Monday 14.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Четыре племени? Надо очнуться, пока не появились четыре армии

    С каждым днем все яснее, что «еврейское» в формуле «еврейское и демократическое государство» становится все ближе стилю  ультраортодоксальных националистов и имеет тенденцию подчинить всех нас. Нам необходимо сформулировать новое видение Израиля, обновленный дух и этос, прежде чем нас лишат этой возможности.

    Я не родилась в Израиле. Я приехала сюда в возрасте 5 лет из города Сатмар. Того самого, которое дало название ультрарадикальному хасидскому двору. Только я родилась уже после того, как Ребе бежал в Америку, а его хасидов убили во время Катастрофы.

    Мои родители тоже бежали от Катастрофы. Когда мы были в Брюсселе по пути в Америку, мой отец принял решение – пришел в контору «Сохнута» и попросил помочь добраться в Палестину. «Я не хотел менять один галут на другой», – десятки раз объяснял он мне.

    Я выросла в национально-религиозной семье. Классический религиозный сионизм и второе поколение после Катастрофы. Мы верили в «праведность пути». Было ясно, что еврейское государство – это видимое чудо и концепция «еврейского и демократического государства» дана на горе Синай. Религия и государство едины. И по сей день воздушный парад в День Независимости, церемония зажигания факелов и другие государственные церемонии могут довести меня до слез. Но сегодня я в полном отчаянии. Почти все, во что я верила, разрушилось.

    Что сегодня означает «еврейское и демократическое государство»? Неужели это власть, которая не включает арабские партии в коалицию и даже не желает принимать их поддержку извне? Или это верховенство законов Торы? Ультраортодоксальная правая коалиция, которые сдерживают решения Верховного суда?

    А «семена Торы»? Относительно новое предприятие, цель которого – «поселения в сердцах». Его участники ханжески закатывают глаза и  спрашивают:«Почему нам не разрешено селиться в Лоде, Акко, Рамат ха-Шароне или Гиватаиме?», когда ясно, что они не только намерены там жить, но и заложить семя, которое позволит решительно изменить «демографический баланс».

    Попутно они также «помогут» некоторым светским людям увидеть этот мир в правильном свете. Местные жители недостаточно «религиозны» или «национальны», и это является основанием для их делегитимации. Она еще впереди.

    Итак, все очевиднее, что «еврейское» в формуле «еврейское и демократическое государство» становится все ближе стилю ультраортодоксальных националистов и способно подавить светскую часть.

    Это «еврейское» необязательно носит кипу. Сюда также входят хулиганы, которые организуются в группы в WhatsApp, и футбольные фанаты-дикари из La Familia. Как смело фотографировались они в Бат-Яме после линчевания. С открытыми лицами они орали в телекамеры: «Смерть арабам!»

    Это отсутствие стыда также является уделом Бецалеля Смотрича, председателя партии «Религиозный сионизм», на ценностях которой я выросла. Однажды он написал в «Твиттере»: «Моя жена на самом деле не расистка, но после родов она хочет отдохнуть, а не видеть массовые сборища, которые обычны после родов арабских женщин». Он даже попросил свою жену «не лежать рядом с матерью, чей сын может убить моего ребенка через 20 лет».

    Означает ли «еврейское» один закон для арабской собственности и другой закон – для еврейской собственности, как мы видели в квартале Шейх Джарах? Означает ли это, что идеология Итамара Бен-Гвира может войти в кнессет с помощью премьер-министра? Означает ли это, что разрешена деятельность организации «Лехава» по предотвращению ассимиляции и смешанных браков в ультраортодоксальной версии еврейского государства?

    Страна полна ненависти, большая часть которой проистекает из жалоб о том, что государство «недостаточно еврейское и предает еврейский народ».

    На Герцлийской конференции в 2015 году президент Реувен Ривлин произнес знаменитую «племенную речь». Ривлин говорил, что в Израиле больше нет одной группы, составляющей явное большинство, а есть четыре племени («колена»), причем разрыв в размерах сокращается: светское, национально-религиозное, ультраортодоксальное и арабское «племена». Ривлин говорил о племенах, но сегодня кажется более уместным говорить о «фалангах», лишенных какой-либо солидарности между собой.

    Возможно, сочетание еврейского и демократического изначально было проблематичным и стало совершенно невозможным в сегодняшней социально-политической реальности. Настали мрачные дни. Если в прошлом я набрасывалась на друзей, которые поощряли своих детей приобретать профессии, которые позволили бы им эмигрировать отсюда, сегодня я уже не уверена, права ли я. Какое будущее ожидает их в еврейском государстве (с некоторыми демократическими ритуалами), стремящемся утвердиться здесь?

    Професор Менахем Маутнер написал в «ХаАрец» в прошлом месяце: «Родители, которые отправляют своих детей в боевые части, должны задать себе два вопроса: отождествляют ли они себя с политическими целями правительства, управляющего армией? Доверяют ли они личной прямоте и честности политического руководства страны? Если их ответ на один из этих двух вопросов отрицательный, им лучше спасти жизнь своих детей и помешать им служить в боевых частях».

    Это еще один камень, который выпадает из стены национального этоса. Я также слышала, что многие согласны с профессором Маутнером. Либеральной, светской, демократической общественности надоело. Как и я, они тоже погружены в депрессивные мысли. Все потеряно? Я все еще надеюсь, что нет. Но невозможно больше закрывать глаза на тот факт, что мы должны сформулировать новое видение страны, основанной в 1948 году. Мы должны очнуться, иначе можем не успеть.

    Рики Шпринцак, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Итамар Бен-Гвир. Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend