Блат и машины с мигалками: насколько израильская «элита» далека от народа

Что происходит, когда жена известного раввина, имеющего большое влияние на заместителя министра здравоохранения, должна перенести хирургическую операцию и нуждается в длительной реабилитации? На этой неделе израильтяне узнали, какое VIP-обслуживание она получает в больнице «Ихилов» в Тель-Авиве. Супруга раввина помещена одна в палату, предназначенную для двух пациентов. Две расположенные рядом комнаты для персонала были освобождены для помощниц и сиделок больной, и так продолжалось несколько недель.

Короче говоря, частная и просторная территория внутри переполненной государственной больницы. Это, конечно же, не первый и не последний случай особого отношения к VIP-персонам в системе общественного здравоохранения, что противоречит принципу равенства. Но это стало почти очевидной нормой для политиков, высокопоставленных чиновников, крупных бизнесменов, знаменитостей разного рода и членов их семей.

27 августа Десятый телеканал и Движение за свободу информации опубликовали частичный список политиков и высокопоставленных деятелей, которые просили и получили разрешение ставить на их служебные автомобили проблесковый маячок. С этим маячком обычно ездят только машины «скорой помощи», полиции, служб безопасности. Маячок (или, по-другому, мигалка) позволяет объезжать пробки, недостатка в которых Израиль не испытывает. Список персон, которым позволено ездить с мигалкой, в последние годы заметно расширился. Теперь он включает, к примеру, председателя «Хеврат хашмаль» Ифтаха Рон-Таля, мэра Иерусалима Нира Барката… Недавно, после публикаций в СМИ, соответствующие инстанции аннулировали разрешение на использование мигалки для Шая Баабада, гендиректора министерства финансов. И что же? Баабад продолжает ездить с мигалкой от своего дома в а-Шароне до здания минфина в Иерусалиме – по обочинам шоссе, в основном. 

Очевидная связь прослеживается между историей жены раввина, которая получает VIP-обслуживание в «Ихилов», и списком разрешений на использовании мигалок на служебных лимузинах. Народные избранники, лидеры, властители дум и члены их семей – одним словом, элита – стремительно отдаляются и отрываются от повседневной жизни сограждан. Они не ждут часами в приемных отделениях больниц, им не грозит унизительная госпитализация в коридоре, они не вынуждены ползти в бесконечных и изматывающих дорожных пробках, теряя драгоценное время, которое можно было использовать на общение с близкими.

Наряду с отрывом от жизни соотечественников также атрофируется чувство срочности. Человек, который не сталкивался с проблемами государственной системы здравоохранения, не спешит делать что-либо для ее исправления, — просто потому, что не чувствует настоятельной необходимости.

Не следует недооценивать важность личного опыта элит и руководства. Зимой 2015 года собака премьер-министра Биньямина Нетаниягу Кая укусила мужа депутата кнессета Шарин Хескель. Животное пришлось изолировать, после чего Нетаниягу  написал в «Фейсбуке» удивленную заметку: премьер вдруг оказался лицом к лицу «с системой ветеринарного надзора над домашними животными и их изоляции в карантине, в которой есть недостатки, несовместимые с логикой и состраданием».

В результате родился закон о домашнем карантине, который получил неофициальное название «Закон Каи». В случае с Каей действительность, что называется, постучала в дверь премьер-министра. Но в других сферах жизни он и многие другие вершители наших судеб не сталкиваются с реальностью, с которой обычные граждане встречаются ежедневно в общественных структурах. Теперь представьте, какой поток законов, реформ и правительственных решений, которые принесли бы пользу гражданину, мы увидели бы, если бы высшие чиновники стояли каждый день в пробках, пытались преодолеть вопиющую бюрократию Института национального страхования «Битуах леуми», проводили часы в ожидании врача в приемных отделениях больниц…

Рони Линдер-Ганц, The Marker. Д.Н. Иллюстрация: Pixabay

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend