Фото: Коби Гидеон, GPO

Самый Новый Ближний Восток

Неожиданное известие о предстоящей встрече в Иерусалиме советников по национальной безопасности России, США и Израиля породило волну гипотез о том, что кроется за этим саммитом. Одна из наиболее популярных: на Ближнем Востоке зарождается новый альянс.

Обозреватель «ХаАрец» Цви Барэль анализирует основания и перспективы данного союза. На его взгляд, непосредственным поводом к встрече послужила начавшаяся кампания наступления на Идлиб.

Это — последний значительный оплот повстанцев, и его захват необходим для завершения контроля Асада над государством. Здесь сосредоточены основные силы повстанцев, около 50 000 бойцов из различных группировок, крупнейшей из которых является «Джабхат ан-Нусра».

Если сражения продолжатся, ожидается что это повлечет массовую волну беженцев в Турцию в дополнение к уже находящимся там 3,5 миллионам. Турция и Россия договорились в сентябре 2018 года, что Турция разоружит повстанцев, очистит регион от тяжелого оружия и либо передаст провинцию под контроль Асада, либо превратит ее в зону безопасности под надзором Турции и России. Но Турция не справилась со своей миссией.

Нерешенная ситуация в Идлибе нарушает планы России разработать новую конституцию для Сирии, провести выборы, стабилизировать правительство, начать реконструкцию страны и, наконец, получить компенсацию за свои затраты на войну. Таким образом, союз с Турцией перестает быть актуальным для России.

Не менее проблематично для нее и продолжение союза с Ираном. Иран рассматривает Сирию, как стратегический региональный форпост для противодействия амбициям Саудовской Аравии, открытия пути в Средиземное море и дополнения альянса, которые он создал с Ираком и Турцией.

Однако эти планы рассматриваются, как стратегическая угроза не только для Израиля и США, но и для России. Россия заинтересована в том, чтобы держать Иран в изоляции. Ее поддержка решения Ирана о возможности выхода из ядерной сделки проистекает из желания Кремля сохранять напряженность в отношениях между Ираном и США в рамках своей стратегической игры в качестве эксклюзивного поставщика нефти в Европу.

Точно так же Россия не готова просто возвращать Сирию под контроль Асада. Она видит здесь рычаги влияния на весь ближневосточный регион. Это и укреплении связей с Саудовской Аравией и ОАЭ, и создании экономического союза с Египтом, и возможное избавлении от американских и европейских санкций, и шансы на укрепление своего статуса в мире.

Таким образом, прежние альянсы можно считать в определенной мере отыгранными. Пора в очередной раз подумать о Новом Ближнем Востоке. Встреча советников по национальной безопасности Меира Бен-Шабата, Джона Болтона и Николая Патрушева дает сигнал региону, что российско-американско-израильская ось может подготовить новую ближневосточную дорожную карту.

Как полагает Цви Барэль вместе с рядом других западных и российских аналитиков, речь может идти о том, что Соединенные Штаты признают режим Асада, а в обмен Россия будет содействовать, вытеснению Ирана из Сирии. Далее следуют различные оценки того, насколько вероятен тот или иной сценарий развития событий. Достаточно ли у России влияния на Иран или на Асада, чтобы заставить того аннулировать соглашение с Ираном.

На наш взгляд, это не имеет принципиального значения. Гораздо важнее тот факт, что Москва и Вашингтон впервые открыто признали, что Израиль был, есть и будет важной площадкой для диалога между сверхдержавами.

Ни у одной другой страны Запада и Востока нет столь тесных связей с обеими ключевыми странами. И в США, и в России проживает значительная еврейская, в том числе русскоязычная диаспора, что обеспечивает геокультурную близость. И Россия и США имеют тесные экономические, технологические и научные связи с Израилем, приводящие к взаимным геоэкономическим интересам. Наконец, в сфере геополитики стало очевидным, что Израиль является наиболее стабильной, обладающей наиболее мощным военно-техническим потенциалом и предсказуемой внешней политикой державой региона.

Парадоксально, но благодаря совокупности этих факторов Израиль, несмотря на малую численность и площадь идеально подходит на роль нейтрального «смотрящего» за регионом со стороны США и России, будучи также заинтересован в поддержке обеих сторон.

Дальнейшая задача заключается в использовании благоприятной ситуации в регионе, чтобы попытаться решить не только международные, но и внутренние проблемы. В свое время развал СССР и отказ России от поддержки вооруженной борьбы палестинцев способствовали началу мирного процесса.

Можно согласиться, что «Осло» было не самым удачным соглашением и его ошибки надо учитывать. Однако, если мирный план Трампа будет подкреплен еще и некими обязательствами со стороны России, возможно, Израилю удастся, наконец, добиться гораздо более выгодных соглашений. Ситуация «ни мира, ни войны», как показывает исторический опыт, не может длиться вечно.

Владимир Поляк, «Детали»

Фото: Коби Гидеон, GPO


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend