Главный » История » Археология и ТАНАХ — было или не было?

Археология и ТАНАХ — было или не было?

На протяжении долгих лет считалось, что многие изложенные в ТАНАХе факты не имеют под собой никакой исторической основы. Публикации на эти темы нередко вызывали бурную полемику, порой переходящую строгие академические границы. Как правило, обсуждение опирается на неоспоримое предположение, что ключ к истине - у археологии, и только углубленные, тщательные, взвешенные исследования могут либо подтвердить, либо опровергнуть то или иное событие, описанное в ТАНАХе. Но возникает другой, не менее справедливый вопрос: действительно ли сама археология способна полностью восстановить картины прошлого таким образом, чтобы идентифицировать историчность текста? Новые открытия, сделанные в окрестностях пустыни Арава, ставят под сомнение, казалось бы, понятный ответ на этот вопрос, в особенности, в той плоскости, которая касается библейских кочевников. Выводы, к которым приходишь, могут иметь драматические последствия для понимания истоков Израиля –  когда, согласно ТАНАХу, кочевые племена создали свое собственное царство.

До недавнего времени сообщества, которые не вели оседлый образ жизни, рассматривались, как «бедуины» бронзового и железного веков, то есть своего рода обычные племена, оставшиеся, как правило, на обочине исторических событий - стало быть, не обладавшие каким-либо значительным политическим влиянием, неспособные к формированию государственных образований вроде царств, и не бывшие политическими субъектами с возможностью регионального влияния.

Однако находки археологов в пустыне Арава наглядно демонстрируют, что данная концепция в корне неверна, и что именно в этот период кочевники могли создавать, как ни странно, сложные политические структуры, существенно отличающиеся от обычной «бедуинской модели». Поскольку кочевники не оставляли после себя каких-то особых археологических свидетельств, – если таковые вообще имеются – то оказывается, что нет никаких оснований, на которых могли бы базироваться многие археологические «определения» относительно периода создания их поселений и формирования царства.

Точно так же археология проигрывает спор, поскольку полагается на остатки каменных строений и их монументальность, определяя сложность и размеры того или иного царства (или подтверждая его историческое существование), в то время как выясняется, что могучее царство вполне могло быть создано без того, чтобы оставить после себя следы тех или иных каменных строений. Другими словами, в таких случаях, по всей видимости, археология пасует; ей нечем крыть, поскольку ее возможности в данном направлении весьма ограничены. И, стало быть, настало время изменить фокус библейской критики, - для изучения текста и его контекста, - учитывая предвзятость исследований, полученных из упрощенных археологических определений.

Начнем с того, что по обе стороны Аравы - в долине Тимна, недалеко от Эйлата, и в Вади-Финане (библейском Пунане), недалеко от Петры, - находятся впечатляющие остатки древних медных рудников, некоторые из которых прекрасно сохранились, считаясь по праву самыми ранними свидетельствами добычи меди.

С конца 50-х годов прошлого века в этом регионе раскопки проводились постоянно; большинство руин в результате исследований было приписано к знаменитым копям царя Шломо (Соломона) и датировано X веком до н.э. Но в 1969 году ситуация изменилась после того, как в Тимне обнаружили небольшой и богатый египетский храм, после чего профессор археологии Бено Ротенберг датировал происхождение этих рудников тремястами годами ранее, то есть, за триста лет до царствования Шломо (вот почему во время посещения археологического парка в Тимне туристам показывают египетские изваяния, а под знаменитыми «Соломоновыми столпами» есть специальный щит, где объясняется, что ссылка на царя Шломо ошибочна). Изменилась датировка и Вади-Финана, но при этом указывалось иное время, с которого ведет отсчет добыча меди: в результате исследований, которые проводили британские археологи, появилось предположение, что до конца VIII века до н.э. постоянного заселения в регионе не происходило; посему, учитывая влияние Ассирийской империи, разработка месторождений меди была приписана имперской интервенции. И по сути сошлись на том, что медные шахты следует датировать VII веком до н.э. То есть систематические исследования в регионе хронологически разделили Тимну и Финан, приписав деятельность в обоих регионах имперскому господству: Египту - в южной Араве в XIII-начале XII вв. до н.э. и Ассирии - в северной Араве в VII веке до н.э.

Предполагалось, опираясь на находки, что только такие мощные империи, как Египет или Ассирия, могли себе позволять управлять столь серьезным делом, как добыча меди, с ее последующей отправкой на рынки сбыта.

Словом, в отношении «имперского влияния» на регион, и, разумеется, на добычу меди существовало определенное  согласие, которое недавно рухнуло. Сотни образцов семян и остатков угля, найденных во время раскопок, были отправлены на специальное углеродистое датирование, и результаты однозначно показали, что основная активность на рудниках пришлась – как в Тимне, так и в Финане, - на период с IX по XI века до н.э. Другими словами, уже после того, как египтяне покинули Тимну (и оставили весь Ханаан в середине XII века до н.э.), и до укрепления Ассирийской империи в этом регионе (конец VIII века до н.э.). Получается, что империи – египетская и ассирийская - остаются на заднем плане.

Новые датировки установили время, когда началась добыча полезных ископаемых, и это время приходится на тот период, когда в регионе отсутствуют постоянные поселения. Значит, напрашивается вывод, что все это огромное «предприятие» по добыче могло принадлежать… кочевому населению региона. Учитывая, что характер археологических свидетельств существенно не изменился, социально-политическая организация кочевников должна была быть весьма непростой - если не империя (как до сих пор интерпретировались остатки, найденные археологами), то, по крайней мере, иерархическое и централизованное царство, которое преобладало в Араве и прилегающих к ней районах. Другими словами, перед нами – очевидное свидетельство могущественного кочевого царства и того, что кочевники в библейский период могли создавать (и, по крайней мере, в одном случае создали) социальные структуры, выходящие по своим принципам далеко за рамки «модели бедуинов». По всей видимости, это царство, которое представляло собой племенную коалицию, сосредоточенную вокруг великой пустыни Финан, следует отождествлять с библейской Идумеей (Эдомом), чье население позднее разместилось в оседлых поселениях на юге Иордании (и в ее столице, к своему сожалению).

Новые раскопки в Тимне и Финане позволили обстоятельнее разобраться в истории с Идумеей, эксплуатировавшей медные рудники, в том числе, изучить прямые свидетельства того, что вся Арава находилась под властью хотя бы одного вождя, начиная с XI века до н.э.

Реконструкция Идумеи, как кочевого царства, которое возникло и развивалось примерно в то же время (XI-XII века до н.э. и X век до н.э., соответственно), - параллельно с возникновением и укреплением Израильского царства - добавляет понимания к истории означенного периода и возвращает к необходимости более пристального внимания к библейским текстам.

Как уже говорилось, кочевники практически не оставляют после себя следов. В случае с Аравой, пожалуй, впервые удалось  исследовать «отвалы», оставшиеся от кочевого сообщества, что само по себе уникально для всемирной археологии. В то время, как о лагерях древних кочевников, где проживало это население (остатки некоторых шатров, датируемых железным веком, были обнаружены в Финане), мало что известно, деятельность по добыче и производству меди, осуществляемая в лагерях постоянно, год за годом, оставила после себя груды накопленного шлака и мусора, из которого археологи прекрасно умеют заполучать социальную информацию.

В свете открытий, сделанных в пустыне Арава, можно, как минимум, говорить о двух вещах: речь идет о некоем могучем царстве кочевников, рассказ о которых присутствует в ТАНАХе; а кроме того, мы вновь возвращаемся к исконному постулату, базирующемуся на том, что вся эта история имеет отношение к древнему Израилю.

Случайное обнаружение мощного царства кочевников, безусловно, спутало карты археологии, требуя также отказаться от использования такого термина, как «бедуинская модель», и от упрощенного подхода к кочевникам, признавая, что они, не оставляя после себя каких-либо свидетельств, вполне могли создавать мощные образования.

Эрез Бен Йосеф, «ХаАрец» М.К.

На фото: вади в Иордании. Фото: Pixabay

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend