Среда 24.02.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    2013
    2013

    Благотворный эффект Гааги

    В октябре 2013 года израильские СМИ сообщили, что Элиэзер («Чайни») Маром, бывший командующий ВМС Израиля, был арестован при приземлении в лондонском аэропорту Хитроу. Через несколько минут они опубликовали поправку. Сотрудники иммиграционной службы задержали Марома всего на несколько минут, а затем разрешили продолжить путь в Великобританию.

    Выяснилось, что по прибытии Марому задали несколько вопросов, которые его насторожили, и он тут же послал со своего телефона предупреждение израильскому правительству. Немедленно были мобилизованы специалисты по международному праву, предупреждено посольство Израиля в Лондоне, но к тому времени, когда они связались с Маромом, он уже прошел паспортный контроль. «Чайни запаниковал, а должен был оставаться хладнокровным», – с удивлением отметил один израильский дипломат.

    Маром набрал на своем телефоне особый номер, своего рода тревожную кнопку, который предназначен для израильских генералов и других высокопоставленных официальных лиц, как действующих, так и вышедших в отставку, чтобы сообщить в Иерусалим, что за границей они попали в проблематичную ситуацию. Раньше одной из основных проблем был арест за военные преступления в соответствии с положением об универсальной юрисдикции. Еще в 2005 году другой отставной генерал Дорон Альмог был предупрежден при приземлении в Хитроу, что его ждет ордер на арест. Он даже не вышел из самолета «Эль-Аль» и вернулся в Израиль.

    С тех пор страны, в которых действуют законы об универсальной юрисдикции, воздерживаются от их применения к израильтянам. Генпрокурор Великобритании (ныне – лидер лейбористской партии) Кир Стармер пояснил, что без его разрешения судьи больше не могут выдавать ордера на арест. За последние несколько лет страх перед тем, что израильский генерал будет внезапно арестован за совершение военных преступлений, несколько утих. Однако 5 февраля палата предварительного производства Международного уголовного суда в Гааге постановила, что МУС имеет юрисдикцию над Западным берегом, Восточным Иерусалимом и Газой.

    Решение суда означает, что расследование против израильтян (и палестинцев), подозреваемых в совершении военных преступлений, совершенных на территориях, может продолжиться. Главный прокурор Фату Бенсуда уже более года назад заявила, что, по ее мнению, действия Израиля и ХАМАСа в ходе военных действий в Газе в августе 2014 года могут рассматриваться, как военные преступления, равно как и строительство израильских поселений на Западном берегу и обстрел палестинских демонстрантов на границе с Газой в 2018 году.

    Уже подготовлен список, в который входят сотни израильтян, которым может угрожать такого рода опасность. Те, кому может понадобиться «тревожный номер», снова его получили, адвокаты только ждут указания действовать, и Израиль уже обратился к дружественным странам с просьбой передать ему предварительную информацию об ордерах на арест. На данный момент все эти опасения не имеют под собой никаких оснований.

    Возможно, отсрочить свершение правосудие равнозначно отказу в правосудии, но действия МУС, требующие огромного объема работы, невозможно ускорить. Прежде, чем какое-либо серьезное расследование сможет сдвинуться с места, должен состояться длительный обмен мнениями между МУС и Израилем о том, будет ли он сотрудничать с международным уголовным судом (а он не будет). Кроме того, поскольку через несколько месяцев Бенсуда должна выйти на пенсию, пока ей не найдут замену, ничего особенного не произойдет, и невозможно решить, продолжать ли ей заниматься этим делом. Пропускная способность МУС не слишком велика, и существует ограничение на количество дел, над которыми он может работать одновременно. Новый прокурор может решить, что следует сосредоточить внимание на более серьезных военных преступлениях.

    Вполне возможно, что МУС пока удовлетворится принятым  постановлением относительно своей юрисдикции, но решит, что бороться с дипломатическим давлением, которое неизбежно возникнет, не стоит. Даже если дела против Израиля сдвинутся с места, международному уголовному суду  потребуется больше времени, чтобы решить, относительно кого именно из израильтян проводить расследование (суд преследует не страны, а только отдельных лиц), тем более, что многие из тех, кто вовлечен в намеченные к рассмотрению дела, уже давно не служат. Пройдут годы, прежде чем кто-либо из израильтян действительно станет объектом расследования, если такое вообще когда-нибудь произойдет.

    Но даже если в ближайшие несколько лет ордера на арест не будут выданы, принятое 5 февраля решение окажет сдерживающее воздействие на высшие эшелоны руководства Израиля.

    Аэропорт «Бен-Гурион» сейчас закрыт из опасения перед попаданием в страну новых штаммов коронавируса, но израильтяне, привыкшие часто летать, затаив дыхание ждут, когда снова откроется небо. И в первых рядах в очереди на посадку стоят бывшие генералы, а ныне – предприниматели, занятые международным бизнесом. На тех, кто все еще носит военную форму или занимает высокопоставленный политический пост, мысль о возможности потерять в будущем прибыльную вторую  карьеру, действует отрезвляюще. Особенно сейчас, когда для столпов израильской службы безопасности открылось так много новых рынков.

    Страх перед тем, что однажды, пусть даже в далеком будущем, из-за политики, которую вы некогда разработали или привели в действие, вы будете вынуждены оставаться дома, не смея пересечь границы маленькой тесной страны, может возыметь неосязаемое, но реальное действие. Некоторые даже полагают, что сделанное в 2019 году Фату Бенсуда заявление о поселениях повлияло на решение Биньямина Нетаниягу отказаться от аннексии. Также принятое решение МУС может заставить его смягчить нападки на генпрокурора и Верховный суд. В конце концов, одно из основных юридических возражений Израиля против действий МУС заключается в том, что все действия правительства уже являются предметом внутреннего судебного надзора.

    Римский статут, которым был учрежден МУС, гласит, что его роль заключается в том, чтобы «положить конец тому, что виновные в этих преступлениях остаются безнаказанными». Возможно, виновные в любых предполагаемых военных преступлениях в Израиле и в ПА никогда не предстанут перед судом, но принятое 5 февраля постановление сможет повлиять на то, что даже если в будущем эти преступления не будут полностью предотвращены, по крайней мере, они будут ограничены.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: министр обороны Яалон, премьер Нетаниягу, начальник генштаба Ганц. Фото: GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend