Четверг 04.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Tara Todras-Whitehill
    AP Photo/Tara Todras-Whitehill

    Будет ли Байден «исправлять мир» на Ближнем Востоке?

    После инаугурации Байдена 20 января иранская проблема становится главным вопросом, волнующим весь мир, особенно Израиль и арабские страны. Новый президент сделал вопрос возвращения к «ядерной сделке» самым важным элементом своей внешней политики – и реализация этих планов будет его главным экзаменом.

    Заявления, сделанные в ходе избирательной кампании, как правило, пересматриваются, когда кандидат становится президентом. 2021 год не похож на 2015 год, когда было подписано ядерное соглашение, и Байден столкнется с большими проблемами на пути к его возобновлению. Одной из них является вопрос об отмене санкций, введенных Трампом. В процессе отмены Байден вообще может потерять основной источник давления на Иран.

    Но решение Трампа в 2018 году выйти из соглашения и возобновление Ираном обогащения урана – это лишь часть той запутанной ситуации, которую Трамп оставил после себя на Ближнем Востоке.

    Действительно, Соединенные Штаты не несут ответственности за внутренние конфликты и войны в регионе. И не они явились причиной «арабской весны», взорвавшей арабские страны.

    С одной стороны, администрация Обамы была вопиюще безразлична к массовым убийствам президентом Башаром Асадом собственных граждан. Она также отстранилась от проблем Афганистана, за исключением ликвидации Усамы бин Ладена, и недооценила серьезность гражданской войны в Йемене.

    Со своей стороны, у Трампа не было никакой политики или стратегии на Ближнем Востоке. Это привело к тому, что страны региона, и не только они, боялись каждого его твита или каприза, что лишало их возможности полагаться на стабильную американскую политику или на союз с Вашингтоном.

    В результате многие арабские страны искали альтернативные или дополнительные союзы, чтобы обеспечить свое выживание, сотрудничая, например, с Россией. Саудовская Аравия стала одним из ее деловых партнеров в области поставки ядерных реакторов. Турция приобрела противоракетные комплексы С-400. Египет подписал соглашение о покупке российских самолетов. Сирия находится под контролем России, и союз между Турцией и Россией намного сильнее, чем союз между Турцией и США.

    Трамп, полагавшийся на личную харизму и убеждение, что он может сделать предложения, от которых другие страны не могут отказаться и которые улучшат положение Америки, обнаружил, что главы государств предпочитают иметь дело с администрацией, ведущей стабильную политику.

    Объятия Трампа с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом не превратили саудовскую королевскую семью в друга Соединенных Штатов. Ирак, куда Соединенные Штаты вложили триллионы долларов после второй войны в Персидском заливе, потребовал, чтобы американцы покинули его территорию. Курды, союзники Америки в войне против «Исламского государства», столкнулись с проблемой, когда Трамп объявил о своем намерении вывести войска США из Сирии.

    Если президент Обама отодвинул войну в Йемене далеко вниз в своем списке приоритетов, Трамп вообще сделал проигрышную ставку.

    Венцом политики Трампа была «сделка века», сопровождавшаяся разрывом отношений с палестинцами. Без сомнения, Израиль был основным победителем в «сделке», которая привела к нормализации отношений с Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Марокко и Суданом. Но сделка так и не привела к разрешению самого важного конфликта: между Израилем и палестинцами.

    Было бы даже точнее сказать, что она заложила все возможные мины, необходимые для подрыва любых будущих договоренностей, включая одобрение израильской аннексии территорий на Западном берегу, признание Иерусалима столицей Израиля и перенос туда посольства США, а также признание Голанских высот неотъемлемой частью Израиля.

    Байден получил «токсичное» наследство на Ближнем Востоке. Но во многих отношениях он не сможет изменить основы того, что заложил Трамп. Сомнительно, что новый президент отменит признание Иерусалима столицей или вернет посольство в Тель-Авив. По всей видимости, Сирия безнадежно потеряна для Соединенных Штатов, и любой план по возвращению туда означал бы конфронтацию с Россией.

    У Байдена есть тезис о необходимости продвижения прав человека на Ближнем Востоке, но он знает, что это потребует серьезных усилий, которые будут включать вмешательство во внутреннюю политику таких стран, как Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ, Турция и, разумеется, Израиль. Но введет ли он санкции против Саудовской Аравии из-за войны в Йемене или в результате серьезных нарушений Эр-Риядом прав человека? Будет ли он бойкотировать Эрдогана?

    Все это в дополнение к иранской ядерной проблеме, которая включает не только восстановление прежнего статус-кво и прекращение ядерных разработок Ирана, но и образ Соединенных Штатов, как страны, определяющей глобальную политику. Иранский вопрос – самое важное испытание для Байдена, потому что он также имеет далеко идущие последствия для других направлений: отношений США и ЕС; отношений Америки с арабскими странами; отношений с Израилем.

    Это не просто очередная «сделка», которая может быть реализована или нет. Международный престиж Америки будет определяться отношениями с Ираном.

    Все это приводит к ключевому вопросу: будет ли Байден пытаться «исправить мир» или просто попытается исправить несколько дефектов из наследства Трампа. Другими словами, будет ли у Байдена стратегия, или он ограничится мелким ремонтом?

    Цви Барэль, «ХаАрец», В.П. На снимке: Джо Байден с Абу-Мазеном. AP Photo/Tara Todras-Whitehill˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend