велик риск, знают ли люди, участвующие в опытах, на что они идут, и стоит ли им опасаться каких-либо последствий».

    Отвечая на вопрос, есть ли какая-то дилемма, встающая перед обществом в контексте экспериментов на человеке, Глик поясняет, что исследователь порой хочет как можно быстрее добиться результата, обойти нормы безопасности, поэтому всегда нужен внешний надзор, чтобы обуздать излишний исследовательский пыл. Фармацевтические компании, по словам профессора, нередко спешат, чтобы опередить конкурентов, потому иногда они пытаются «сгладить» острые углы.

    По словам Глика, за последнее десятилетие в Израиле, как и во всем мире, случалось, что фармацевтические компании проявляли излишнюю торопливость, а затем сталкивались с огромными судебными исками против них, поэтому нужно быть очень осторожным. Чем больше выгода, тем выше степень готовности идти на больший риск, в особенности, когда дело касается пандемии.

    Он добавляет, что первая вакцина против натуральной оспы, болезни, сегодня практически побежденной, была разработана несколько сот лет назад. Речь идет о вариоляции: здоровому человеку подкожно  вводили содержимое оспенных пузырьков и гнойничков, возникало заболевание, обычно легкая форма оспы, после чего приобретался иммунитет. Первоначально ее испытывали на преступниках и детях из приютов для бедных. Эксперимент сработал, но вряд ли его можно назвать «кошерным».

    Если в цивилизованных странах опыты с вакциной проходят в соответствие с принятыми стандартами,  что происходит в странах Третьего мира?

    Как считает Глик, здесь можно говорить о весьма серьезной проблеме. На карту поставлены миллиарды. "Есть эксперименты, которые ставят в странах Третьего мира, - отмечает он, - где все идет далеко не по правилам, потому что там сильна коррупция. Есть международные соглашения, которые пытаются как-то сдержать этот негативный процесс. Иногда испытуемые не умеют читать или писать, но они соглашаются и подписывают неизвестные им бумаги. Это все равно, что подписывать документы на получение ипотечной ссуды – я не знаю никого в мире, кто прочитал бы их до конца. Необходимо убедиться, что у того, кто участвует в эксперименте, на руках не только бланк, где записаны все условия, но ему еще и доступным языком объяснили, о чем идет речь. Искушение велико, но жизнь и безопасность человека важнее".

    Искушение велико не только для представителей фармацевтического бизнеса, но и для испытуемых, у которых, может статься, экономический стимул перевешивает опасение за собственное здоровье. Профессор выражает надежду, что экспериментаторы действуют, руководствуясь не только логикой, но и моралью, и не привлекают к участию в опытах бедняков за деньги. В то же время существует международное согласие, что если эксперименты проводятся на жителях стран Третьего мира и, благодаря этим экспериментам создано новое лекарство, то население, с которым работали исследователи, также должно остаться в выигрыше. Ведь вакцина может стоить целое состояние, и вряд ли в таком случае местные жители могут ее приобрести, поэтому заранее следует позаботиться, чтобы этих людей не использовали только как подопытных кроликов, а потом бросили на произвол судьбы.

    По мнению Глика, в Израиле в этом смысле процесс разработки вакцины прозрачен и проверяем. И даже если  израильская вакцина будет опробована на какой-то группе испытуемых в Африке, вряд ли испытания будут скрыты от общественности. "Я надеюсь, что такого у нас не будет", - говорит профессор. Он уверен, что в нашей стране гонка за вакциной приведет к хорошему результату. Во всяком случае, прогресс за последнее время особенно заметен.

    "Израиль в числе лидеров гонки, а среди тех, кто занимается разработкой, есть и специалисты из Беэр-Шевы, предмет нашей особой гордости: в частности, один из профессоров компании "Модерна", пионера в разработке вакцины, это - Таль Закс, выпускник нашего медицинского факультета. У него – серьезные конкуренты. Кто в результате победит? Честно говоря, не знаю", - признается профессор Глик.

    Яхель Фарадж, "Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль", М.К. Фотоиллюстрация: Эмиль Салман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend