Sunday 16.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Kamran Jebreili
    AP Photo/Kamran Jebreili

    Ближний Восток в поисках третьего возрождения

    Ушедшее десятилетие принесло Ближнему Востоку конфликты, войны, революции, социальные реформы, смену политической элиты, гуманитарные катастрофы, иностранные интервенции, ожесточенные общественные дискуссии, взлеты и падения негосударственных игроков. Что принесет региону ближайшее будущее и каковы его перспективы? И главный вопрос: ждет ли Ближний Восток возрождение, подобное тому, которое происходило или происходит в других регионах мира?

    Все эти вопросы обсуждались на недавней Ближневосточной конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай», прошедшей 30–31 марта 2021 года, в Москве. Всего в дискуссии приняли участие более 50 экспертов из 19 стран, включая ведущих специалистов из ближневосточного региона, России и Запада.

    Ближний Восток — третья волна возрождения

    Отметим, прежде всего, глубокий и неординарный доклад Виталия Наумкина и Василия Кузнецова из Института востоковедения РАН о третьей волне арабского возрождения - «ан-Нахда». По мнению авторов доклада, Ближний Восток находится на пороге новой, уже третьей за 200 лет эпохи возрождения, суть которой сводится к поиску арабскими странами своей идентичности и места в мире. Исследователи отходят от традиционных политологических теорий, делающих акцент на геополитическом и социально-экономическом аспектах ситуации. Они ищут ответ в основных принципах арабской культуры. В докладе отмечается, что одна из базовых для исламской культуры - метафор\ а «возрождения» уходит корнями к идеям пророка Мухаммеда.

    На их взгляд развитие арабо-мусульманского мира идет по пути смены религиозно-политических движений, требовавших возрождения, отречения от порочных отклонений и возвращения на путь праведных предков.

    Первой эпохой возрождения является возникшее в середине XIXI века в арабских провинциях Османской империи движение «Ан-Нахда» («Возрождение»). В это время сформировались «концепции арабского национализма и панисламизма», вопросы «сочетаемости традиции и модернизации», «ислама и современного государства». Эту борьбу возглавляли интеллектуалы, действующие в основном в духовной сфере.

    Вторая волна возрождения проявилась почти через сто лет в период борьбы против колониализма и завершилась образованием в середине XX века новых национальных государств. Это движение породило поколение политиков, использующих ту или иную идеологию: панарабизма, социализма, арабского национализма светского или монархического типа таких как например, президенты Египта и Туниса Гамаль Абдель Насер и Хабиб Бургиба, ливийский лидер Муаммар Каддафи, короли Саудовской Аравии и Марокко Фейсал и Хасан II.

    «Арабскую весну» и последующее десятилетие авторы доклада рассматривают в более широком историческом контексте. Не в привычной парадигме «цветных» или «бархатных» революций либерального типа, инспирированных Западом, но как попытку найти свой ответ на вызовы времени. Это - третья волна Возрождения, лидеры которой ищут выход из порочного круга: модернизация и затем откат к праведной традиции предков.

    Поэтому лидеры третьей волны - это тактики и прагматики, не верящие в идеологию, но всегда готовые ее использовать, среди них — наследный принц Абу-Даби и фактический правитель ОАЭ Мухаммед бин Зайд, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Сальман, эмир Катара Тамим бен Хамад, президенты Турции и Египта Реджеп Тайип Эрдоган и Абдель Фаттах ас-Сиси.

    Как подчеркивают российские востоковеды, для понимания третьей волны Возрождения важно видеть образы будущего, для реализации которого требуются реформы. В арабском языке для описания реформ используются два понятия «ислах» и «таджид». Первое направлено на достижение гармонии, преодоление раскола и тому подобное. Второе понимает обновление, как возвращение к норме. Разные лидеры опираются на различные слои, исповедуя ту или иную трактовку.

    Еще один важный контекст третьей волны - пересмотр отношений с внешним миром и изменение самой конфигурации региона. Во время первой «Ан-Нахды» речь шла о включении региона в мировую политику в рамках колониальных моделей управления, в середине XX века — об интеграции молодых государств в биполярную систему отношений. Теперь ситуация иная: «рассматривавшийся ранее исключительно как объект внешних влияний Ближний Восток внезапно превратился в источник новых трендов мирового развития: массовые протестные движения под лозунгами справедливости, новая роль религии в политической жизни, рост влияния региональных держав, акцент на требованиях внутренней безопасности в международных отношениях».

    Сионизм, неоосманизм и иранская революция как пример для арабов

    Но главное заключается в том, что теперь арабский Восток больше не ищет объяснения препятствий к возрождению во внешнем мире, будь то Запад, Израиль или другой внешний враг. По мнению авторов доклада, на развитие процесса возрождения в арабском мире влияют процессы возрождения неарабских стран региона. Об этом, в частности говорит нормализация отношений между некоторыми арабскими государствами и Израилем. Арабские страны тем самым признали факт, что еврейское возрождение оказалось весьма эффективным. В то же время внутренние процессы «возрождения» Турции и Ирана также продемонстрировали свою привлекательность в качестве моделей социально-политического развития.

    Что касается роли России в регионе, то, по мнению авторов доклада, «за последние пять лет она объективно выросла». Но самое любопытно, что они скептически оценили дальнейший потенциал роста влияния России в регионе, аккуратно отметив в заключение, что Россия недостаточно «артикулирует внешнеполитическую стратегию в регионе, что создает очевидные риски». В переводе в дипломатического это означает, что после десятилетия участия в вооруженных конфликтах в регионе и получения военных баз и влияния, Россия рискует занять пост регионального «шерифа» вместо Европы и США, не обладая необходимыми экономическими ресурсами.

    Кесарю — кесарево

    Ряд западных и российских экспертов скептически оценивают шансы на успех третьей волны возрождения. Йост Хилтерман, программный директор по Ближнему Востоку Международной кризисной группы озаглавил свое выступление критически: «Новое арабское возрождение? Пока нет». По его мнению, «глубокие разногласия, каждое из которых по-своему затрагивает суть идентичности региона, препятствуют фундаментальной трансформации, в которой так отчаянно нуждаются окостеневшие системы управления».

    Новые арабские лидеры также не заинтересованы в подлинном возрождении. «В ближайшее время следует ожидать прихода третьего поколения харизматических лидеров на Ближний Восток. Но ни один ближневосточный «цезарь» не будет терпеть рядом с собой институты, которые способны поставить под сомнение его гегемонию в политической сфере, например парламент или сильные политические партии», - полагает Николай Сурков, старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМЭМО РАН.

    Ко всему прочему, ближневосточным режимам не стоит ожидать особой поддержки от новой администрации США. Как отмечает Рэнда Слим, старший научный сотрудник в Институте Ближнего Востока (Вашингтон) - «Ближний Восток не занимает высокого места в списке приоритетов администрации Байдена. С точки зрения распределения времени и бюджета, США на Ближнем Востоке будут делать меньше, а не больше. Проблема для администрации будет заключаться в том, как сохранить влияние на региональных игроков, учитывая динамику событий в Сирии, Йемене, Ираке и Ливии, а также решить клубок сложных проблем, связанных с Ираном, тратя меньше средств и прилагая меньше усилий».

    С нашей точки зрения, возможный отход сверхдержав из региона — это хорошо для евреев. Представленные сами себе арабские страны перед лицом претензий «возрожденных» Турции и Ирана предпочтут укреплять связи с Израилем, чей пример возрождения не угрожает столь явно их религиозной и культурной идентичности. И кстати, пример израильских арабов, чьи лидеры открыто заявляют о готовности к полноценной интеграции, здесь вероятно тоже сыграет не последнюю роль.

    Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Дубай. AP Photo/Kamran Jebreili

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend