Saturday 18.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Что Биби на самом деле не хочет раскрывать

    Минутку, подождите, остановите видео! Давайте вернемся и посмотрим это еще раз. "Правительство"? Он на самом деле так его назвал? Просто «правительство» и все?

    Не «израильско-палестинское» правительство, не правительство «мошенничества века» и не «опасное левое правительство, которое подкупает Мансура Аббаса»? Уверены ли вы? Как у него это получилось? Что заставило Биньямина  Нетаниягу написать такое умеренное сообщение в своем Facebook, с таким мудро-государственным подходом?

    Есть темы, по которым  Нетаниягу дает себе волю и критикует правительство в пух и прах – в самых резких выражениях. Когда речь идет о палестинцах, иранской атомной программе или администрации США, лидер оппозиции лупит из всех сил по нынешнему правительству, проклинает, обвиняет и пытается доказать, насколько он чудесен в качестве премьер-министра, в то время как нынешняя коалиция нелепа и бессмысленна.

    Но есть одна область, где председатель "Ликуда" намного избирательнее и осторожнее в своей критике. Область, в которой он не раскрывает секретных разговоров, которые он вел с руководителями других стран, и не гордится опасными операциями, которые он устраивал в тылу противника.

    Есть область, в которой  Нетаниягу хочет поговорить, относительно спокойно, только о сути дела. Я увидел видео, опубликованное председателем «Ликуда» в Facebook, о необходимости запастись миллионами вакцин и привить взрослое население третьей дозой вакцины. И правда в том, что помимо того факта, что он все еще звонит гендиректору Pfizer Альберту Бурле - вероятно, из-за тоски или глубокой и бессознательной веры в то, что он до сих пор занимает свою предыдущую должность - в его словах не было почти ничего странного или подстрекательского.

     

    «Краткое обновление от меня по поводу короны», - начал он. Я подумал, что сейчас прозвучат очередные нападки на Нафтали Беннета и Яира Лапида, но продолжение было мягким как масло.

    Он поделился с нами своей уверенностью, что государство должно немедленно запастись большим количеством вакцин, поскольку это единственный способ сохранить «большой успех, которого мы достигли в выведении Израиля из «короны».

    В течение 80 секунд  Нетаниягу говорил только о спасении жизней и важности того, чтобы экономику не пришлось закрывать, без единого уничижительного слова. «Я призываю правительство, действуйте немедленно... прекратите откладывать на потом». Да-да просто «правительство». Это было сказано дважды, а также написано в посте. Это явно не случайно.

    Он также не требовал, чтобы Беннет и Лапид раскрывали протоколы заседаний и не обвинял их в посторонних соображениях или мошенничестве. Просто просил не портить его успех. В самом деле, у  Нетаниягу есть основания, в конечном счете, гордиться результатами того, как он управлял коронакризисом - государство в значительной степени иммунизировано, с восстановленной экономикой и людьми без масок на улицах.

    Но до вакцинации Нетаниягу вел гораздо менее фотогеничную политику. Конечно, нелегко справиться с неопределенностью перед лицом таинственного вируса, но в качестве главы правительства он стремился на 30 лет скрыть обсуждения в кабинете по «короне», закрывал глаза на вопиющие нарушения указаний в определенных секторах и представлял себя спасителем народа, в то время как эпидемия унесла в нашей стране более 6 000 жертв.

    Нетаниягу подчеркивает свои связи с Бурлой, благодаря которым «страна получила миллионы вакцин», и ту неплохую ситуацию, когда его правительство закончило свой срок. Но он действительно не заинтересован в том, чтобы копаться во всем, что произошло в последний год его пребывания у власти.

    Можно и полезно получить от него совет о вакцинах и связях с международными компаниями - в этом он определенно хорош. Но коалиция должна воспользоваться возможностью и показать, что она действует иначе, чем он: принимать решения с полной прозрачностью и раскрыть все, что происходило здесь до прибытия вакцины. Эти судьбоносные обсуждения, которые, вероятно, повлияли на нашу жизнь не меньше, чем иранская ядерная программа, Нетаниягу на самом деле не хочет раскрывать.

    Ури Тальшир, «ХаАрец», И.Н. Фото: Охад Цвигенберг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend