Saturday 31.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Pixabay
    Фото: Pixabay

    Ближний Восток пылает – без войны

    Менее чем за месяц на Ирак, Иран, Объединенные Арабские Эмираты и другие страны из региона Персидского залива обрушились две мощнейшие тепловые волны. В начале июня температура поднималась выше 50 градусов по Цельсию, а затем повторила свой скачок в первые дни июля. В Бахрейне зафиксировали рекордную за последние 100 лет жару в июне.

    Для тех, кто живет в странах побогаче и, следовательно, лучше управляемых, две волны аномальной жары воспринимались, как неудобство. От высокой температуры спасали кондиционеры, а в худшем случае, при необходимости, система здравоохранения. Однако в Иране и в Ираке в последние дни вышли из строя электросети, и без того работавшие «со скрипом» – из-за чего миллионам людей негде было укрыться от испепеляющей жары, за исключением элиты, у которой есть деньги и власть, чтобы поддерживать свои кондиционеры в рабочем состоянии.

    Сочетание палящего солнца и отсутствие какой-либо помощи вызвали протест населения, который, по крайней мере, в Иране вылился в антиправительственные призывы.

    Накатывающаяся волнами аномальная жара и неспособность многих правительств с нею справиться – лишь малая часть того, что может ожидать Ближний Восток, поскольку температура глобально продолжает расти. Это – регион, который сам по себе считается засушливым, испытывая проблемы с водными ресурсами, поэтому он особенно уязвим. Но не менее важно, что далеко не у всех стран региона есть требуемые ресурсы, чтобы справиться с проблемами, выдвигаемыми на повестку дня новой реальностью. В перспективе это пороховая бочка экологической, политической и экономической напряженности.

    Ускоренный наихудший сценарий

    В отчете ООН, просочившемся в СМИ в прошлом месяце, указывается, что повышение температуры во всем мире на 1,1 градуса по сравнению с доиндустриальным уровнем XIX века уже наносит ощутимый ущерб. Еще 10  лет назад ученые думали, что ущерб от изменения климата можно сдержать, если температура не поднимется более чем на 2 градуса. Это предположение лежало в основе Парижского соглашения 2015 года, где в качестве безопасного потолка указывалось повышение на 1,5 градуса.

    «Мы становимся свидетелями наихудшего из четырех имеющихся у нас сценариев. И не только свидетелями, но и сами ускоряем темп наихудшего сценария», – говорит Оливия Лазард, эксперт из Carnegie Europe, чьи исследования сосредоточены на сопровождающих конфликты рисках и нестабильности, связанной с изменением климата и экологическим коллапсом.

    Первую из двух волн аномальной жары в Персидском заливе почти наверняка вызвало изменение климата. Метеорологи пояснили, что тепловой купол (ситуация, когда атмосфера улавливает горячий океанический воздух, как крышка или колпак над регионом), который вызывал резкий рост температуры в начале июня, не был особенно сильным, но его эффект, вероятно, усугублялся климатическими изменениями.

    Тем не менее, климатологи предупреждают, что отдельные явления, такие как повторяющиеся тепловые волны в Персидском заливе, не обязательно могут быть результатом изменения климата. Однако можно с большей уверенностью утверждать, что изменение климата стоит за тенденцией к увеличению количества волн жары в последние годы, отмечает Джордж Зиттис из кипрского Центра исследований климата и атмосферы.

    «Экстремальные события случаются нередко. В прошлом такие явления, как аномальная температура, безусловно встречались, но то, что мы наблюдаем сейчас, указывает на большую частоту повторений и увеличение интенсивности, – говорит Зиттис. – На данный момент невозможно связать ни одно событие с изменением климата, но если учитывать общие тенденции,  нельзя не заметить, что они со временем усугубляются – и, скорее всего, это эффект, обусловленный человеческой деятельностью».

    Хотя изменение климата угрожает нанести ущерб окружающей среде в целом, будь то повышение уровня моря или усиливающиеся штормовые ветры, именно для Ближнего Востока температурные скачки представляют  непосредственную угрозу. Но когда мы у ней узнаем, и насколько она окажется устрашающей?

    Опубликованное в марте исследование, где одним из ведущих авторов был Джордж Зиттис, пытается впервые прогнозировать, как быстро и с какой частотой волны жары станут обыденностью для нашего района. Также впервые в исследовании вместо общих моделей брались в расчет региональные факторы. Сделанные выводы не сулят ничего утешительного: при условии, что никаких серьезных мер, направленных против глобального потепления, предпринято не будет, ученые предполагают, что регион Ближнего Востока и Северной Африки ждут длительные периоды  сверхвысоких температур, превышающих 55-56 градусов по Цельсию. А в городах, где проживает подавляющая часть населения, максимальная температура может подскочить еще на 3-4 градуса из-за явления, называемого «городскими островами тепла».

    В Израиле июнь выдался холоднее обычного – в то время, как в странах Персидского заливо была жуткая жара. Профессор Адас Саарони, климатолог из Тель-Авивского университета, напомнила, что с 1950 по 2017 годы в Израиле потеплело на 1,4 градуса, с учетом того, что в течение всего этого времени были периоды, когда температура падала. Но за последние 30 лет она росла со скоростью 0,53 градуса за десятилетие. «Это намного более быстрое и, конечно, более мощное потепление, по сравнению со средним глобальным уровнем и континентальными районами северного полушария», – говорит она.

    Ситуация усугубляется еще и тем, что в Израиле, как и на большей части Ближнего Востока, летом температура повышается быстрее, чем зимой. Это грозит превратить и без того жаркое лето из неудобного в невыносимое. Облегчение, которое приносят более низкие ночные температуры, также со временем будет ощущаться все меньше. У Тель-Авива и всего побережья есть дополнительная проблема – высокий уровень влажности, усугубляющий воздействие высоких температур и создающий больший тепловой стресс – состояние, когда тело больше не может контролировать свою внутреннюю температуру.

    Как отмечает профессор Саарони, Израиль находится в лучшем положении по сравнению со многими странами арабского мира, если говорить о борьбе с аномальной жарой. Другие проблемы, такие как повышение уровня моря или резкое падение количества осадков, прогнозируемое для Средиземноморского бассейна – это отдельная история, и эти угрозы менее очевидны.

    Преимущество Израиля еще и в широком распространении кондиционирования воздуха: более 80 процентов израильских домохозяйств оснащены кондиционерами, и это – один из самых высоких показателей в мире; кроме того, подача электроэнергии, как правило, осуществляется без значительных перебоев.

    Для стран, где с жарой не могут справиться, по мнению Оливии Лазард, «проблема изменения климата заключается еще и в том, что оно усугубляет существующие [социально-экономические] условия и чревато тенденцией, ведущей к ухудшению социальных, экономических и политических проблем».

    Катар, чьи запасы природного газа делают его одной из самых богатых стран мира, пытается решить проблему аномальной жары в преддверии чемпионата мира по футболу в 2022 году. Дата перенесена на зиму, чтобы избежать сильнейшей летней жары, и эмират инвестирует около 6,5 млрд долларов в высокотехнологичные стадионы с климат-контролем. Но деньги не могут решить всех проблем, связанных с периодом сильной жары.

    Паломничество в Мекку в Саудовской Аравии, которое по большей части приходится на разгар лета, включает от 20 до 30 часов следования ритуалам на открытом воздухе в течение пяти дней. Как считает профессор Эльфатих Эльтахир из Массачусетского технологического института, помимо прямой угрозы здоровью, стресс от высоких температур, возможно, способствовал смертельной давке во время хаджа 1990 и 2015 годов.

    По мнению Лазард, страны Ближнего Востока не должны сражаться с глобальным потеплением в одиночку, а сотрудничать для выработки плана совместный действий. Одно из направлений – это борьба с опустыниванием, то есть попытка вдохнуть жизнь в те пустынные земли, которые когда-то были плодородными. Еще одно из направлений – приграничное сотрудничество.

    Как говорит Лазард, похоже, что региональные  политики постепенно пришли к пониманию сложности проблемы и того, что ни одна страна не может разработать свою собственную стратегию, не ориентируясь на соседей. Увы, на данный момент, помимо понимания, нет каких-либо предложений, предполагающих кардинальное решение такой горящей проблемы.

    Давид Розенберг, «ХаАрец». М.К. Фото: Pixabay˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend