Что дальше? Европа ожидает следующий шаг Путина

Ближайшие дни или даже часы, вероятно, определят будущее мира в Восточной Европе. 


Вчерашнюю речь президента России Владимира Путина, в которой он долго и временами бессвязно жаловался на историческую несправедливость, неблагодарную Украину и вероломный Запад, и по итогу которой был подписан документ о признании так называемых ДНР и ЛНР, уже называют «исторической». Она может ознаменовать снижение напряжения между Россией и Западом – если Путин решит остаться в границах «республик» и не угрожать Киеву. Но она же может дать начало еще большей эскалации и привести к полномасштабной войне в Европе – с миллионами беженцев, убитых и раненных. И хотя часть экспертов осторожно высказывается в пользу первого варианта, агрессивная риторика Путина дает понять, что эскалация отнюдь не снята с повестки дня. 

Главный вопрос на сегодня — в каких границах Россия признает ДНР и ЛНР. Если в их фактических, а российские войска останутся на линии соприкосновения, то есть шанс, что кризис удастся сдержать. (высокопоставленный российский дипломат заявил СМИ, что Москва признает республики в границах, «в которых руководство ДНР и ЛНР осуществляет свои властные полномочия и юрисдикцию»). Это даст российскому президенту возможность деэскалировать ситуацию и отказаться от полного вторжения в страну, при этом «не потерять лица» и предстать сильным лидером, который не идет ни у кого на поводу и отстаивает свою линию. Этот промежуточный сценарий мог бы также избавить американцев и европейцев от последствий санкций, которые непременно будут введены в ближайшее время – нового пагубного скачка цен на топливо и инфляции, пишет CNN.

Может быть, именно поэтому в Вашингтоне назревает спор о том, что именно считать «вторжением» в Украину. Как уже писали «Детали», представитель американской администрации сказал, что отправка российских войск в сепаратистские регионы не является отступлением от того, что Россия уже сделала ранее, поэтому она не повлечет за собой более широкие санкции. «Это не является дальнейшим вторжением, поскольку речь идет о территории, которую они уже оккупировали», – сказал чиновник, имея в виду российское военное присутствие на востоке Украины с 2014 года. 

Ранее президент США Джо Байден уже проговорился, сказав, что «незначительное вторжение» в Украину не вызовет полной силы самых карательных санкций, когда-либо наложенных на Москву. Позже он уточнил свой комментарий, сказав, что санкции будут введены, если «любые российские подразделения» пересекут украинскую границу.

К сожалению, яростная риторика самого Путина, присутствие более 100 000 российских войск на границах Украины и большинство оценок западных лидеров и сотрудников разведки говорят о том, что надежды на ограниченный конфликт становятся все более эфемерными.

В своей речи Путин ясно дал понять, что рассматривает Украину как неотделимую часть России, «связанную с нами кровью», а не как независимое образование. Фактически, его выступление прозвучало как оправдание гораздо более масштабного предприятия, чем ограниченное вторжение на восток страны, и как подготовка российских граждан к скорой войне. 

«Современная Украина была полностью создана Россией», – сказал он.

На экстренном заседании Совета Безопасности ООН посол США в ООН Линда Томас-Гринфилд заявила, что то, что Россия называет войска, которые она направляет на восток Украины, «миротворцами», является «нонсенсом». Она назвала эти силы «попыткой создать предлог для дальнейшего вторжения в Украину».

«От тех, кто захватил и удерживает власть в Киеве, мы требуем немедленного прекращения боевых действий, – сказал Путин. – В противном случае вся ответственность за возможное продолжение кровопролития будет полностью лежать на совести правящего на территории Украины режима». Это дает ему возможность рассматривать любое сопротивление российским войскам, которые должны войти в восточную Украину, как предлог для более широкого конфликта.

Захочет ли украинское правительство «отдать» часть страны без боя, чтобы избежать худшего развития событий? Если нет, сможет ли Украина сопротивляться более сильному сопернику? Готовы ли США и НАТО оказать ей необходимую помощь? Будет ли ее достаточно? Эти вопросы могут перестать быть риторическими в ближайшее время. 

Однако, как уже пишут многие аналитики, полагать, что этот конфликт остановится на Украине, – это выдавать желаемое за действительное. 

Более масштабный пожар «фактически положит конец эпохе после холодной войны и начнет новый век напряженности в Европе». Такая реальность потребует полного переосмысления трансатлантической безопасности: до сих пор российские войска могли находится у восточных границ Украины, но в случае их продвижения на запад под угрозой окажутся границы Польши, Венгрии и Словакии.  

Длительная геополитическая борьба с Россией также заставит политиков США и Европы задуматься о том, насколько далеко Путин может зайти в своих попытках переписать границы Европы. Например, аргумент Путина о том, что украинцы являются родными братьями россиян, вызывает особую тревогу в странах Балтии, поскольку он может быть применен к Латвии, Литве и Эстонии, которые ранее находились под советской властью. Любая попытка Путина распространить свои идеи «братства» и «крови» на эти страны может быть чрезвычайно опасной, поскольку все они сейчас находятся в НАТО и пользуются гарантией взаимной самообороны.

Александра Аппельберг, «Детали». На фото: Пророссийский демонстрант в жилете с изображением президента России Владимира Путина во время митинга в Донецке, Украина, 16 марта 2014 года.AP Photo/Andrey Basevich, File