Tuesday 03.08.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Хаим Цах, GPO
    Фото: Хаим Цах, GPO

    У них – Уотергейт, у нас – «Бибигейт»

    Как сказал бывший директор госархива, уничтожение документов в министерстве главы правительства – беспрецедентный шаг в нарушение всех основа демократии.

    Доктор Яаков Лазовик, который занимал пост директора госархива 7 лет, опроверг заявление канцелярии Нетаниягу и сказал, что есть документы без цифровой версии. Имена трех премьеров были связаны с присвоением документов, но ни одного из них не подозревали в их уничтожении.

    Лазовик сказал, что за всю историю государства никогда еще не сталкивался со случаем, когда уходящий глава правительства приказал уничтожить документы из его канцелярии. По следам публикации в «ХаАрец» в конце минувшей недели, согласно которой документы из сейфов министерства главы правительства были уничтожены до прихода Нафтали Беннета, доктор Лазовик сказал: «Это беспрецедентно. Этого не должно быть в демократическом государстве».

    По словам Лазовика, он не только сам не сталкивался ни с чем подобным за 7 лет на посту директора госархива, но и в «организационной памяти» госархива не зарегистрировано ни одного случая такого рода. «Израиль смог дожить до 73 лет без того, чтобы кто-то совершил подобные вещи».

    Как сообщалось в «ХаАрец», на этой неделе «специалисты» из министерства главы правительства должны проверить утверждения, что там были уничтожены документы. По мнению Лазовика, у этих «специалистов» нет необходимых инструментов для такой проверки, и единственные специалисты, которые могут это сделать – только сотрудники госархива, «у которых самые благие намерения, и в своей методологии они не сталкиваются с людьми, которые хотят уничтожить документы». По его словам, «как они проверят, что было и чего нет? Они – не полицейские следователи, которые могут на допросе вытащить из людей информацию».

    Лазовик опроверг утверждение сотрудников канцелярии бывшего главы правительства Биньямина Нетаниягу, что «каждый официальный документ из сферы государственной политики или обороны, резюме заседания или беседы, сохранен в цифровой версии». По его словам, «как тот, кто стоял во главе госархива и в эти дни исследует множество документов министерства главы правительства за предыдущие десятилетия, я знаю, что есть бумаги, у которых нет цифровой версии».

    Лазовик объяснил, что «глава правительства или кто-то другой делает во время заседания разные записи на официальном документе, у которого есть цифровая версия. Но у всех этих рукописных дополнений не будет цифровой версии, если их не сканирют заново, так что вполне могут быть документы, в которых важная часть информации осталась не оцифрованной».

    По следам публикации в «ХаАрец» «Движение за свободу информации» обратилось в конце минувшей недели к главному архивариусу, доктору Рут Абрамович с просьбой проверить поведение сотрудников министерства главы правительства в этой истории.

    «Как вам хорошо известно, в соответствии с законом об архивах вы обладаете полномочиями обратиться в канцелярию бывшего главы правительства, чтобы удостовериться в упорядоченной передаче архивных материалов в госархив», – написала гендиректор «Движения», адвокат Рахель Эдри.

    Она напомнила, что в соответствии с архивным уставом только главный архивариус вправе разрешить или не разрешить уничтожение документов. «Мы считаем крайне тревожными сообщения, опубликованные в СМИ. Прозрачность власти, ее подотчетность и предоставление свободного доступа к информации –это фундамент демократии. Полное и правильное следование этим принципам может вернуть доверие, которое общественность потеряла к правительству и институтам власти. Часть нормативного демократического правления проявляется также в нормативной и упорядоченной передаче власти – такой, которая сохраняет информацию прошлого и знания, накопленные в одном из самых чувствительных и важных мест в государстве, а именно – в канцелярии главы правительства», – написала Эдри.

    Ответ из госархива, подчиненного министерству главы правительства, в которое обратилась «ХаАрец», еще не поступил.

    В последние годы в заголовки СМИ попали трое бывших премьер-министров, у которых возник конфликт с госархивом из-за их вольного обращения с архивными документами. Тем не менее, ни один из них не вызвал подозрения в том, что мог уничтожить документы. Единственное подозрение было в том, что они противозаконно хранили у себя документы, чье место – в госархиве.

    В 2017 году полиция провела обыск в издательстве «Йедиот ахронот» в поиске документов из канцелярии Эхуда Ольмерта, которые он использовал для написания мемуаров. Тогда подозрение заключалось в том, что несанкционированные лица получили доступ к секретным документам, которыми бывший глава права пользовался, когда писал в тюрьме свою книгу. Тем не менее, уголовное расследование не началось, и после нескольких месяцев разбирательства дело было закрыто.

    Другая история была связана с гигантским пиратским архивом Ариэля Шарона, который он собрал в своем частном доме на ферме «Шикмим». В течение долгих лет он отказывался передать его в госархив, как следовало по закону. Существование архива Шарона было своего рода «секретом Полишинеля» до тех пор, пока в 2011 году его сын Гилад не открыл его на всеобщее обозрение для съемок телепрограммы «Увда» («Факт»). Оказалось, что Ариэль Шарон держал дома тысячи государственных и военных документов, начиная с Войны Судного дня 1973 года и далее. Только после его смерти было подписано соглашение между его сыновьями Гиладом и Омри и госархивом, которое урегулировало возврат государственных документов с фермы «Шикмим».

    Схожая история связана с именем третьего главы правительства Леви Эшколя. После его смерти в 1969 году вдова Мирьям держала документы в архиве института «Яд Леви Эшколь», созданного для увековечения его памяти. Мирьям жила долго, и в течение многих лет не прекращались ее конфликты с госархивом из-за этих документов.

    После смерти Мирьям Эшколь в 2016 году бывший директор госархива в начале предыдущего десятилетия, профессор Тувья Фрилинг рассказал «ХаАрец» о нескольких встречах со вдовой премьера. Он обсуждал с ней две проблемы: противозаконное хранение секретных документов и отказ дать возможность исследователям ознакомиться с документами, которые должны быть в открытом доступе.

    «Я объяснил ей, – сказал Фрилинг, – что, как и другие члены правительства, ее муж, по всей видимости, тоже взял с собой разные документы, которые попали к нему в силу исполнения служебных обязанностей на разных постах, и теперь они находятся у нее противозаконно».

    Офер Адерет, «ХаАрец». Р.Р.
    На фото: бывший директор госархива Яаков Лазовик и Биньямин Нетаниягу. Фото: Хаим Цах, GPO˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend