Четыре пути, ведущих к свободе

Израиль — не единственная страна, которая сначала выбрала социалистический путь развития по собственной модели, а затем встала на путь рыночных реформ. Так же развивались Китай, Россия, Куба. Все они имеют свои особенности.

Не зависимость от чего?

Израиль, основанный, казалось бы, на оригинальной идеологии сионизма, в реальности лишь следовал в русле движений за национальную независимость, охвативших в конце XVIII-начале XIX века страны южной и центральной Европы.

Германия, Италия, Греция, Болгария успели обрести её до Первой мировой войны. Другие страны — Австрия, Венгрия, Польша, Чехословакия — уже после.

Неудивительно, что родоначальником политического сионизма стал именно Теодор Герцль, вращавшийся в либеральных кругах Вены, убежденных в неизбежности распада Австро-Венгерской империи.

Вскоре выяснилось, что для нового движения требуется и новая идеологическая и организационная модель. Первоначальная ставка на индивидуальное освоение земли по американскому типу не сработала. Но восточноевропейская алия 1904-1914 гг., охваченная социалистическими идеями, дала подходящий материал для создания в Эрец Исраэль оригинальной версии «социализма с человеческим лицом» еврейской национальности.

К тому же киббуцы с царящей в них дисциплиной идеально подходили для организации подпольной и военной деятельности. Успехи Советского Союза в модернизации хозяйства подтверждали эффективность этой модели.

Заметим, что в последнее время в экономической науке популярна теория о том, что социализм — это всего лишь специфическая форма модернизации хозяйства, свойственная обществам, реализующим стратегию «догоняющего развития». Но тогда приверженность социалистическому пути позволила Израилю получить помощь СССР и обрести независимость от британской империи. При этом вплоть до 20-го съезда КПСС сохранялась идеологическая зависимость Израиля от Союза. Но именно с того момента начался разворот в сторону либеральной модели развития.

Россия: от катастройки к авторитаризму

Перестройка, начавшаяся в СССР и обернувшаяся катастройкой (по выражению известного российского философа А.Зиновьева), привела к удивительным результатам. Часть стран — например, государства Балтии — вернулись в лоно капитализма. Среднеазиатские республики откатились к привычному феодализму. А Россия вновь избрала особый путь: помыкавшись в поисках национальной идеи, ушла под власть нацлидера, который скоро побьет рекорд лидера эпохи застоя.

Сложившийся в нынешней России тип государства помощник президента Владислав Сурков назвал евразийским. Но западными историками он характеризуется, как византийский тип правления. Это — уклад, сочетающий худшие черты эпохи дикого капитализма с традиционным восточным авторитаризмом. Наибольшим образом это похоже на латиноамериканскую модель развития.

Не случайно многие московские либералы раньше видели в Путине своего рода Пиночета, который наведет порядок, поможет построить эффективную экономику по моделям чикагской школы, после чего уйдёт на покой, передав власть демократам. Но, как говорится, «концепция поменялась»: экономика, вновь отданная во власть госмонополий, попала в технологический и социальный тупик, особо заметный по завершении нефтяного бума.

Таким образом, декларированная идеологическая независимость от Запада на практике в России обернулась полной инновационной и финансовой зависимостью. Тем не менее, многие аналитики полагают, что пока Запад в своем давлении ограничивается лишь санкциями, сложившаяся «коалиция Путина» может продержаться еще достаточно долго, чуть ли не до 2042 г.

«Рычи, Китай»

Так называлась знаменитая модернистская пьеса В. Мейерхольда, посвященная революционным события в Китае 20-х годов. С тех пор рычание Китая становится все громче. Сегодня он — крупнейшая экономическая держава мира по многим показателям, в том числе по ВВП, лидер по большинству видов промышленного производства и самый крупный экспортер.

С 1949 г. Китай строил социализм, хотя тоже почти сразу пошел по своему оригинальному пути. А после событий 1989 года, когда власти силой подавили выступления студентов на площади Тяньанмынь, развитие Китая, прежде следовавшее в сторону все большей экономической и политической либерализации, стало еще более нестандартным: экономические реформы, обычно приводившие к демократизации политической системы, были продолжены, но политический контроль за ними со стороны неизменно правящей Коммунистической партии был, напротив, усилен.

Загадка китайского экономического чуда до сих не разгадана, но факт остается фактом. Все страны социализма неизменно терпели поражение в соревновании с либеральной рыночной экономикой, а китайская модель доказывает свою эффективность.

Более того, Китай, в отличие от России, которая грубой силой пытается заставить считать себя сверхдержавой, делает это за счет soft power — так называемой «мягкой силы». Сочетая средства экономической эффективности и культурной привлекательности с масштабными инвестиционными программами, выгодными для межрегиональных партнеров по всему миру. Выдвинутая Китаем в 2010 г. стратегическая концепция мирного развития и предложенные в ее рамках масштабные проекты по финансированию и строительству завязанной на Китае инфраструктуры наземного и морского транспорта, энергетики и телекоммуникаций — такие как инициатива «один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — претендуют на то, чтобы в итоге перевесить такие геоэкономические полюса, как НАФТА (США, Канада, Мексика) и ЕЭС.

В то же время многие эксперты полагают, что Китай — экспансионистская держава, которая стремится за счет экономики расширить свое геополитическое влияние. Компартия Китая сохраняет за собой руководящую роль, а ее председатель, товарищ Си Цзиньпин является также председателем КНР и ее Центрального военного совета, при этом получив статус «основного лидера». Это похоже, скорее, на титул императора, так что уже не совсем понятно, как характеризовать китайскую модель: то ли это модернизированный социализм, то ли реставрация амбиций императорского Китая.

«Куба, любовь моя»

Остров Свободы примкнул к соцлагерю позже всех упомянутых стран, в 60-е годы, и держался ортодоксального направления дольше всех. Как и Израиль, выдержав длительный бойкот (введенный США) при помощи сверхдержавы того времени (СССР). Как и Израиль, проявив
изобретательность ради выживания в кольце врагов, и подготовив бойцов, сражающихся во многих странах мира «за дело мира и социализма» — и в Анголе, и в Мозамбике, а сейчас они помогают отстаивать независимость Венесуэлы.

И на определенном периоде кубинцы тоже стали постепенно разворачиваться в сторону либерализации рынка. Этот процесс начался в 2010 году, а в 2016-м был разрешен малый и средний частный бизнес. Как заверил кубинцев Рауль Кастро — это не возврат к капитализму, а исправление ошибок социализма. Но куда двинется Куба дальше, пойдет по китайскому, российскому или израильскому пути — предвидеть пока невозможно.

Четвертая модель

Для России и Китая социализм стал формой «догоняющей модернизации» развалившихся империй. Теперь они, испытав прилив сил, идут навстречу друг другу, готовясь к битве за Евразию.

И только у Израиля радикальный поворот в сторону современной западной модели либерально-рыночной системы прошел относительно безболезненно — быть может, по той причине, что наша страна с самого начала была страной «переселенческого капитализма» и просто вернулась к истокам.

Любопытно, что во всех трех странах — Израиле, Китае и Советском Союзе — процесс отказа от социализма начался, примерно, в середине 80-х годов прошлого века. В Израиле его начала «Рабочая партия», и продолжила партия Ликуд. В итоге сегодня Израиль входит в двадцатку самых развитых стран мира, и Нетаниягу провозгласил, что Израиль может (и должен) поднятся в первую десятку. Но вдохновляет ли эта идея граждан?

Постсионизм не случайно сменил сионизм. Ибо зачем жить в Земле Обетованной, когда можно хоть сегодня переехать в страны, уже входящие в ту самую десятку? Не ожидая, накроют ли тебя в любой момент ракеты то ли из Ливана, то ли из Ирана, то ли из Газы…

Таким образом, в год своего 70-ти летия Израиль, обретя физическую независимость, попал в идеологическую зависимость от западной модели постиндустриального развития. А значит, актуален вопрос: сможет ли Израиль вновь подарить миру оригинальную идею развития общества, как это делали евреи на протяжении тысяч лет, выдвигая последовательно идеи монотеизма, капитализма (по утверждению видного немецкого экономиста В. Зомбарта, его тоже изобрели евреи), христианства или того же коммунизма?

Доживем до столетия Израиля — тогда и увидим.

Владимир Поляк, «Детали»
Фотоиллюстрация: съезд компартии Китая. Фото: Wikipedia public domain.

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend