Обрезание — с риском для жизни

Халатность и небрежность моэлей — людей, выполняющих обряд обрезания — может поставить под угрозу жизнь новорожденных мальчиков. Но даже если это выяснится — они продолжат работать в этой сфере!

Такую возможность для них оставляет лазейка в законе, о которой говорили на комиссии кнессета по внутренним делам и охране окружающей среды. Просьбу о проведении срочного заседания подали депутаты Михаль Розин и Омер Бар-Лев. Они внезапно поняли, что в законе есть крайне опасный пробел.

Вот что написала Розин председателю кнессета Юлию Эдельштейну 21 мая: «Если против моэля подают жалобу в главный раввинат или в минздрав, раввинат может аннулировать полномочия этого моэля — навсегда или на время. Но моэль все равно сохранит возможность продолжать свою деятельность, поскольку закон не запрещает ему это.

Моэли выполняют тонкую и деликатную хирургическую операцию младенцам нескольких дней от роду. И даже после того, как выясняется, что тот или иной моэль допустил халатность или небрежность, он продолжает выполнять те же самые функции. Как такое возможно?! Ведь если по той или иной причине минздрав аннулирует лицензию врача, этому медику в ту же минуту запрещается заниматься врачебной деятельностью. Есть необходимость сделать так, чтобы такой же запрет действовал в отношении провалившихся в работе моэлей. Если мы не хотим, чтобы случилось несчастье».

Лазейка в законе даже более серьезна, чем кажется на первый взгляд. Практически каждому разрешается выполнить обрезание крайней плоти младенца, без наркоза. Согласно еврейской традиции, обрезание делается мальчику, которому исполнилось 8 дней. Иногда, по разным причинам, обряд выполняется, когда мальчик чуть старше. Во всяком случае, моэлю разрешается сделать обрезание до момента, когда младенцу исполняется полгода. Если мальчику 6 месяцев и больше, обрезание выполняется только под наркозом, и соответственно делать операцию может только хирург в больнице.

Но вернемся к моэлям. Если моэль своими неумелыми действиями причинил младенцу необратимый ущерб или даже способствовал его смерти (а такие случаи были) – никакого наказания он не понесет. В общем, каждый может. Вспомните, недавно генеральный инспектор полиции Рони Альшех похвастался тем, что, будучи 20-тилетним новоиспеченным отцом, самолично сделал обрезание собственному первенцу!

Рани Кашер — председатель организации «Бен шалем«, специалист по вопросам проведения обряда «брит мила», пишет: «Специальная подготовка? Опыт? С точки зрения действующего закона во всем этом нет необходимости. И если так, какой смысл ограничивать именно моэлей, которые все-таки набили руку, имеют какой-никакой опыт? Раввинат в худшем случае может отнять у провинившегося моэля разрешение на проведение обряда и исключить его имя из специального списка, публикуемого на сайте учреждения комиссией по контролю над моэлями. Насколько мне известно, в Израиле нет моэля, у которого раввинат или кто-либо другой конфисковал удостоверение на право выполнения обрезания хотя бы на некоторое время. Про дисквалификацию навечно и говорить не приходится. Но ведь понятно, что моэль получает работу благодаря репутации и личным рекомендациям. Поэтому, согласно закону, он может работать и без удостоверения.

К сожалению, в Израиле нет закона, регламентирующего осуществление обряда обрезания. Нет и закона, регулирующего работу моэлей. В свое время несколько депутатов выдвигали поочередно частные законопроекты в этой сфере, но ни одна из инициатив не созрела до закона. Вот авторы законопроектов: Нахум Лангенталь (2001), Эти Ливни (2003), Хаим Орон, Илан Гилон, Ницан Горовиц (2009), Элиэзер Штерн и Ади Коль (2014). Кто-то в кнессете упорно препятствует продвижению этих законопроектов.

Не пора ли положить конец беззаконию?» — спрашивает он. Между тем из данных, которые в кнессете привел профессор Авраам Штейнберг, председатель комиссии по наздору за моэлями в Главном раввинате, в 2017 году ими было получено 43 жалобы на моэлей, которые не были врачами, и еще 12 — на моэлей, имеющих медицинское образование. Тогда как всего обрядов «брит мила» в тот же год провели около 75 тысяч. В то же время профессор Штейнберг признал, что количество моэлей, имеющих медицинское образование, крайне невелико — их всего 22, а без этих специальных знаний «обходятся» около 350 моэлей.

«Детали». Д.Н. Фото: Гиль Коэн Маген.

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend