Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Alex Brandon
    AP Photo/Alex Brandon

    Блокировка «Твиттера» Трампа не нарушает свободу слова, но заставляет задуматься

    Президент Дональд Трамп потерял свою любимую онлайн-площадку, когда «Твиттер» навсегда заблокировал его страницу из-за опасений, что его сообщения могут спровоцировать дальнейшее насилие после штурма конгресса 6 января. Так же поступили другие соцсети. 


    Хотя блокировка пользователя – не новая практика «Твиттера», в этот раз событие было беспрецендентного масштаба и вызвало волну обсуждений. Трамп и его союзники обвиняют платформу соцсетей в подавлении свободы слова и цензуре, их оппоненты, напротив, уверены, что этот шаг был необходим, чтобы пресечь потоки ненависти и подстрекательства. Этот спор имеет не только юридический, но и этический аспект, и заставляет в очередной раз задуматься о том, не слишком ли большой силой обладают технологические гиганты, влияющие на политическую ситуацию в разных странах по всему миру. 

    Американское издание The Philadelphia Inquirer попросило прокомментировать ситуацию юристов, которые специализируются на Первой поправке конституции США, гарантирующей свободу слова. Они отметили, что едва ли блокировку страницы Дональда Трампа можно назвать подавлением свободы слова, так как конституция защищает граждан от действий правительства, в то время как «Твиттер» – частная компания, и ее действия Первой поправкой не регулируются. 

    По словам юриста Джереми Мишкина, «Твиттер» и другие социальные сети могут решить, «что не будут участвовать в распространении чужого сообщения». Точно так же, например, газета не обязана публиковать пресс-релизы политика – и это не будет считаться нарушением свободы слова. 


    Однако эксперты соглашаются, что правоприменение в этой области несовершенно. 

    «Это действительно неизведанная территория», – сказала Лаура Литтл, профессор Университета Темпл, специализирующаяся на Первой поправке конституции. Она упомянула нашумевший процесс газеты «Нью-Йорк Таймс» против комиссара полиции штата Алабама  Салливана: Салливан сначала пытался засудить газету за рекламное объявление, в котором содержались неточности. Но «Нью-Йорк Таймс» направила встречный иск, и Верховный суд постановил, что газеты не могут нести ответственность за публикацию ложной информации о государственном должностном лице, если только они не делали это с «настоящим злым умыслом». Несмотря на то, что Салливан участвовал в разбирательстве как частное лицо, суд счел нужным использовать Первую поправку. 

    Подобные прецеденты, считает Литтл, указывают на гибкость судебной системы в том, стоит ли применять Первую поправку. 

    Блокируя страницу Трампа, «Твиттер» процитировал сообщения президента, в том числе один, который гласил: «75 миллионов великих американских патриотов, которые проголосовали за меня, «Америку на первом месте» и то, чтобы «Сделать Америку снова великой» еще долго будут иметь ГИГАНТСКИЙ ГОЛОС. Они не будут подвергаться неуважению или несправедливому обращению ни в какой форме!!!»

    Подобные сообщения, уверены в «Твиттере», «необходимо читать в контексте более широких событий в стране» – имея в виду события 6 января, когда сторонники Трампа штурмовали конгресс, чтобы не допустить признания Джо Байдена победителем президентских выборов. Платформа определила, что твиты нарушают ее политику против прославления насилия.

    Так же мотивировал свое решение и «Фэйсбук»: «Мы считаем, что общественность имеет право на максимально широкий доступ к политическим выступлениям, даже к спорным, – написал гендиректор компании  Марк Цукерберг. – Но нынешний контекст сейчас принципиально другой, связанный с использованием нашей платформы для подстрекательства к насильственному восстанию против демократически избранного правительства».


    Сторонники Трампа, возмущенные запретами соцсетей, возобновили призывы отменить раздел 230 Федерального закона о порядочности в коммуникациях – положение, которое защищает интернет-компании, такие как «Твиттер», от ответственности за материалы, размещенные их пользователями.

    «Аятолла может твитнуть, а Трамп – нет. Многое говорит о людях, которые управляют Twitter», – написал сенатор Линдси Грэм из штата Южная Каролина, добавив, что «более чем когда-либо намерен лишить технологические компании защиты раздела 230, который ограждает их от исков». Ряд юристов заявили, что отмена такой защиты, скорее всего, приведет к большему количеству запретов со стороны соцсетей, поскольку в этом случае они будут нести ответственность за материалы пользователей. «Это нелогично», – сказал Мишкин о высказывании сенатора. 

    Foreign Policy отмечает, что у соцсетей нет физической возможности проверять миллионы сообщений, которые пользователи загружают ежедневно, к тому же их большая часть может зависеть от контекста, использовать шифры или изображения, которые сложно понять со стороны. Снятие с платформ ответственности за содержание сообщений позволяет им  применять свои собственные ограничения на свободу слова, которые называются «принципами сообщества». Таким образом, «Фэйсбук» может не нести ответственности за разжигающий ненависть пост от пользователя, но он может удалить его, потому что он нарушает его принципы сообщества. Очевидная проблема состоит в том, что реализация будет непоследовательной. Руководящие принципы соцсетей развиваются со временем, но порой это происходит слишком поздно. 


    Между тем, соцсети играют все большую роль в политических процессах не только в США, но и в других частях света. В 2018 году следователи ООН назвали «определяющую роль» «Фэйсбук» в обеспечении геноцида в Мьянме против народа рохинджа, заявив, что платформа превратилась в «монстра». Тогда «Фэйсбук» оправдывался тем, что у него не было адекватных модераторов, знающих язык и контекст. С другой стороны, соцсети были исключительно важны для мобилизации продемократических митингов во время «арабской весны». 

    Ифтах Лелкес, доцент кафедры коммуникации в Университете Пенсильвании, считает, что после блокировки страниц Дональда Трампа недоверие консерваторов к основным соцсетям только усилится, и они найдут другие платформы для общения. По его словам,  экстремистов можно «затолкнуть в своего рода пузыри, но радикализация будет продолжаться».

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Alex Brandon

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend