Среда 20.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Pablo Martinez Monsivais
    AP Photo/Pablo Martinez Monsivais

    Бывший глава ЦРУ: о бен Ладене, Биби и бомбе

    Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан недавно выпустил мемуары «Неустрашимые: моя борьба с врагами Америки дома и за рубежом». Бреннан не совсем типичный представитель военного истеблишмента. В годы учебы в университете он курил марихуану и голосовал за коммунистов.

    Он родился в Нью-Джерси в ирландской католической семье. В 1974 году учился в Американском университете в Каире, затем получил степень магистра в сфере международных отношений. Психологи ЦРУ усомнились в его профпригодности ввиду застенчивости. Поэтому вскоре его перевели на работу в исследовательское подразделение ближневосточного отдела Управления.

    В 1982 году под дипломатическим прикрытием он работал в Саудовской Аравии. По возвращении в Штаты его карьера резко пошла вверх. В конечном итоге он стал главным советником Обамы по борьбе с терроризмом, а потом и директором ЦРУ в январе 2013 года. По словам источников в «Моссаде», под его руководством сотрудничество с ЦРУ в оперативном отношении было превосходным. Но Бреннан по-прежнему полон парадоксов: будучи главным организатором убийства Усамы бин Ладена, он осуждает ликвидацию генерала Касема Сулеймани и Мохсена Фахризаде.

    Об израильском премьере

    – Нетаниягу очень осторожный и хитроумный политик. Он отразил несколько попыток сместить его с должности. На мой взгляд, он обладает глубоким пониманием внутренней политики Израиля и держит ее под контролем. Но он не придерживается этических принципов.

    – В чем это выражается?

    – Если бы он думал, что решение о создании двух государств отвечает его политическим интересам, он, вероятно, продвигал бы его. Но он не выступает в пользу принципа справедливости для палестинского народа. Он также понимает, что черпает свою поддержку и силу у правых кругов Израиля. Он проводил идею о расширении израильской аннексии на территориях Западного берега, чтобы заручиться поддержкой правых и получить политические козыри, которые он сможет использовать в будущем. В этом отношении он является типичным политиком. Он изменит свои взгляды и позицию и не выполнит свои обещания, если это в его политических интересах.

    – Как вы думаете, Нетаниягу действительно настолько боится иранской ядерной программы?

    – Я вспоминаю книгу «Доктрина одного процента». Во столько Дик Чейни (бывший министр обороны США ) и другие оценивали вероятность использования Ираком оружия массового уничтожения. Но и это все еще было слишком много для них. Нетаниягу разделяет это мнение. Он действительно обеспокоен экстремистами в Иране и их возможными действиями. Но я считаю, что Нетаниягу выступает против ядерной сделки исключительно из политических интересов.

    О политических убийствах

    – Я согласен с тем, что руки Сулеймани были в крови. Он отвечал за поддержку террористических организаций, а также за их действия. Но Касем Сулеймани был высокопоставленной фигурой в иранском правительстве, и нападение на правительственного чиновника суверенного государства без международно-правовой основы, без решения Совета безопасности и не в ситуации войны с Ираном – произвольный и опасный акт.

    – Считаете ли вы, что Израиль поощрял администрацию Трампа к совершению убийства, потому что Сулеймани считался в Израиле врагом номер один?

    – Я ничуть не удивился бы, если бы Израиль поддержал операцию или даже оказал помощь в ее проведении. Когда я работал в ЦРУ, я много разговаривал с моими израильскими коллегами о Касеме Сулеймани. Во многих отношениях он был их главным врагом.

    – Был ли Израиль замешан в операции по ликвидации Бин Ладена?

    – Операция, в результате которой был убит Усама бин Ладен, была самой секретной и сложной из всех, что я видел за всю мою карьеру в сфере безопасности. Это была американская операция, но информация, собранная для этой цели, стала результатом обработки тысяч единиц разведданных, в том числе предоставленной израильтянами. И вы знаете, что Израиль - один из основных поставщиков информации для решения этой головоломки.

    О Саудовской Аравии

    – Около двух недель назад появилась информация о встрече Нетаниягу и директора «Моссада» Йоси Коэна с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом. Хорошо зная саудовцев, как бы вы охарактеризовали отношения между двумя странами?

    – В течение многих лет велись тайные переговоры между израильскими и саудовскими официальными лицами. Были также прямые встречи между израильскими и саудовскими разведчиками. По моему мнению, цель недавней встречи – помочь принцу защитить себя от обвинений в убийстве журналиста Джамаля Хашогги.

    – Вы верите, что эти отношения созреют и получат официальное выражение?

    – Я думаю, это будет частью постепенного процесса, который может перерасти в открытую встречу между саудовскими и израильскими официальными лицами. Однако у меня есть опасения, что палестинцы при этом останутся в «подвешенном» состоянии. Я хотел бы, чтобы арабы были более целеустремленными в содействии самоопределению палестинцев.

    О палестинцах

    – Вы все еще верите в решение о двух государствах?

    – Я не думаю, что подход, выбранный израильским правительством к палестинцам, реалистичен в долгосрочной перспективе. Я надеюсь, что администрация Байдена вернет процесс в нужное русло. Понятно, что если говорить о двух государствах, они не будут равноправными. В отношении палестинского государства будут жесткие ограничения, по крайней мере, вначале. Но я надеюсь, что мечты и надежды палестинцев не будут выброшены на свалку истории, и хотел бы думать, что решение о создании двух государств состоится.

    О ядерной сделке с Ираном

    – Нетаниягу и Коэн много говорят об Иране и выступают против возврата к "ядерной сделке". Что будет делать администрация Байдена?

    – Администрация Байдена попытается возобновить сделку. К сожалению, Иран предпринял шаги, которые осложняют ситуацию. Но в отличие от администрации Трампа, которая пыталась свергнуть иранский режим, Байден намеревается изменить поведение Ирана с помощью кнута и пряника.

    – Насколько Иран стремится к обладанию ядерным оружием?

    – Иран не является монолитной страной. Я думаю, там есть экстремисты, которые хотят получить ядерное оружие. Но есть также и другие, более прагматичные лидеры, которые понимают, что иранский народ и иранская экономика должны войти в XXI век, и единственный способ сделать это — сотрудничать с международным сообществом.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», В.П. На снимке: Джон Бреннан. AP Photo/Pablo Martinez Monsivais˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend