Wednesday 08.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Чего добился и чем поступился Ганц

    Вступление партии «Кахоль-лаван» в коалицию с «Ликудом» ее лидер объяснял не только кризисом, разразившимся из-за эпидемии коронавируса, но и необходимостью защиты судебной системы, оказавшейся под угрозой вследствие дела Биньямина Нетаниягу: премьер-министр обвиняется во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении общественным доверием.


    Вот несколько замечаний по поводу достижений и, главным образом, компромиссов, на которые пришлось пойти партии «Кахоль-лаван» в области юридической системы.

    1. Портфель министра юстиции, находящийся сейчас в руках Амира Оханы, будет передан Ави Нисанкорну. Это, по всей видимости, важнейшее достижение «Кахоль-лаван» в этой области. В частности, это означает, что попытки затормозить рассмотрение дела Нетаниягу из-за эпидемии коронавируса более не актуальны. По всей видимости, суд над премьер-министром начнется 24 мая и, таким образом, все окажутся равны перед законом.
    2. Государственный прокурор. В соответствии с коалиционным соглашением, ближайшие полгода правительство будет функционировать как чрезвычайное, и никаких постоянных назначений на ключевые должности в это время производиться не будет. Поэтому в течение ближайших шести месяцев прокуратуру будет возглавлять исполняющий обязанности государственного прокурора. Возможно, этот пост сохранит за собой Дан Эльдад, чье назначение изначально носило временный характер. Тем не менее, если юридический советник правительства Авихай Мандельблит будет возражать против продления полномочий Эльдада, Нисанкорн будет вынужден заняться поиском иной кандидатуры. Эта коллизия может стать причиной первого коалиционного кризиса.
    3. Назначения на ключевые должности. В коалиционном соглашении говорится об изменении механизма назначения на ключевые должности. С этой целью «Ликуд» и « Кахоль-лаван» создадут специальную комиссию, которая должна будет представить свои выводы в течение полугода. Основываясь на них, правительство произведет постоянные назначения государственного прокурора и генерального инспектора полиции.

    Способ назначения юридического советника правительства, государственного прокурора и генерального инспектора полиции является крайне чувствительной темой для правительства, глава которого обвиняется в совершении уголовных преступлений. Этот пункт коалиционных соглашений выглядит, как бомба замедленного действия или как рычаг, с помощью которого Нетаниягу может вынудить Ганца выйти из правительства и предотвратить, таким образом, его автоматическое вступление на пост премьер-министра по ротации.

    Даже если механизм назначения на ключевые должности будет успешно создан, вряд ли Высший суд справедливости позволит обвиняемому в совершении уголовных преступлений и подозреваемому в дополнительных правонарушениях (дела об акциях и о незаконной слежке за Ганцем) принимать непосредственное участие в выборе генерального инспектора полиции и юридического советника правительства.


    1. Законодательство, нейтрализующее БАГАЦ. Коалиционное соглашение позволяет обойти постановление БАГАЦа в отношении Арье Дери и Рефаэля Пинхаси, принятое в 1993 году. Это постановление трактовало 22-й параграф основного закона о правительстве таким образом, что глава правительства не только имеет право, но и обязан отправлять в отставку министров, обвиняемых в совершении тяжких преступлений.

    Каким образом коалиционные соглашения позволят Ганцу через полтора года не увольнять со своего поста исполняющего обязанности премьер-министра Нетаниягу? К 22-му параграфу основного закона о правительстве принимается еще одна поправка, в соответствии с которой юридический статус исполняющего обязанности премьера приравнивается к статусу премьер-министра. Сейчас еще существует вероятность того, что БАГАЦ запретит Нетаниягу занимать должность главы правительства. В этом случае нас, скорее всего, ждут четвертые за последний год выборы.

    1. Подрыв традиции назначения судей. В соответствии с законом, кнессет имеет своих представителей в комиссии по назначениям судей (из девяти членов комиссии — пять из юридической системы: два члена Ассоциации адвокатов, президент Верховного суда и 2 других судьи Верховного суда, а четыре члена комиссии представляют политическую систему: министр юстиции, еще один министр и два депутата, один обычно от оппозиции). Представительство оппозиции никак не прописано в законе, но так было со времени основания Государства Израиль.

    Сложившаяся в течение десятилетий традиция была нарушена последним правительством после вступления в коалицию партии «Наш дом Израиль». Депутат кнессета Роберт Илатов, представлявший до этого оппозицию, просто сохранил за собой свой пост. Таким образом, впервые в истории комиссия по назначению судей осталась без представителей парламентской оппозиции.

    Коалиционное соглашение закрепляет такое положение вещей. Место представителя оппозиции в комиссии по назначению судей займет депутат Цви Хаузер из «Кахоль-лаван». Вместе с ним в ее работе примут участие представительница «Ликуда» Оснат Ила Марк, министр от «Ликуда» и министр юстиции Ави Нисанкорн. Для назначения верховного судьи требуются голоса семи из девяти членов комиссии. Консерваторы (Хаузер и двое представителей «Ликуда») будут обладать правом вето при рассмотрении этого вопроса. В любом случае, в течение ближайшего года в Верховном суде не ожидается новых назначений.

    1. Подрыв статуса основных законов. Коалиционные соглашения предусматривают утверждение нового пакета основных законов, регламентирующих, в частности, статус будущего премьер-министра. Один из них позволит Ганцу занять должность премьера без утверждения его кандидатуры кнессетом. Партия «Кахоль-лаван», созданная для защиты власти закона и неприкосновенности юридической системы, согласилась на изменение основных законов для обеспечения собственных коалиционных интересов.

    Таким образом Ганц не только принимает участие в подрыве статуса основных законов, но сам инициирует этот процесс. Разумеется, это не служит укреплению позиций БАГАЦа. Это также наносит удар по принципу, в соответствии с которым свод основных законов является заменой конституции, на основании которой Верховный суд контролирует работу кнессета.

    1. Консервативный переворот остается в шкафу. Несмотря на все чудовищные компромиссы, на которые пришлось пойти Ганцу, нужно помнить о том, что после выборов в апреле 2019 года Нетаниягу дал «зеленый свет» консервативному перевороту в израильском законодательстве. В соответствии с ним БАГАЦ полностью лишался возможности контролировать деятельность кнессета, процесс назначения судей и так далее. Для части правого лагеря этот вопрос носит, прежде всего, идеологический характер. Для Нетаниягу это была возможность провести закон об иммунитете, столь необходимый ему в свете выдвинутых против него обвинений. Если правительство с участием партии «Кахоль-лаван» будет создано, консервативный переворот в законодательстве удастся предотвратить.
    2. Легитимация премьер-министра, находящегося под судом. Партия «Кахоль-лаван» фактически отказалась от следования стандартам, провозглашаемым ею в ходе трех предвыборных кампаний. В соответствии с ними, человек, находящийся под судом, не может занимать должность премьер-министра. По сути дела, «Кахоль-лаван» отказалась от этого принципа еще до подписания коалиционного соглашения. Столь дорогой подарок Ганц преподнес Нетаниягу самим фактом начала переговоров о создании правительства национального единства.

    Гур Мегидо, TheMarker, Б.Е. Фото: Томер Аппельбаум˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend