Главный » Политика » Сын историка заигрался с историей

Сын историка заигрался с историей

Иногда трудно поверить, что Биньямин Нетаниягу вырос в доме историка, да еще такого сурового и бескомпромиссного в своих убийственных оценках, как профессор Бенцион Нетаниягу. В последние годы взгляд премьер-министра на современную еврейскую историю вообще лишился всяких оттенков. У него есть несколько основных правил.

Те, кого он считает врагами Израиля, либо ответственны за истинную Катастрофу, либо планируют новую. В этом смысле основатель палестинского национального движения, муфтий Хадж Амин аль-Хуссейни, не просто поклонник Адольфа Гитлера – на самом деле, именно он, а не немцы, предложил окончательное решение еврейского вопроса. А региональная конфронтация Израиля с Ираном ни больше, ни меньше – схожа с ситуацией, сложившейся в мире к 1938 году до «мюнхенского сговора».

Иначе говоря, любая критика со стороны тех или иных правительств или международных организаций в адрес политики Нетаниягу, проводимой им по отношению к Ирану или к палестинцам, автоматически приравнивается к сотрудничеству с нацистами.

С другой стороны, страны, чьи правительства или граждане на самом деле закрывали глаза на преступления против евреев или активно сотрудничали с нацистской Германией в преследовании, депортации и убийстве евреев во время Катастрофы, получают «индульгенцию» от Нетаниягу, если в настоящее время они ему выгодны с политической точки зрения. Именно таким образом премьер-министр «обелил» Польшу, Венгрию и Литву. Историки «Яд Вашем» дважды уличали его в искажении фактов, связанных с Катастрофой.

Израиль пока еще находится в лучшем положении, чем Польша. Историки «Яд Вашем», в отличие от государственного музея Освенцима, отвечающего за обеспечение исторической картины, одобренной польским правительством, по-прежнему независимы, что позволяет им подвергать критике главу правительства. Нетаниягу не пытается изменить это обстоятельство. По крайней мере, пока.

Вдумчивые сторонники премьер-министра (не те, кто, как попугай, повторяет за ним его заезженные клише) объясняют, что речь идет всего навсего о необходимой «realpolitik», то есть, реальной политике, где во главу угла ставятся, прежде всего, интересы Государства Израиль.

Нетаниягу нуждается в том, чтобы эти страны уравновешивали политику Евросоюза в его пользу, и потому, как он считает, следует пойти на некоторые компромиссы. Однако проблема данного аргумента состоит в том, что, помимо моральных последствий, реальная политика – это все же политика, а не переписывание истории.

Когда в пятидесятых годах прошлого века Давид Бен-Гурион вел переговоры с правительством Западной Германии – это была настоящая realpolitik. Молодой Израиль, который принимал более миллиона беженцев и создавал армию, будучи при этом на грани банкротства, нуждался в финансовой помощи со стороны Германии. Хотя – при этом – для многих евреев любая форма отношений с Германией после Катастрофы казалась святотатством. Бен-Гурион принял тяжелое решение. Но, предоставив немцам шанс выплатить репарации, он, тем не менее, ни на йоту не изменил картину Катастрофы.

То, что сделал Нетаниягу, выходит за рамки дозволенного, и, в конечном итоге, не отличается сбалансированностью и устойчивостью. Политическая целесообразность – гибкая штука. Вы можете говорить о разных вещах в разное время разной аудитории. Историю гораздо сложнее изменить, приспосабливая ее для удобства политика.

По иронии судьбы, Нетаниягу сам признал это 14 февраля, когда в ответ на вопрос корреспондента «ХаАрец» Ноа Ландау о законе, принятом польским правительством и разрешающим подачу судебных исков против тех, кто «порочит» историю поляков во время Катастрофы, сказал: «Поляки сотрудничали с нацистами, и я не знаю никого, кому когда-либо предъявляли судебные претензии в связи с подобным заявлением».

Это просто realpolitik, утверждал Нетаниягу. Мы, политики, играем легко и свободно с историческими фактами, принимаем законы и выступаем с речами, но, на самом деле, это не меняет историю. Не воспринимайте нас, политиков, слишком серьезно, намекал он, пытаясь абстрагироваться от проблем. За исключением того, что некоторые политики относятся к истории слишком серьезно. К примеру, польские политики, которые совершают то, на что Нетаниягу еще не осмелился, и фактически криминализируют пересмотр истории.

Неважно, с каким упорством Нетаниягу и его канцелярия пытались позже объяснить полякам, что на самом деле он не имел в виду всех поляков или польский народ. Мало того, что глава правительства Израиля оклеветал «поляков», он невольно признал, что законы, пересматривающие историю, в любом случае бесполезны. Премьер-министр Матеуш Моравецкий в последний момент решил не приезжать на саммит «Вышеградской группы» в Иерусалиме.

Отношения Нетаниягу с двумя из лидеров «Вышеградской группы» – венгром Виктором Орбаном и поляком Моравецким – базируются на сохранении заветных исторических картин, столь устраивающих националистически настроенных правых политиков. Одним случайным замечанием, брошенной вскользь репликой Нетаниягу показал, сколь бесполезны эти попытки. Не удивительно, что Моравецкий остался дома.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.К. К.В. 

Фото: Илана Асайяг


Реклама

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Министр иностранных дел Исраэль Кац и известный футболист Криштиану Роналду встретились в конце прош ...

По мнению северокорейского дипломата, американский президент пытается выиграть время, чтобы переизбр ...

Президент Ассоциации строительных подрядчиков Рауль Сарого призывает правительство Израиля, которое ...

Провинция Идлиб находится под контролем оппозиционных Асаду сил. ...

Британец должен встретиться с украинским боксером в ближайшие полгода. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend