Главный » Политика » Что Трамп попросит взамен

Что Трамп попросит взамен

Нетаниягу может вздохнуть с облегчением: теперь Трамп освободился и может агитировать за него, присоединившись к длинной череде американских президентов, которые вмешивались в израильские выборы. Единственная заковыка в том, что именно Трамп попросит взамен.

На минувшей неделе мир затаил дыхание, ожидая услышать результаты расследования, проведенного спецпрокурором Робертом Мюллерром по делу о возможном вмешательстве России в президентскую кампанию Трампа.

Узнать больше


Ни один иностранный лидер не был столь счастлив исходом расследования, как премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу. Это сделало его крайне своевременный визит в Белый дом еще радостнее, чем он мог ожидать. Но, кроме возможности разделить радость своего союзника по поводу его выживания после двухлетнего расследования Мюллера, висевшего над головой президента, Нетаниягу сделал ставку на удачу Трампа гораздо больше, чем кто-либо за пределами президентского внутреннего круга.

Если бы Мюллер обнаружил, что президент замешан в сговоре с Москвой, или сделал нечто большее, чем пожимание плечами в ответ на обвинения, что Трамп мешал ходу следствия, это не только вызвало бы у друга Нетаниягу серьезные юридические осложнения. Это саботировало бы бесстыдную кампанию Трампа с целью выставить Нетаниягу, как явное предпочтение американского правительства на предстоящих выборах в Кнессет.

Союз Трампа-Нетаниягу был одним из самых неожиданных результатов американских выборов 2016 года, но его влияние на Ближний Восток трудно переоценить. Трамп изменил американскую внешнюю политику таким образом, что впервые за 70 лет существования еврейского государства американские и израильские позиции предельно сблизились по таким вопросам, как Иерусалим, Иран и отношение к ПА.

Теперь же, когда под вопросом оказалась политическая судьба Нетаниягу, Трамп готов пуститься во все тяжкие, чтобы убедить израильтян оставить его союзника в резиденции премьер-министра.

Это – основная причина, по которой Трамп решил сигнализировать о своей поддержке израильского суверенитета на Голанских высотах, как он сделал в «Твиттере» на минувшей неделе. Не могло быть более убедительного объяснения недавнего визита в Израиль госсекретаря США Майка Помпео (включая беспрецедентное общее фото у Западной стены) или приглашения Нетаниягу в Белый дом прямо в канун выборов в Израиле.

Предпочтение, оказанное Нетаниягу, было усилено тем фактом, что ни Помпео, ни Трамп не предоставили главному сопернику премьер-министра – лидеру партии «Кахоль-лаван» Бени Ганцу – возможность встречи, и даже не принимают в расчет возможность того, что 9 апреля он может победить.

Если бы сбылись фантазии демократов – что Мюллер разгонит кошмарный сон 2016 года, объявив Трампа виновным в сговоре – это подорвало бы усилия Нетаниягу привязать себя к Трампу, и понизило бы ценность президентского одобрения. Трамп не полностью очищен от всех подозрений для демократов и других прокуроров, поклявшихся продолжать расследование. Но доклад Мюлллера сделал все эти угрозы весьма проблематичными, позволив Нетаниягу принять дары Трампа – не беспокоясь, что это напомнит израильским избирателям о его собственных юридических бедах.

Но величайшая ирония во всем этом деле состоит в том, что, будучи признан невиновным в сговоре с целью вмешательства в американскую политику, Трамп теперь свободен, чтобы продолжать попытки вмешательства в израильскую политику.

Противники Нетаниягу вправе голосить о грязной игре. Но если эти жалобы никто не слышит, то вовсе не потому, что перед нами еще один пример дрянных норм и традиций Трампа, а потому, что его желание вмешаться в израильские выборы ставит его в один ряд с предшественниками в Белом доме.

В 1992 году президент Джордж Буш-отец и его госсекретарь Джеймс Бейкер приложили немало усилий, чтобы свалить правительство Ицхака Шамира из-за разногласий по вопросам поселений и мирного процесса.

Четыре года спустя американские попытки вмешаться в израильские выборы в 1996 году были намного более явными. Президент Билл Клинтон поставил на карту свой престиж ради успеха соглашения в Осло и был готов сделать все, что мог, чтобы не дать «Ликуду» и Нетаниягу победить Шимона Переса, сменившего убитого Рабина. Клинтон признал, что прилагал все силы, чтобы увеличить шансы Переса на победу, включая общий саммит прямо перед выборами и его приглашение в Белый дом.

Тем не менее, Нетаниягу выиграл и, как впоследствии заметил Клинтон, дал ему понять, что знал о попытках американского президента помешать своему избранию. Но это не помешало Клинтону предпринять новую попытку в 1999 году – с гораздо большим успехом, когда Барак сместил Нетаниягу.

Избрание Барака Обамы в 2008 году привело в Белый дом человека, который воспринимал Нетаниягу, как помеху на пути к миру и своего личного противника.

Обама открыто планировал свалить Нетаниягу в пользу Ципи Ливни, но он все же стал премьер-министром после выборов 2009 года. Когда Нетаниягу баллотировался на выборах в 2013 и в 2015 году, Обама не скрывал своего желания, чтобы израильтяне его отвергли – и своего отвращения, когда избиратели решили иначе.

Маловероятно, чтобы многие израильтяне когда-либо голосовали, исходя из одобрения Белого дома. Но если Нетаниягу, казалось бы, стал сильнее в результате своих стычек с Обамой, то лишь потому, что последний был очень непопулярен в Израиле. Близкие отношения, которые Нетаниягу установил с Трампом, заставляют поеживаться большинство американских евреев.

Но сейчас проблема Ганца в том, что американская администрация впервые поддерживает Нетаниягу, и популярность Трампа в еврейском государстве должна считаться достоянием для премьер-министра.

Единственное, что должно беспокоить Нетаниягу, это вопрос, что именно Трамп потребует взамен после выборов 9 апреля. Но это та проблема, о которой премьер-министр будет с удовольствием беспокоиться, когда вернется в свою резиденцию.

После многоразовой выгоды от американского вмешательства в прошлом враги Нетаниягу не вправе жаловаться на все, что делает Трамп, чтобы ему помочь. Но так же, как демократы, которые надеялись, что Мюллер решит за них одну из главных проблем, Ганц оказался в самом большом проигрыше, когда на стол Конгресса лег доклад спецпрокурора.

Джонатан Товбин, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

Фото: Амос Бен-Гершом, GPO


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend