Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Больные как средство давления на минфин?

    Директора больниц  «Шаарей цедек» в Иерусалиме, «Ланиадо» в Нетании, «Мааяней Йехошуа» в Бней-Браке и трех больниц в Назарете сообщили 21 января Службе скорой помощи, что они не будут принимать больных с 6 утра воскресенья, 24 января, из-за нехватки оборудования и ресурсов. Снижение числа госпитализаций связано с серьезным бюджетным кризисом, в который больницы попали из-за «короны», и тупиком в переговорах с министерством финансов.


    Шесть общественных негосударственных больниц объявили вечером 20 января, что они перешли на работу в сокращенном составе и работают в режиме экстренной помощи. Руководство седьмой больницы, «Хадасса» заявило, что они решили не присоединяться к санкциям других общественных больниц.

    Гендиректор минздрава Хези Леви заявил, что отклоняет требование директоров общественных больниц не отправлять к ним больных. Он направил их руководителям письмо, в котором написал: «Я осведомлен о бюджетных трудностях, с которыми вы сталкиваетесь, и мы с министром здравоохранения активно прорабатываем этот вопрос с минфином, но недопустимо использовать пациентов как рычаг давления на переговорах – больницы обязаны принимать пациентов».

    Свою точку зрения на ситуацию изложил гендиректор «Шаарей цедек», профессор Офер Мерин, участник акций протеста перед министерством финансов в Иерусалиме:


    «Просто стыд – эта палатка протеста позорит и меня, и страну, – сказал Мерин. – Абсурдно, что директора больниц в самых «красных» районах Израиля каждый день сидят в палатке. Это вредит устойчивости работы больницы, потому что гендиректор должен быть со своими людьми во время кризиса, а не сидеть в палатке и просить денег».

    «Мы пережили три сильных волны «короны», но последняя неделя была самой тяжелой с начала эпидемии, – говорит Мерин. – Сегодня в «Шаарей цедек» 120 больных, и в первой волне было 120 больных. Но это не одни и те же больные. В первой волне мы относились ко всем с положительным тестом с особой осторожностью и госпитализировали их, потому что мы еще многого не знали о болезни. Во второй волне были госпитализированы только тяжелобольные. В третьей волне Иерусалим стал «красным» городом. Уже две недели мы переводим больных в центр страны, потому что больница полностью заполнена. Те, кто остаются здесь, – самые тяжелые пациенты, те, кто не переживет перевода в центр».

    – Каков профиль нынешнего пациента?

    – Мы начинаем видеть то, что предполагали – мы вакцинировали пожилых людей и наблюдаем немного меньшую заболеваемость среди них. А наблюдается рост заболеваемости среди молодых людей, в том числе без сопутствующих заболеваний. Этим утром к нам прибыла 40-летняя женщина в тяжелом состоянии. У нас также две беременные женщины, только-только миновала опасность для их жизни. Нет недели, чтобы не доставили беременную женщину в тяжелом состоянии, которая  нуждается в помощи, чтобы дышать. Нам известны многие вирусные заболевания, в том числе поражающие органы дыхания, но одной из характеристик «короны» также является повреждение сосудов, поэтому у некоторых людй болезнь протекает очень тяжело.

    – Вы чувствуете, что из-за нагрузки ухудшается качество лечения?

    – Это важный вопрос, который нас постоянно волнует. Качество медицинской помощи имеет множество измерений. Существуют сухие показатели, например, сколько медсестер приходится на каждого пациента в отделениях интенсивной терапии и получает ли ее каждый пациент, который в ней  нуждается. Я думаю, что Израиль соответствует высоким стандартам лечения, и мы еще не достигли экстремальной ситуации Швеции и Италии – когда приходится выбирать, кого лечить, а кого – нет. В «Шаарей цедек» нет ситуации, когда приходит пациент, и для него не делают все возможное. Цена выражается в том, что персонал работает все больше и теряет силы. Мы надеялись, что через две недели карантина будет снижение кривой, но пока этого не видно.


    В течение последних двух недель Мерин и шесть директоров больниц «Хадасса», «Ланиадо», «Мааяней Йехошуа» и трех больниц в Назарете вели борьбу в средствах массовой информации, чтобы спасти их от того, что они называют экономическим коллапсом.

    Общественные больницы принадлежат некоммерческим организациям, а не государству или больничной кассе «Клалит», и, соответственно, не получают сравнимых субсидий. Для сравнения, государство субсидирует государственные больницы примерно на 2 млрд шекелей в год (без учета бюджетных пенсий).

    «Два дня назад минздрав опубликовал экономический отчет, по которому дефицит государственных больниц, дающих 50 процентов больничных коек общего профиля в Израиле, составляет 1,9 млрд шекелей, не считая почти 1 млрд шекелей, который идет на пенсии. Государство полностью покрывает эти дефициты. С другой стороны, общественные больницы дают 20 процентов от общего числа коек, поэтому, если бы мы работали так же «эффективно», как государственные больницы, мы бы закончили год с дефицитом в 1,2 млрд шекелей – но мы имеем дефицит только в 550 млн шекелей, – сказал Мерин. – А субсидия, которую мы получили, составляет всего 350 млн шекелей. Другими словами, они оставили нам дефицит в 200 млн шекелей.


    Существует немыслимая дискриминация между больницами. Я сижу в минфине и спрашиваю – согласны ли вы, что здесь есть дискриминация? Мне говорят, да. Вы согласны, что нас должны финансироваться более справедливо? Они говорят, что нет никаких сомнений, положение несправедливо. Так чего же не хватает? Механизма оплаты нет. Это просто юридическая отговорка».

    Рони Линдер, «ХаАрец», И.Н. На снимке: профессор Офер Мерин. Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend