Главный » Общество » Буря в коротких штанишках

Буря в коротких штанишках

Несколько дней продолжаются протестные акции в поддержку шорт. А на прошлой неделе сотни школьницы со всей страны, одетые в шорты, присоединились к своим друзьям из средней школы «Алон» в Раанане — к тем, кому не разрешили войти в школу, несмотря на тяжелую жару, только потому, что на них были шорты.

Буря, подобная нынешнему протесту, разражается каждые несколько лет. К примеру, зимой 2016 года сотрудницы аппарата кнессета и парламентские помощницы также вышли на акцию протеста в связи с существованием негласного запрета на ношение в здании кнессета коротких платьев и юбок — «слишком коротких», как было сказано «нарушительницам».

И тогда, и сейчас соцсети буквально разрывало от комментариев, и мнения разошлись: от того, что девочки–школьницы,  действительно, должны одеваться поскромнее, и до идеи, насколько «опасно внушать девочке, в особенности в подростковом возрасте, что ее ноги – это «сексуальный орган», а не просто орган для ходьбы», а излишняя требовательность к дресс-коду до добра не доведет.

Одержимость длиной юбки или шортами – отнюдь не изобретение консервативного Израиля. На протяжении всей современной истории голые женские ноги рассматривались как своего рода знак, символизирующий положение женщин в обществе. Мода на шорты сегодня обозначила одну из самых противоречивых тенденций. Одним она кажется символом освобождения женщин, другими воспринимается, скорее, как символ провокации и соблазна, попыткой привлечь внимание, добиться вожделеющих взглядов.

В последние годы феминистки сделали мини-юбки и шорты своей собственностью, чтобы бросить вызов  консервативным традициям общества во всем, что касается морали.

Существует даже экономическая теория, согласно которой, чем короче юбка, тем в лучшем состоянии рынки. Эта теория подтвердилась на примерах экономических коллапсов 1929 и 1987 годов: предполагается, что когда экономические прогнозы мрачнеют и сулят катаклизмы – общество начинает тяготеть к консерватизму, в том числе в одежде.

Нелишне вспомнить, что менее ста лет назад брюки в США и в Европе еще не считались дозволительной одеждой для женщин. Патриархальное общество отдавало предпочтение женщинам в тяжелых и громоздких, как мебель, платьях.

Как указывает в блоге Хайфского музея художница Роми Линденберг, женщины из бедных сословий начали носить мужскую одежду в XIX веке, когда их отправили работать на угольные шахты, и, понятное дело, вряд ли они могли работать в пышных женских нарядах.  Однако чопорное викторианское общество не могло принять столь вопиющий факт; появились публикации, что угольные шахты наносят ущерб как женской скромности, так и способности женщин создавать семью и вести домашнее хозяйство.

Женщин-«мятежниц», которые пытались открыто носить брюки на публике, арестовывали и даже брали под стражу. Но правозащитники, как, например, Амалия Блумер, одна из первых суфражисток и основоположниц феминизма, продолжали бороться за право носить брюки.

Блумер, в частности, ввела в моду шаровары и носила их под короткой юбкой. И лишь в конце XIX века женщинам из высшего общества разрешили надевать брюки для участия в спортивных состязаниях, и случилось это благодаря неожиданному изобретению — велосипеду. Те, кто мог позволить себе приобрести эту весьма недешевую вещь, получили возможность для приятных прогулок. Разумеется, вряд ли велосипедные прогулки можно было совершать в кринолиновых платьях, поэтому женщинам, наконец, разрешили носить брюки. И только в 30-х годах прошлого века на Западе брюки и шорты стали неотъемлемой частью женской моды, хотя какое-то время существовал определенный дресс-код: только в походах, в прогулках на пляж и для занятий спортом.

Ныне брюки и шорты – снова в моде. Журнал Vogue назвал их одной самых значительных тенденций в коллекциях весна-лето 2020 года таких гигантов моды, как Ив Сен-Лоран, Атро, Селин, Майкл Корс, Александр Вэнг и Хлои.

Часть культуры «нового израильтянина»

Именно в Израиле, который сейчас стал оплотом женоненавистнического консерватизма, в прошлом наблюдалось гораздо больше открытости в отношении к женским голым ногам и шортам. Шорты были неотъемлемой частью культуры нового израильтянина – сабры.

«Израильская фабрика «Ата» начала производить шорты для мальчиков и девочек уже во второй половине 1930-х годов, — сказала в 2012 году израильская исследовательница моды Аяла Раз. — К 1950-м годам в моде преобладали шорты со свернутой бахромой и с карманами, свисающими ниже этой бахромы».

В книге Амнона Данкенра и Давида Тартаковера 1996 года «Где мы были и что мы сделали», где собраны крылатые выражения, бывшие в ходу в Израиле в 50-60-х годах прошлого века, выражение «михнасай дфок оти» (шортики настолько короткие, что словно зазывают – «поимей меня!») толкуется, как «облегающие шорты».

Спор о шортах можно резюмировать мнением актрисы и комика Нелли Тагер, которая написала в «Фейсбуке»: «Израильтянки в шортах создали еврейское государство. И никто при этом не думал, что своим видом они угрожают еврейскому народу. Но именно благодаря их храбрости, мужеству и моде такая одежда чудесным образом укоренилась в Государстве Израиль, доказав, что Бог любит шорты».

Шира Майкин, «ХаАрец», М.К. На снимке: в кибуце Эйн-Харод, 1941 год. Фото: Золтан Клугер, GPO˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend