Конец сефардской революции

Немало критики обрушилось на новый список «Ликуда» из-за привилегированной белизны его верхушки. Кстати, по большей части эти критики – ашкеназы, которые не голосовали за «Ликуд» и не собираются это делать. Но помимо очередной возможности атаковать правящую партию, которая своей непробиваемой стабильностью просто сводит с ума всех противников Нетаниягу, надо обратить внимание на самое интересное, что тут произошло. Электорат «Ликуда», который традиционным образом по большей части состоит из сефардов, собственными руками выпихнул своих самых аутентичных представителей, которые якобы выросли рядом с Нетаниягу.

В последние годы Нетаниягу окружил себя сефардами, которые не обладают выдержанно-политкорректными европейскими манерами вроде Меира Шитрита или даже Сильвана Шалома.

Давид Битан, Давид Амсалем, Мики Зохар и, конечно, первопроходец этой тенденции Мири Регев должны были стать желанной вестью сефардской революции в правящей партии. Но после праймериз все они были разочарованы, оказавшись на низких местах – включая Регев, несмотря на все ее попытки изображать успех. Такой видный министр, как она, сделавшая политический капитал на атаках тех, кто признан старой ашкеназской элитой, поддерживаемая главой правительства и его семьей, должна была бы оказаться на первом месте. И нате вам – ей приходится смотреть снизу вверх на Юлия Эдельштейна, с которым она столкнулась лоб в лоб на церемонии зажигания факелов, и который на праймериз выступал в образе «государственного мужа», то есть прямой противоположности Мири Регев; на Гидеона Саара, который, правда, может похвастаться матерью из Бухары, но выглядит прежде всего, как хитроумный европейский националист; и на Гилада Эрдана, который, несмотря на провальную деятельность на посту министра внутренней безопасности, снова привлек избирателей «Ликуда» своим белым европейским шармом.

Нетаниягу воспринимается членами «Ликуда», как революционер, и они фанатично липнут к нему, потому что до сих пор он давал им власть, и потому, что верят в искренность его глубоко укорененной ненависти к старой ашкеназской элите. Все это, несмотря на его ашкеназское происхождение, родословную и личное богатство. Тем не менее, поколение сефардов, которое продвигал Нетаниягу, хотя и выступал время от времени с резкими этническими заявлениями, по рукам и ногам связано слепой верностью лидеру, преисполнено лести к нему и пребывает в рабстве, в основном, своей рабской психологии. Сцена, которая иллюстрировала это наилучшим образом, произошла на той самой церемонии зажигания факелов в последний День независимости, когда Регев пыталась развеселить свою госпожу Сару Нетаниягу, обхватив ее за плечи и раскачивая в такт песне «Клянемся». Госпожа не имела никакого желания ни обниматься, ни качаться, ни участвовать в общем «танце» и, кроме относительной напряженности верхней части тела, едва выдавила из себя деланую, конфузную и высокомерную улыбку.

Давида Леви Нетаниягу не допустил, Моше Кахлона прогнал. При нем не появилось никакого сефардского руководства, которое могло бы угрожать его гегемонии, как и вообще никаких других лидеров. Окружавшие его сефарды с самого начала были лишены всяких шансов добраться до вершины и даже до подножья, и, главным образом, служили Нетаниягу верными и благодарными овчарками, сохраняя образ якобы народного вождя – служили тому, кто привык вести беспрецедентный в наших краях императорский образ жизни.

А если кому-то кажется, что эти обвинения попахивают расизмом, напомним, что с ними публично выступали сами члены «Ликуда». Потому что они не хотели начинать войну против лидеров класса Бени Ганца под руководством таких людей, как Нава Бокер и Давид Амсалем. Они хотели явиться на общие выборы с отглаженными пиджаками Ярива Левина – человека намного более крайнего и опасного, чем электорат «Ликуда» – и Нира Барката, чье состояние измеряется сотнями миллионов шекелей. Можно ли считать их аутентичными представителями народной партии? Никак нет. Но члены «Ликуда» решили, что «пиджаки» лучше Битана и иже с ним.

Такая реакция, как и очистка партруководства от сефардов – это дело рук Нетаниягу. Для сефардов он – хуже некуда.

Равит Гехт, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

На фото: Мири Регев и Орен Хазан в Кнессете. Фото: Эмиль Сальман.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend