Чего хочет Гади Айзенкот?

Вопрос о Гади Айзенкоте волнует блок «кто угодно, только не Биби», ломающего голову над тем, как сделать, чтобы после выборов 1 ноября, на которые правые смотрят с большим оптимизмом, Биньямин Нетаниягу не смог получить поддержку 61 депутата кнессета. Более сложная проблема, стоящая перед блоком, заключается в том, как ему самому добиться поддержки 61 депутата кнессета.


Айзенкот, по мнению людей, знакомых с опросами общественного мнения по этому вопросу, мало способствует переходу от блока Нетаниягу к противоположному лагерю, больше – движению внутри блока в зависимости от выбора из альтернатив, которые лежат у него на столе.

Тем не менее нельзя отрицать, что он станет престижным дополнением к силе любого игрока, который сможет добавить его в свою команду, если такое когда-либо и произойдет. Согласно источникам, ожидается, что Айзенкот объявит о своем решении в ближайшие две-три недели.

Слишком рано делать прогнозы относительно тех, кто еще не вступил в мутные воды реки политики, но, как ни странно, то, что некоторые называют отстраненностью и отсутствием политического понимания, на самом деле указывает на некоторые позитивные черты.

Айзенкот настаивает на том, чтобы говорить со всеми людьми, ведущими с ним переговоры, о палестинской проблеме и срочной необходимости ее решения – вопрос, который звучит почти сюрреалистично в то время, когда такое явление, как Нетаниягу, сдирает с израильского общества последний слой здравомыслия и отправляет его на все новые и новые выборы.


Есть все основания полагать, что перед нами не очередной отставной генерал, бормочущий шаблонные слова о силе, исцелении и единстве, а человек, который проникает в самую суть.

Несмотря на тенденцию считать его политически наивным новичком, Айзенкот доказал, что может ладить с самыми хитрыми лисами в винограднике: он был военным секретарем премьер-министров Эхуда Барака и Ариэля Шарона, а в качестве начальника Генштаба ЦАХАЛа имел дело с Нетаниягу, занимавшим в то время пост премьер-министра, и Авигдором Либерманом – на посту министра обороны.

По словам людей, знающих ход его мыслей, идеальным вариантом вхождения в политику с его точки зрения является большая партия, которая объединила бы Яира Лапида, Бени Ганца и Мерав Михаэли и превратилась бы в сильную правительственную партию против «Ликуда». Однако, поскольку такой возможности на горизонте не видно, у него остаются две конкретные альтернативы. Первая – стать номером два в «Еш атид» Лапида, партии, имеющей достаточное количество депутатов для того, чтобы стать правящей, – что очень важно для Айзенкота, который, по словам инсайдеров, считает путь, через который Нафтали Беннет стал премьер-министром (притом что он руководил скукожившейся и дырявой парламентской фракцией), обманом и воровством.

Проблема Айзенкота с Лапидом, по словам все тех же инсайдеров, состоит из двух элементов, которые составляют единое целое: по их осторожному заключению, он не очень уважает Лапида и считает, что с его бойкотами и вето действующий премьер-министр также не сможет сформировать правительство после выборов.

Доверенные лица говорят, что Айзенкот «чувствует себя более комфортно» со вторым вариантом – Ганцем. Принципиальная позиция Айзенкота заключается в том, что «человек, обвиненный в преступлениях, не может возглавлять домовой комитет», но, учитывая чрезвычайные обстоятельства и действующее законодательство Израиля, Айзенкот может принять возможность создания правительства с Нетаниягу – при этом Ганц будет в ротации первым премьер-министром. Проблема в этом случае, по его мнению, заключается в том, что премьер-министр с парламентской группой из 11, 12 или 13 депутатов не имеет легитимности, что не только не разрешит политический хаос, но и усугубит его, вплоть до проведения дополнительных выборов.

Что приводит к сценарию, который на данный момент кажется наиболее вероятным: бывший начальник Генштаба Гади Айзенкот не будет выходить на политическую арену, по крайней мере сейчас, и будет ждать, как любой человек, стремящийся к нормальной жизни в этой стране, до тех пор, пока затор на дороге, вызванный Нетаниягу, не будет преодолен. Это решение не обязательно свидетельствует о трусости или хронической нерешительности. Скорее оно говорит о нем как о человеке: Айзенкота просто не поразил вирус политики; более того, он не подходит для нынешней политической карты, в которой окопная война против Нетаниягу является не только самым важным делом, но и не оставляет места для какой-либо дополнительной идеологии. В определенной степени паралич Айзенкота – это метафора ситуации, в которую заманили Израиль.

Равит Хехт, «ХаАрец», М.Р. Фото: Моти Мильрод √

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ