Фото: Valentyn Ogirenko, Reuters

Чернобыль в Израиле?

По следам трансляции телесериала «Чернобыль» заново пробудился вопрос, может ли такая катастрофа случиться у нас? Стандартный ответ: конечно, нет.

Ведь мощность реактора, который взорвался в Советском Союзе, во много раз больше мощности реактора в Димоне (примерно в 30 раз). И так же велика разница в количестве производимых им радиоактивных отходов, чье распыление в случае аварии или попадания ракеты станет катастрофой на десятки, а то и сотни лет.

Я предлагаю более подробно разобрать детали катастрофы, которая случилась в Советском Союзе, а также причины, которые к ней привели, и последствия для нас.

Первая причина взрыва реактора заключалась в его рождении и особенностях его проектирования. Реактор такого типа неустойчив и его нельзя было строить. Это знали и советские инженеры, но их голоса заглушили аргументы «безопасности государства». Этот факт стал причиной того, что нигде в мире не построили таких реакторов (кроме бывшего Советского Союза, на территории которого осталось еще около десяти подобных реакторов). Безопасность государства считалась важнее безопасности запуска реактора, и те, кто заранее предупреждал об опасности, были сурово наказаны.

Реактор в Димоне избежал подобных проблем проектирования, но существует сокрытие фактов о его работе. Я собственными ушами слышал представителей Комиссии по атомной энергии, которые в 2004 году сообщали лживую информацию комиссии кнессета по науке и технологии (членом которой я был). В ответ на мои возражения по поводу сказанного (на основе моего опыта работы на реакторе) мне заявили, что этого требует безопасность государства. И, в самом деле, меня дважды вызвали для разъяснительной беседы (или прозрачной угрозы) к двум руководителям Комиссии по атомной энергии, которые предостерегли меня, чтобы я не шел в этом направлении, и эти угрозы на меня подействовали.

Верно, что реактор в Димоне меньше реактора, который действовал в Чернобыле, но он работает и производит отходы уже 55 лет, и все они собираются и складируются на территории реактора. Количество радиоактивных отходов, накопившихся в Димоне, мало чем отличается от тех, что распылились во время катастрофы на чернобыльском реакторе, который проработал всего два года до того, как взорвался. Чтобы точно оценить количество отходов, нужно знать операционную мощность реактора и продолжительность его работы, но это – государственная тайна, которая не обсуждается. Как в СССР.

Если нет опасности взрыва в результате аварии, как случилось в Чернобыле, почему я обеспокоен? Потому что вокруг нас есть враги, которые разработали достаточно точное оружие, чтобы целенаправленно ударить по комплексу реактора. Нельзя полагаться на то, что взвешенное мнение заставит их воздержаться от широкомасштабного поражения гражданского населения. Как же хранятся отходы в Димоне? В какой степени они защищены от массированной бомбардировки? Как уже было сказано, это – государственная тайна. Как в СССР.

В случае серьезного повреждения или аварии (из-за возраста реактора, который является старейшим из всех действующих) надо будет эвакуировать весь город Димона и все бедуинское население в окрестностях – общая численность эвакуированных может дойти до 60 тысяч человек. Подумайте об этом. Стоит ли такая опасность пользы от продолжения работы реактора?

Мне кажется, что сегодня баланс уже не так однозначен.

Узи Эвен, «ХаАрец», Р.Р.  К.В.  

Автор, профессор химии, был одним из создателей реактора в Димоне.

Фото: Valentyn Ogirenko, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend