Битва за Донбасс покажет, как глубоко прогнила российская армия

С момента вторжения в Украину 24 февраля российским войскам удалось захватить только один крупный город – Херсон, а также руины Мариуполя и куски Донбасса. Эта скудная добыча досталась ценой 15 000 погибших российских солдат, согласно недавней британской оценке, что за два месяца превысило советские потери за десятилетие войны в Афганистане. Вторжение явно потерпело фиаско, но насколько точно оно отражает упадок военного потенциала России? Эту тему подробно разбирает издание The Economist. 


Накануне войны силы вторжения России считались грозными. Американские разведслужбы полагали, что Киев падет в считанные дни, максимум – недели. Считалось, что Россия сделает с Украиной то же, что США в Ираке в 1991 году: застанет врасплох, шокирует и заставит ее подчиниться в ходе быстрой, решительной кампании.

Эта вера основывалась на предположении, что Россия провела коренную и основополагающую военную реформу. В 2008 году война с Грузией, страной с населением менее 4 млн человек, хотя и закончилась успешно, обнажила недостатки российской армии: устаревшее оборудование, слабое командование и управление. На одном из этапов генштаб России якобы не мог дозвониться до министра обороны в течение десяти часов. 

О проблемах российской армии было известно, говорит Петр Павел, чешский генерал в отставке, возглавлявший военный комитет НАТО в 2015-18 годах, «но их масштабы стали неожиданностью для многих, в том числе и для меня – я считал, что русские усвоили уроки».

После Грузии вооруженные силы России были сокращены в размерах и приведены в порядок. Военные расходы почти удвоились в период с 2008 по 2021 год, увеличившись до более чем 250 млрд долларов, что примерно втрое превышает уровень Великобритании или Франции. В период между 2010 и 2020 годами арсенал был пополнен 600 новыми самолетами, 840 вертолетами и 2300 беспилотниками. Новые танки и ракеты демонстрировались на парадах в Москве. Россия опробовала новую тактику и оборудование в Донбассе после первого вторжения в Украину в 2014 году и в кампании по поддержке Башара Асада в Сирии в следующем году.


Тем не менее, результаты, которые российская армия показывает в Украине, удивляют военных аналитиков и экспертов своей слабостью. Что же пошло не так?

Вероятно, часть проблемы – неопытность. То, что российская армия могла делать в небольших войнах, в Донбассе и Сирии, например, использование электронных датчиков на беспилотниках для передачи целей для артиллерии, оказалось сложнее в больших масштабах. А то, что казалось легким в американских войнах, например, уничтожение противовоздушной обороны противника, на самом деле довольно сложно. Российские ВВС совершают несколько сотен вылетов в день, но им все еще трудно отслеживать и поражать движущиеся цели, и они по-прежнему в значительной степени зависят от неуправляемых, или «тупых», бомб, которые могут быть точно сброшены только на небольшой высоте, подвергая самолеты зенитному огню противника.

Частично российские проблемы объясняются героическим сопротивлением Украины, которое поддерживается потоком западного оружия и разведданных. «Но не меньшая заслуга в крушении российских иллюзий принадлежит явлению, давно известному военным социологам, – пишет Элиот Коэн из Университета Джонса Хопкинса, – что армии, в общем и целом, отражают качества обществ, из которых они вышли». 

Российское государство, говорит Коэн, «покоится на коррупции, лжи, беззаконии и принуждении». Все это было обнажено российской армией в этой войне.

Коррупция, безусловно, помогает объяснить, почему российские машины были оснащены дешевыми китайскими шинами и поэтому застряли в украинской грязи. Она также может объяснить, почему многие российские подразделения оказались без зашифрованных радиостанций и были вынуждены полагаться на ненадежные гражданские аналоги или даже на украинские сети мобильной связи. Это, в свою очередь, вполне могло способствовать тому, что в войне погибло так много российских генералов (Украина утверждает, что убила десять из них), поскольку их связь на передовой было легче перехватить.

Однако коррупция – это еще не все. В конце концов, Украина по этому показателю не сильно отстает от России: они занимают соответственно 122-е и 136-е места в Индексе восприятия коррупции, публикуемом группой Transparency International. Что действительно отличает эти две страны, так это боевой дух. Украинские солдаты сражаются за выживание своей страны. Многие российские солдаты даже не знали, что идут на войну, пока им не приказали пересечь границу. Сотрудник европейской разведки говорит, что призывники, которых Путин неоднократно и публично обещал не отправлять на войну, сопротивляются давлению, а другие отказываются служить. 

Плохо обученные и плохо мотивированные солдаты являются помехой в любом конфликте. Они особенно не приспособлены к сложностям современной общевойсковой войны, которая требует синхронной работы танков, пехоты, артиллерии и авиации. Попытка добиться такой сложной координации в Украине от угрюмых подростков, которых заставили служить, кормили просроченными пайками и оснастили плохо обслуживаемыми машинами, была верхом оптимизма.

С руководством в российской армии тоже проблема. Унтер-офицеры – старшие рядовые, которые обучают и контролируют солдат – являются основой вооруженных сил НАТО. У России нет сопоставимых кадров. В России «слишком много полковников и недостаточно капралов», – говорит один из европейских чиновников по вопросам обороны. По его словам, подготовка персонала там жесткая и устаревшая, зацикленная на Второй мировой войне и уделяющая мало внимания более новым конфликтам.

Все это заставляет западные вооруженные силы пересмотреть их оценку российской армии. Один лагерь утверждает, что российская угроза для НАТО не так велика, как опасались. «Репутация российских вооруженных сил была подорвана, и потребуется не одно поколение, чтобы ее восстановить, – говорится в недавней оценке одного из правительств НАТО. – Она доказала, что стоит меньше, чем сумма ее частей в современном, сложном боевом пространстве». Однако другая школа предостерегает от поспешных суждений. Пока еще слишком рано делать выводы, предупреждает высокопоставленный чиновник НАТО, война все еще идет, и обе стороны адаптируются.

Битва за Донбасс не сможет полностью разрешить эти дебаты. Российская армия может победить в войне на истощение за счет огневой мощи и массы, но все равно будет далека от проворных, высокотехнологичных сил, каковыми она пыталась себя представить в последнее десятилетие. Более вероятным представляется то, что медлительные российские войска выдохнутся задолго до достижения своих целей на юге и востоке Украины, не говоря уже о том, чтобы предпринять еще одну попытку штурма Киева. 

Мировые военные аналитики будут следить не только за тем, как далеко продвинется Россия в ближайшие недели, но и за тем, что это скажет о стойкости, адаптивности и лидерстве ее войск. Как нож, вонзаемый в старое дерево, ход кампании покажет, насколько глубока гниль в российской армии.

Александра Аппельберг, «Детали». На фото: сожженный российский танк в Мариуполе, AP Photo/Alexei Alexandrov⊥

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ