У государств нет друзей

Бесспорно, недавний визит Биньямина Нетаниягу в Индию был успешным. Но этот успех был достигнут за много лет трудами многих людей.

В 1990 году бывший командующий ВВС Давид Иври отправился в Лондон на неофициальную встречу с министром обороны Индии В.П. Сингхом. На тот момент Иври занимал пост гендиректора Министерства обороны. Это была первая встреча высокопоставленного израильского чиновника с министром обороны Индии.

Тогда Индия и Израиль еще не поддерживали дипломатических отношений, они были установлены спустя два года. Контакты между двумя странами возникли в 1970-е – 1980-е годы и состояли в том, что небольшие группы индийских военных приезжали в Израиль и просили оказать помощь их стране. Через третьи страны было заключено несколько сделок, незначительных по объему. Индия держала эти связи в тайне, не желая провоцировать негативную реакцию мусульманского населения страны и ставить под угрозу связи с арабскими странами.

Израиль же намеревался эти связи существенно развивать. Прорыв наступил, когда после удачной встречи с Сингхом Иври был приглашен посетить Индию и встретиться с премьер-министром Нарасимха Рао, и с директором Министерства обороны. Иври был вооружен письмом тогдашнего министра обороны Ицхака Рабина,  сообщавшим, что Израиль намерен установить дипломатические отношения с Индией.

Индия в ту пору хотела обновить свои ВВС, базировавшиеся на старых советских моделях. Незадолго до этого министр обороны Индии посетил Пентагон в надежде закупить современное американское оружие. Американцы согласились, но при одном условии: Индия должна привести в порядок свой акт о гражданских правах.

В ходе встречи с Рао Иври показал премьер-министру письмо, подписанное Рабином, объяснил, чем именно Израиль может снабдить его страну, и добавил: «Сверхдержавы ставят сделки в зависимость от дипломатических условий. А мы — маленькая страна. Мы условий не ставим».

Так была заключена первая сделка между двумя странами на сумму в 2 млрд. долларов. Поездка Иври в Нью-Дели оправдалась: за несколько лет Израиль стал для Индии одним из ведущих поставщиков оружия.

С годами испробованная на Индии модель установления отношений сработала и с другими странами. Китай и Сингапур — еще две страны, дипломатические отношения с которыми выросли из тайных связей в сфере безопасности и сделок по продаже оружия.

По сообщениям журналистов, сопровождавших Нетаниягу в его поездке в Индию, премьер-министра Израиля давно уже не принимали за рубежом так тепло.

Эта модель могла бы послужить образцом для развития связей с соседями, в частности, со странами Персидского залива. Израиль поддерживает контакты с рядом стран региона. Вопрос в том, могут ли они когда-либо перерасти в  в нечто большее.

На первый взгляд, нет. Несмотря на то, что, согласно ряду сообщений, интересы Израиля и таких стран, как Саудовская Аравия, Бахрейн и ОАЭ совпадают в том, что касается иранской угрозы, сомнительно, что нас ждут большие перемены.

Впрочем, в случае с Саудовской Аравией не все так однозначно.

Размышления многочисленных экспертов строятся по привычной схеме: то, что плохо для Ирана, хорошо для Израиля. Саудовская Аравия враг Ирана. Иран враг Израиля. Короче, «враг моего врага — мой друг». В битве с иранским режимом Израиль может обеспечить Саудовскую Аравию (и частично обеспечивает) чем угодно — от разведывательной информации до новейшего вооружения. Но Эр-Риад ничего не выиграет и сильно проиграет, сделав свою дружбу с Израилем публичной .

Однако эта привычная логика игнорирует несколько возможностей.

Во-первых, Саудовская Аравия уже проявила глубокий интерес к тому, чтобы президент США Дональд Трамп был счастлив, а Трамп проявил сильную привязанность к Израилю. Даже если Израиль не сможет предложить Саудовской Аравии больше того, что предлагает сейчас, возможно, что саудовские интересы могут быть в значительной степени удовлетворены, если она установит дипломатические отношения с Израилем.

Во-вторых, если Израиль считает формальные связи с Саудовской Аравией важным приоритетом, то, может быть, стоит придержать некую помощь, которая станет реальной только при условии формального признания.

В-третьих, Саудовская Аравия может получить ограниченную помощь, которую она примет без того, чтобы открыто признать Израиль.

Наконец, когда израильско-палестинский конфликт опустился на нижнюю строчку в повестке дня ближневосточного хаоса, цена признания Израиля может быть не столь высока, несмотря на возможные усилия Ирана или Катара заработать капитал на этом деле для своей пропагандистской войны против Эр-Риада.

Также стоит обратить внимание, что интересы саудовского наследного принца и короля де-факто Мохаммеда бин Салмана (прозванного на Западе МБС) могут отличаться от оценок экспертов. Он уже начал военную кампанию в Йемене, блокировал Катар, вынудил ливанского премьера уйти в отставку и, похоже, что ничего хорошего из всего этого не вышло. Вопрос в том, была ли эта цепь ошибок результатом его неопытности или даже у безумия есть своя логика.

Если она есть, не исключено, что такой непредсказуемый игрок, как МБС, сделает решающий ход, признав Израиль постепенно или сразу. С другой стороны, Саудовская Аравия только что продемонстрировала ноль перемен, не пустив израильскую сборную на чемпионат мира по быстрым шахматам, проходивший в Эр-Риаде.

В такой ситуации все расчеты, на которых строится теория установления дружеских отношений между Израилем и Саудовской Аравией, требуют серьезного пересмотра. По той простой причине, что, в силу известного высказывания, «у государств нет друзей — только свои интересы».

Максим Рейдер, «Детали»

На фото: Нарендра Моди и Биньямин Нетаниягу. Фото: Дуду Бахар.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend