Благодаря Саудовской Аравии признание Пакистаном Израиля неизбежно

Недавний визит в Израиль группы пакистанцев и американцев пакистанского происхождения привлек внимание к вопросам нормализации отношений между странами. Хотя основной нарратив в Пакистане по-прежнему составляет исламизм и антисемитизм, но даже на ряде националистических интернет-форумов звучат аргументы в пользу признания Израиля.


Эксперт, у которого я недавно брал интервью, повторил, что он уже много лет говорит, что Пакистану следует «учиться у Израиля» и использовать израильские технологические ноу-хау, чтобы осуществить «зеленую революцию».

Десять лет назад аргументы в пользу связей с Израилем воспринимались как эксцентричное мнение. Сегодня это тема для внешнеполитических обсуждений на высшем уровне. Это, конечно, не означает, что горстка журналистов изменила национальный дискурс. Однако новые геополитические реалии превратили то, что до недавнего времени казалось немыслимым, в неизбежное.

Тем не менее, десятилетия антиизраильского безумия не пройдут бесследно, даже если толчок к нормализации отношений исходит от всемогущего военного истеблишмента. Бывший премьер Имран Хан, который говорил об «израильском заговоре» против него еще до своего смещения, провозглашает теперь эти лозунги перед многотысячной толпой. На недавнем массовом митинге он заявил, что его правительство «свергнуто из-за заговора, с целью посадить американских марионеток» и заявил, что визит в Израиль был «попыткой навязать индийско-израильско-американскую повестку и поработить Пакистан».

 

На прошлой неделе, на следующий день после того, как Хан впервые выступил с заявлением о том, что нынешние лидеры Пакистана фактически являются пешками Израиля, его соперник, премьер-министр Шахбаз Шариф, посетил сессию Национальной ассамблеи с эффектным ответом, надев палестинский шарф с надписью «Иерусалим наш».

 

Антисемитские оскорбления звучат как со стороны правительства, так и оппозиции. Марьям Наваз, вице-президент правящей Пакистанской мусульманской лиги говорит, что Хан – «единственный человек в Пакистане, имеющий родственные связи с Израилем», намекая на его предыдущий брак с Джемаймой Голдсмит. Фазлур Рахман, председатель правящей коалиции Демократическое движение Пакистана, который в последнее десятилетие регулярно совершал антисемитские выпады в адрес Хана, на прошлой неделе заявил, что именно свергнутый премьер-министр был человеком, который выдвинул в повестку дня признание Израиля, чтобы «запятнать ислам».

Между тем, пока нынешнее правительство, как и его предшественники, прокладывает себе путь к связям с Израилем, лидеры движения, основанного Ханом – «Техрик-и-Инсаф» («Движение за справедливость») – расследуют события предыдущего пребывания у власти Пакистанской мусульманской лиги, чтобы доказать, что «заговор» зародился еще до прихода к власти Хана.

Для Ширин Мазари, бывшего министра по правам человека в администрации Хана, именно правительство Лиги, позволившее еврею Фишелю Бен Халеду указать свою религию в официальных документах в 2017 году, стало началом продвижения «израильской повестки дня». Бен Халед, «последний еврей» Пакистана, был членом делегации, посетившей Израиль в прошлом месяце.

Ясно, что ни правительство, ни возглавляемая Ханом оппозиция не хотят провести нормализацию связей с Израилем самостоятельно, если военные не смогут гарантировать защиту от неизбежных волнений на выборах, которые вызовет этот шаг. Премьер-министр Шахбаз Шариф всегда стремился к получению поддержки от военных кругов. Тот факт, что даже в условиях разрушительного экономического кризиса правительству удалось найти способ увеличить оборонный бюджет на 6%, показывает, что Шариф готов поставить на карту все, чтобы военные выручили его режим на выборах в 2023 году.

Военные, конечно, могут многое получить от «крестных отцов» нормализации отношений с Израилем, а именно от Саудовской Аравии и Соединенных Штатов, и их все больше беспокоил резкий антиамериканский тон Хана, особенно в последние месяцы его пребывания у власти. Когда Хан был с визитом в России у Путина и потом критиковал США в течение нескольких недель, предшествовавших его свержению, командующий армией генерал Камар Джавад Баджва руководил взаимодействием с Вашингтоном с целью его смещения.

Однако с ростом популярности Хана после его ухода генерал столкнулся с острой критикой. В военном руководстве назревает закулисная война за сферы влияния. Между тем, Саудовская Аравия, главная сила, стоящая за действиями Пакистана в отношении Израиля, не может позволить себе слишком долго ждать, пока пакистанские лидеры закончат свои «разборки». Нормализация отношений с Израилем потребует урегулирования, приемлемого для палестинского руководства. Это является последней частью головоломки для саудитов.

Будучи центром салафитского джихадизма на протяжении последних четырех десятилетий, Саудовская Аравия в настоящее время вынуждена отвечать на новые экономические вызовы, уступив США господствующее положение в нефтяной промышленности. Теперь она стремится превратить реформированный ислам в основу экономики Саудовской Аравии.

Поскольку исламское паломничество приносит экономике Саудовской Аравии более 12 млрд долларов в год, оно надеется, что умеренный ислам укрепит геоэкономическую мощь Саудовской Аравии, особенно если его можно будет сочетать с гегемонией над исламским наследием в регионе. Открытый доступ к Иерусалиму завершит исламский путь Мекка-Медина-Иерусалим, соединяющий три самых святых места в исламе. Теологическое обоснование братства с евреями как с «людьми Книги» уже официально продвигается ведущими саудовскими священнослужителями.

Пакистан остается последним оплотом суннитских исламистов, сопротивляющихся нормализации отношений с Израилем. Для смягчения позиции ему будет предложена экономическая помощь, но Исламабад хочет гарантий от армии, которая, в свою очередь, хочет гарантий от Эр-Рияда и Вашингтона.

Тем временем Саудовская Аравия, вероятно, вскоре сделает свой ход в отношении Израиля, с Пакистаном или без него.

Кунвар Халдун Шахид, «ХаАрец», В.П. На снимке: в Карачи сжигают израильские и американские флаги.
AP Photo/Fareed Khan

Автор — пакистанский журналист, регулярно публикуется в ведущих англоязычных СМИ⊥