Thursday 24.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Как стать директором ШАБАКа? Очень просто

    После назначения Д. директором «Моссада» премьер-министр Биньямин Нетаниягу работает над следующим высоким постом в спецслужбах – выбирает преемника Надава Аргамана во главе Службы общей безопасности (ШАБАК). Пятилетний срок полномочий Аргамана, установленный законом, истекает через четыре месяца. В отличие от назначения Д., которое обошлось без драм и получило одобрение бывших руководителей «Моссада» и высокопоставленных сотрудников этой организации, в контрразведке кипят жаркие страсти и споры по поводу кандидатов.

    Причина в том, что одним из ведущих кандидатов (если не главным фаворитом, по оценкам в кругах спецслужб и по некоторым источникам в канцелярии Нетаниягу) стал председатель Совета национальной безопасности Меир Бен-Шабат. Сразу надо оговориться, что решение еще не принято, и, насколько известно, Нетаниягу еще не обсуждал этот вопрос ни с Бен-Шабатом, ни с Аргаманом. Также пока неясно, даст ли Аргаман свои рекомендации одному или двум кандидатам. Либо он просто представит премьер-министру трех кандидатов, как это принято, оставив ему право выбора.

    В любом случае, помимо Бен-Шабата есть еще два кандидата на пост директора ШАБАКа – Р. и Й. Насколько можно установить, Р., скорее всего, является предпочтительным кандидатом для Аргамана, хотя в последнее время между ними возникли разногласия по профессиональным вопросам.

    Й. начал свою работу в контрразведке координатором по вербовке агентуры и управлению тайными агентами. Именно этим он занимался большую часть своей профессиональной карьеры. У него есть оперативный опыт работы как на местах, так и в штабах и в канцеляриях. Во время операции «Нерушимая скала» в 2014 году он возглавлял Южный округ, включавший сектор Газа. Он имеет опыт работы как по сбору информации из человеческих источников – от тайных осведомителей, так и технологическими средствами, это два основных источника для ШАБАКа. Й. также был заместителем Аргамана в течение первых двух с половиной лет его срока – до конца 2018 года. С тех пор он ожидает решения о том, будет ли он назначен директором контрразведки. А тем временем его «одолжили» на время в Управление по разработке вооружений и инфраструктуры при министерстве обороны.

    Последние два с половиной года Р. был заместителем директора ШАБАКа. Он считается протеже Аргамана и проработал с ним плечом к плечу в оперативном отделе, который в последние годы наполнили новыми технологиями. Также он занимал должность начальника отдела штабной работы.

    Р.  – выпускник Фонда Векснера, который уже более 30 лет присуждает стипендии на получение второй степени госслужащим среднего звена в Израиле. Из-за связей с миллиардером-педофилом Джеффри Эпштейном, Фонд Векснера и его основатель Лесли Векснер, а также Эхуд Барак превратились в жупел правого лагеря. Во главе с Биньямином Нетаниягу и его сыном Яиром они трубят во все трубы, что Фонд Векснера вербует потенциальных предателей, и связи с педофилом еще раз подтверждают всю мерзость этого фонда.

    Вопрос лояльности

    Третий кандидат – Меир Бен-Шабат, который был принят на работу в ШАБАК в 1989 году, перешел на должность советника по национальной безопасности и исполняющего обязанности председателя Совета национальной безопасности в августе 2017 года. В ноябре того же года правительство одобрило его назначение председателем Совета национальной безопасности.

    По словам некоторых бывших офицеров ШАБАКа, Меир Бен-Шабат непригоден на пост директора контрразведки по трем причинам: личной, профессиональной и политической.

    На профессиональном уровне Бен-Шабат работал в ШАБАКе в области разведки, занимая руководящие должности начальника отдела и начальника Южного округа, который включал Негев, сектор Газа и Синай. Его работа была сосредоточена на кадровых и исследовательских вопросах. Он мало занимался оперативной деятельностью и мало выходил в «поле». Бен-Шабат никогда не работал заместителем директора ШАБАКа, а эта должность имеет критическое значение для подготовки будущего директора контрразведки. Не было еще директора ШАБАКа или «Моссада», который не прошел бы службу на посту заместителя. Кроме случаев, когда назначение спускали сверху по политическим мотивам.

    Но, возможно, решающей причиной, которую приводят противники Бен-Шабата, является его близость к премьер-министру. Нетаниягу – тот человек, который забрал Бен-Шабата из ШАБАКа более трех лет назад, назначив несколько месяцев спустя председателем Совета национальной безопасности. С тех пор Бен-Шабат выполняет свою работу тщательно, добросовестно и с бесконечной самоотдачей, включая глубокое вовлечение в управление корона-кризисом и продвижение соглашений о нормализации отношений с арабскими и африканскими странами. Например, 22 декабря Бен-Шабат отправился в Марокко во главе израильско-американской делегации, чтобы подписать соглашение о нормализации.

    Но у этой близости есть своя цена. В ноябре 2018 года Бен-Шабат обнаружил, что выполняет политическую миссию для Нетаниягу. Его отправили домой к раввину Хаиму Друкману (чей внук женат на дочери Бен-Шабата) в рамках усилий Нетаниягу, который хотел убедить «Еврейский дом» и Нафтали Беннета не выходить из коалиции. Гай Давид, директор дисциплинарного отдела Управления госслужбы, был поставлен в известность по этому делу, но, в конце концов, решил не начинать расследование против Бен-Шабата. И это несмотря на то, что госслужащим строго запрещено вмешиваться в политические вопросы.

    Около четырех месяцев назад стало известно, что Бен-Шабат по заданию Нетаниягу пытался выяснить у командующего ВВС генерал-майора Амикама Норкина его позицию по поводу возможной продажи самолетов F-35 Объединенным Арабским Эмиратам. Это обращение было сделано в обход непосредственных начальников Норкина – начальника генштаба Авива Кохави и министра обороны Бени Ганца.

    Назначение директоров ШАБАКа и «Моссада» находится в исключительной компетенции премьер-министра при условии одобрения правительством. Премьер-министр может проконсультироваться с министром обороны и выслушать рекомендации любого компетентного лица, но в конечном итоге решение принимает он сам.

    После возвращения на улицу Бальфура в 2009 году Нетаниягу получил рекомендации от директоров «Моссада» и ШАБАКа относительно их преемников. Юваль Дискин рекомендовал покойного Ицхака Илана, но Нетаниягу выбрал Йорама Коэна. Коэн рекомендовал Рони Альшейха, но Нетаниягу предпочел его в качестве генинспектора полиции с перспективой (если он будет себя хорошо вести) на дальнейшее назначение директором  ШАБАКа. Нетаниягу выбрал Аргамана, когда тот собирался уйти в отставку, не веря, что у него есть шансы стать директором.

    В «Моссаде» Меир Даган хотел, чтобы Дискин стал его преемником, но Нетаниягу колебался, и в конечном итоге выбрал Тамира Пардо. Пардо рекомендовал Н. и Рама Бен-Барака, но Нетаниягу вытащил из колоды Йоси Коэна.

    Ежедневные трения с премьер-министром (и министром обороны) вредны для людей в форме, но некоторые пользуются этим, чтобы растолкать локтями всех конкурентов. Должность председателя Совета национальной безопасности не должна использоваться как плацдарм для заветных командных должностей в спецслужбах. Ведь в этих организациях нам нужна железная стена.

    Йоси Мельман, «ХаАрец» Ц.З.  На фото: Меир Бен-Шабат. Фото: Оливье Фитусси˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend