Израильская фирма ищет иранские миллиарды

Когда в этом году обнаружилось, что израильская коммерческая фирма занималась шпионажем против людей Обамы, предполагалось, что она работала на команду Трампа. Но официальные документы фирмы, попавшие в распоряжение «ХаАрец», раскрывают гораздо более прибыльную цель: захват иранских денег по всему миру.

В последние годы Black Cube, основанная в 2010 году Ави Янусом и Даном Зорелла, стала предметом большого внимания. В феврале прошлого года фирма переехала в новый офис – целый этаж роскошной башни Discount Bank на углу ул. Йехуды Халеви и бульвара Герцля в Тель-Авиве. Посетители офиса видят простой вход, без вывески.

Бывшие сотрудники сообщили, что фирма работает, как секретная шпионская организация. Частично это связано с реальными потребностями, частично – с созданием желаемого образа. Офисные двери открываются только с помощью считывания отпечатков пальцев. В офисе генерального директора Зореллы стоит коллекция самых дорогих бутылок виски и коньяка в мире – угощение для гостей. Это не случайно: приемная Моссада на севере Тель-Авива также приветствует посетителей подобным баром. Black Cube хочет создать у своих клиентов впечатление, что они получают «частный Моссад» для любых целей.

Структура компании имитирует разведывательные агентства Израиля. «Существуют разные команды, и каждая отвечает за свою цель, — рассказал бывший сотрудник. — Как аналитик, вы получаете «специализированную базовую информацию» (терминология, взятая непосредственно из разведывательных подразделений), которая просто сообщает вам, какие сведения нам нужно получить. Мы, как аналитики, не знаем, кто является клиентом».

Агенты – это «наконечник копья» компании. На профессиональном жаргоне их называют «активами». Их зарплаты самые высокие, намного больше, чем от 45 до 65 шекелей (от 12 до 18 долларов) в час, которые получают младшие сотрудники. «Я был удивлен, увидев, до чего некоторые клиенты наслаждаются этой атмосферой – даже больше, чем конечным результатом. Раскрот вам один секрет: часто конечный результат не так уж велик», — сказал бывший сотрудник.

После того как операция против администрации Обамы стала общедоступной, подозрения пали на Трампа и его союзников. Предположение заключалось в том, что цель Black Cube – получение информации, которая может поддержать общественную кампанию за отмену иранской ядерной сделки.

Но документы, полученные «ХаАрец», указывают совсем на другую цель.

9 апреля 1995 года террорист-смертник из «Исламского джихада» врезался в автобус на  минибусе, начиненном взрывчаткой. Семь солдат были убиты вместе с 20-летней гражданкой США Алисой Флатоу, которая училась в Иерусалиме. Ее отец Стивен, американский адвокат, начал кампанию против Ирана. К моменту теракта иностранные государства имели полный иммунитет от судебного преследования в судах США. Благодаря кампании Флатоу, конгресс принял в 1996 году закон, названный «поправкой Флатоу», который разрешает иски против стран, финансирующих терроризм.

В 1998 году федеральный окружной судья вынес постановление, обязав иранское правительство выплатить семье Флатоу компенсацию в размере 247,5 млн. долларов.

Постановление открыло дверь для ряда дальнейших судебных процессов. 25 февраля 1996 года террорист-смертник из ХАМАСа взорвал автобус № 18 на улице Яффо в Иерусалиме.

Среди 26 жертв были два американца: Мэтью Эйзенфельд и Сара Дукер. Их семьи подали в суд на Иран и в 2000 году им присудили 327 мил. долларов. Американские семьи также подали в суд за нападение «Хизбаллы» на казарму морских пехотинцев в Бейруте в 1983 году – им присудили 1 млрд. долларов. Сегодня сумма этих исков составляет десятки миллиардов долларов.

Иран, конечно, не признал судебных решений и ничего не заплатил семьям жертв. В некотором смысле эти судебные процессы стали современным «сундуком с сокровищами»: группа адвокатов подает судебные иски на миллиарды долларов, и тот, кто сумеет найти иранские активы, может рассчитывать на хорошие проценты.

Коммерческие шпионские фирмы, такие как Black Cube, специализируются на обнаружении иранских активов по всему миру, чтобы помочь оплатить эти иски, и такие заявки кажутся им особенно привлекательными. Даже небольшие проценты от иранских активов, замороженных в разных частях мира, могут принести потенциальную прибыль в миллионы долларов.

Конфискация активов фактически является самостоятельной бизнес-инициативой Black Cube. Никакая конкретная организация не «заказывала» эту операцию, но у нее был спонсор. Его зовут Нобу Су, он – тайваньский судоходный магнат, который ранее поддерживал Black Cube в связи с собственными юридическими конфликтами. Су, который, как говорят, дружит с менеджерами компании, вложил деньги из своего кармана – и это является частью доли Black Cube в конфискации.

Black Cube любит называть себя самой смелой и успешной коммерческой разведкой. В то время как ее конкуренты участвуют в классическом обнаружении активов, Black Cube идет дальше и пытается привлечь высокопоставленных правительственных чиновников для раскрытия этих активов.

В мире коммерческой разведки есть неписанный закон – «не связывайтесь с американцами». В результате многие компании отказываются проводить подобные операции в США. Black Cube нарушила этот закон. Они берутся за любую работу и ищут разведданные, которые затем позволят провести ряд юридических операций.

Первой из таких операций было обнаружение неизвестных иранских активов в виде банковских счетов в государствах Персидского залива или на Дальнем Востоке. Второй – выявление помощи Ирану в сокрытии его активов в нарушение законодательства США или международного права. Если выяснялось, что определенный банк помог Ирану скрыть активы, Black Cube полагала, что можно подать на него в суд. Третья операция выясняла, кто помогает Ирану в переводе денег в нарушение американских или международных законов.

За несколько месяцев до того, как Black Cube была раскрыта, Зорелла хвастался друзьям, что иранские активы конфискованы, и скоро он получит важную информацию.

Если бы можно было доказать, что должностные лица администрации Обамы действовали незаконно, – что никогда не было доказано – можно было подать в суд на банки или правительство США, чтобы получить иранские деньги. Банки и правительства – классические объекты судебных процессов, потому что у них бездонные карманы.

Основное внимание в ходе расследования было уделено «делу оманского банка». У Ирана был счет в Банке Мускат в Омане, где он хранил полученные платежи за проданную нефть. К 2015 году их сумма достигла 5,7 млрд. долларов, но в оманских риалах. Иранцы стремились перевести деньги в евро, но поскольку оманская валюта связана с долларом, ни один банк не согласится конвертировать такую большую сумму.

Для этого американскому банку необходимо было согласиться конвертировать деньги из риалов в доллары, а потом – в евро. Однако, несмотря на ядерное соглашение, Иран еще не получил доступа к банковской сети США и поэтому нуждался в помощи администрации Обамы.

В конечном итоге дело достигло конгресса, который начал официальное расследование, чьи результаты были опубликованы в июне 2017 года. Выянилось, что старшие должностные лица администрации Обамы работали с Управлением по контролю над иностранными активами Министерства финансов США, которое отвечает за соблюдение санкций, чтобы добиться разрешения на обмен валюты. И это — несмотря на постоянные заявления, что Иран не получит доступ к банковской сети. В конце концов, Wells Fargo Bank и J.P. Morgan отказались участвовать в конвертировании валюты из-за опасений юридической ответственности.

Black Cube также провела собственное расследование дела о миллиардах в Омане. Она наметила ряд старших чиновников в двух банках в качестве потенциальных целей вместе с именами менеджеров оманского банка.

Для агента были подготовлены досье некоторых из этих банкиров, включающие историю карьеры, адреса, номера телефонов, учетные записи электронной почты и т.д. Было подготовлено, по меньшей мере, два досье на банкиров, чья работа связана с соблюдением санкций. В конечном счете, это тоже ничего не принесло.

Black Cube ответила на расследование «ХаАрец»: «Политика фирмы никогда не позволяет обсуждать ее клиентов с какой-либо третьей стороной и никогда не подтверждает, и не опровергает какие-либо предположения о своей работе. Black Cube работает только для сбора доказательств в крупнейших судебных процессах в мире, и ни в каких иных случаях. Следует подчеркнуть, что Black Cube всегда действует в соответствии с законом в любой стране, где работает, и в соответствии с консультацией ведущих юридических фирм мира».

Нобу Су на запрос «ХаАрец» не ответил.

Хагар Шезаф, Хаим Левинсон, «ХаАрец», Л.К.

На фото: скриншот сайта компании.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend