Понедельник 19.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Sputnik Alexey Druzhinin Kremlin via Reuters
    Фото: Sputnik Alexey Druzhinin Kremlin via Reuters

    Что будет с Россией после корона-кризиса

    Кризис по-новому поставил вопрос о мировом порядке. Среди многообразных причин кризиса выделяются две основные:  ситуация вызвана тем или иным глобальным игроком в своих целях, будь то Китай или США, и нынешняя система мировых отношений оказалась в порочном кругу и губит сама себя. Об этом говорят и названия вроде "третьей мировой войны".

    Как бы то ни было, разные страны уже пытаются найти свое место в новом мире. Одна из них Россия, которая, несмотря на громкие пропагандистские акции, явно оказалась на периферии событий. Она уже оказалась вынуждена отложить два принципиальных события внутренней политики: голосование по поправкам к конституции и парад Победы. Более того, неизвестно, чем кончится для нее пандемия, которая там только разгорается.

    В предчувствии ослабления своих позиций ведущие российские политологи пытаются найти место России в новом миропорядке. Например, Дмитрий Тренин, директор московского Центра Карнеги, выступил со следующей программой российских внешнеполитических действий.

    Какие основные контуры нового мира видны на сегодня из России

    - постепенный отход США от ставшего слишком обременительным глобального лидерства и их сосредоточение на укреплении собственной национальной базы;

    - ослабление Евросоюза, демонстрирующего неспособность к эффективному противодействию кризисам и углубление противоречий между странами-членами;

    - переход Пекина к активной внешней политике в глобальном масштабе и заметный подъем национализма в самом Китае.

    Новая биполярность

    Самым важным геополитическим фактором мировой политики стало углубление конфликта между США и КНР. В перспективе складываются две конкурирующие модели: либеральная в англоязычных странах и – с большей ролью государства – Евросоюзе и госкапиталистическая в Китае и в России.

    В отношении с Америкой России надеяться не на что. Отсутствует готовность Вашингтона не только к компромиссам, но даже к диалогу с Москвой: ставка сделана на продолжение давления.

    Сближение России с Китаем, произошедшее в условиях конфронтации с США, укрепило геополитические и геоэкономические позиции РФ. Китай превратился в важнейшего экономического, финансового и технологического партнера России.

    С Китаем Россию объединяет стремление преодолеть западноцентричный мировой порядок. Ситуация однако, такова, что растущая зависимость РФ от КНР в экономической, технологической и потенциально финансовой областях может привести Москву к тому, чтобы следовать в русле внешней политики Пекина.

    Чтобы в новой биполярной системе Россия не оказалась придатком китайского полюса силы и сохранила критически важное для российской государственности международное равновесие, Москве необходимо снизить свою зависимость от Китая, развивая отношения с другими крупными экономическими и финансовыми игроками.

    В поисках равновесия

    По словам эксперта, отношения России с США не смогут коренным образом улучшиться в обозримом будущем – их конфронтация носит системный характер. Реалистичная политика на этом направлении должна быть нацелена на предотвращение вооруженных инцидентов и одновременно - на поиск возможностей для взаимодействия там, где интересы РФ и США все еще совпадают.

    В обозримом будущем США, Китай и Россия – три наиболее активных и влиятельных игрока на мировой арене. Но Россия не должна продолжать бросать вызов США. Ибо в этом случае она вынуждена будет признать главенство Китая и действовать в его интересах.

    Вместо этого Россия могла бы взять на себя роль инициатора трехстороннего – российско-американо-китайского – диалога о мерах по укреплению стратегической стабильности в мире.

    Кризис нанес еще один удар по претензиям Евросоюза на стратегическую автономию. Тот же самый кризис, однако, повысил роль отдельных государств. Германия, проходящая кризис наиболее успешно, очевидно укрепляет свои позиции внутри ЕС и потенциально в мире. Из этого следует, что наступает время наладить серьезный диалог с немецкой политической и экономической элитой.

    Диалог с Францией может быть продолжен с упором на проблемы континентальной безопасности, а также на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке. С северными странами можно искать поле для сотрудничества, например в Арктике. Предлагается также нормализовать отношения с Великобританией и другими государствами Европы, включая Польшу и Прибалтику.

    По мнению Тренина, теперь, когда конфликт в Донбассе может быть «надежно заморожен и максимально обезврежен, а вопрос о Крыме решен и закрыт», главная задача российской политики — изменить в лучшую сторону отношение европейской элиты к России.

    Что касается других центров силы, то в Азии это прежде всего Япония. Москве необходимо активизировать отношения с Токио. Для этого требуется возобновить усилия по заключению мирного договора, ибо интерес Японии заключается не столько в том, чтобы вернуть Курильские острова, а в том, чтобы выстроить устойчивые отношения с Россией как самостоятельной (по отношению к Китаю) державой в Евразии. Но это ключевой интерес и самой России.

    То же самое касается отношений Москвы и Дели, которые давно стагнируют. Стратегическая цель России – поднять отношения с Индией до уровня отношений с Китаем и тем самым обеспечить геополитическое равновесие на Евразийском континенте.

    В заключение Дмитрий Тренин полагает, что равновесия можно добиться, если проводить аккуратную политику внутри американо-китайско-российского стратегического треугольника. При этом необходимо активно развивать отношения с другими центрами силы и влияния на востоке (Япония), на западе (Германия, Франция, Италия, другие страны Европы) и на юге (Индия).

    Отметим, что в этих вроде бы новых целях по существу не так много нового. Все это провозглашалось целями российской внешней политики еще в начале XX века, а если быть точным, то и гораздо раньше. Например, ось Берлин-Москва-Токио, впервые намеченная, кстати, еще ведущим теоретиком геополитики-немцем Карлом Хаусхофером, с разными поправками поддерживалась и советскими, и российскими теоретиками прошлых лет.

    Похоже, идея многополярного мира, которая долгое время развивалась российскими идеологами, рушится на глазах, обернувшись новой биполярностью, в которой Россия оказывается на третьих ролях. При этом и отсюда она может сорваться вниз, оказавшись между другими силами, если не найдет с ними взаимодействия.

    Напомним, что во многих теориях западных политологов, например, Збигнева Бжезинского, Россия виделась разделенной на Европейский центр, находящийся в сотрудничестве с ЕС, и условную урало-сибирскую конфедерацию, являющуюся, по сути, протекторатом Китая.

    Похоже, ситуация по итогам корона-кризиса действительно может сложиться подобным образом. Ставка на политическую суверенизацию при отсутствии процессов собственной технологической перестройки привела к тому, что Россия за прошедшие двадцать лет так и не сдвинулась с места. Наличие Донбасса, Крыма и военных баз в Сирии ничего не изменило. Пока Китай активно проводил модернизацию экономики, Россия продолжала жить в геополитических иллюзиях. И теперь будет вынуждена заплатить за это стратегическую цену.

    Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Путин в защитном костюме. Фото: Sputnik Alexey Druzhinin Kremlin via Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend