Фото: Reuters.

Зачем Нетаниягу ездил в Оман

Дав волю воображению, можно предположить, что теперь Трамп подтолкнет  саудовского принца к заключению соглашения с Израилем, чтобы обелить себя после дела об убийстве Хашогги. Тогда  визит Нетаниягу в Оман вписывается в этот общий процесс.

Султан Омана Кабус — очень скрытный лидер. Он — министр обороны, финансов, иностранных дел и разведки, а также возглавляет Центральный банк. В Омане нет демократических институтов и правитель назначает судей. На утечку информации из Муската, которая могла бы пролить свет на визит премьер-министра Биньямина Нетаниягу в Оман, рассчитывать не приходится.

Но это не уменьшает важности поездки – своего рода трещины в стене, разделяющей арабских лидеров и премьер-министра Израиля.

Нетаниягу имел веские основания не посещать Оман и одну — посетить. Оман — близкий союзник Ирана и Катара. Первый – едва ли не главный враг Израиля, поддерживающий террор и субсидирующий ХАМАС.

Недавно Оман объявил, что выступает против антииранских санкций и намерен построить газопровод, соединяющий его с Ираном. Это помогло иранским контрабандистам вести бизнес в течение предыдущего периода санкций, и стало шагом, направленным против антииранской политики Саудовской Аравии.

Султан Кабус, абсолютный правитель Омана — самый «долгоиграющий» арабский правитель: он пришел к власти в 1970 году в результате государственного переворота, направленного против его отца. Он выступает против войны, которую ведут саудиты в Йемене, хотя и с запозднием присоединился к коалиции арабских стран. Он даже угрожал выйти из Совета сотрудничества стран Залива в связи со своим несогласием с гегемонией Саудовской Аравии в районе Персидского залива. Когда более года назад три государства Персидского залива наложили эмбарго на Катар, Оман и Кувейт не присоединились к этому драматическому шагу, и Оман даже разрешил Катару использовать свои порты, чтобы обойти блокаду, пойдя на столкновение с Саудовской Аравией.

Очевидно, Саудовская Аравия могла наложить на Оман санкции точно так же, как на Катар, либо наказать его как-то по-другому – если бы не давление со стороны США, и желание избежать еще большего разрыва между странами Персидского залива.

Визит израильского премьер-министра в Оман не только противоречит политике Израиля в отношении Ирана, но и сделан в пику  саудовскому королевству. Тем не менее, никакого осуждения со стороны Эр-Рияда и других арабских стран не прозвучало. Только Иран отреагировал на неожиданный визит Нетаниягу, заявив, что Израиль и Соединенные Штаты снова пытаются вбить клин между мусульманскими странами.

Это — относительно умеренная формулировка, которая не касалась инициатора визита, султана Кабуса — союзника Тегерана. Иран не может критиковать Кабуса, потому что еще в 2013 году он согласился провести в Омане переговоры с должностными лицами США о создании основы для ядерного соглашения. Впоследствии Джон Керри, занимавший тогда пост государственного секретаря США, встретился с иранскими официальными лицами для обсуждения, которое привело к проведению переговоров по вопросам ядерной энергии.

И вот Оман, где родилось то, что президент Дональд Трамп назвал «наихудшим соглашением всех времен», с пышностью встречает премьер-министра Израиля с супругой, его свиту и, что не менее важно, директора Моссада. Не лишним будет спросить, почему именно он оказался в составе делегации; будет также логичным предположить, что Моссад приложил руку не только к планированию поездки, но и в течение многих лет оказывал помощь Кабусу.

Много лет опорой султана, стремившегося защитить свою маленькую страну с населением в 2,9 миллиона граждан (плюс 2 миллиона иностранных рабочих), были английские разведывательные службы. В любом случае, можно сделать вывод, что, посещая Оман, Нетаниягу выполняет свое обещание установить связи с теми арабскими странами, которые не подписали мирных соглашений с Израилем. Таким образом, для Нетаниягу  этот визит очень важен в политическом отношении, но пока еще рано говорить, приведет ли он к заключению полных дипломатических отношений, и последуют ли этому примеру другие арабские страны.

Можно также задаться вопросом, что подтолкнуло Кабуса, союзника Ирана, пригласить израильского премьер-министра и тем самым спровоцировать волну спекуляций о возможности переговоров между Ираном и Израилем. Насчет переговоров с Ираном можно не беспокоиться. Кабусу 76 лет, он болен раком, и является реалистичным правителем, который прекрасно знает ограниченный характер конфликтов в регионе. Он, конечно же, выслушал длинную лекцию Нетаниягу и директора Моссада Йосси Коэна об иранской угрозе и о том, что Израиля хочет, чтобы Оман дистанцировался от врага Израиля и присоединился к американским санкциям.

Кабус, конечно, вежливо объяснил своим гостям, что у него нет намерения изменить свои отношения с Ираном. Нет ничего нового в том, что израильтяне посещают его страну, учитывая, что израильское представительство действовало в Мускате до 2000 года, но таким же был и статус Израиля в Марокко и Катаре.

Кабус, возможно, понял со слов председателя ПА Абу-Мазена, посетившего дворец султана незадолго до Нетаниягу, что существует возможность возобновить переговоры между Израилем и палестинцами. Но вряд ли это было причиной того, что Кабус пригласил Нетаниягу, особенно, когда администрация Трампа грозится не сегодня-завтра объявить о своей «сделке века».

Если есть кто-то, кто должен и может убедить Нетаниягу возобновить переговоры, то он сидит в Белом доме, а не на побережье Персидского залива. Если мы дадим  волю воображению, мы можем предположить, что Трамп мог бы подтолкнуть саудовского наследного принца к продвижению соглашения с Израилем, чтобы тем самым тот мог обелить себя от предполагаемого соучастия в убийстве Хашогги. И что визит Нетаниягу к мастеру посреднических услуг —  часть этого процесса. Но, когда вы даете волю воображению, нужно проявлять исключительную осторожность.

Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р.

Фото: Reuters.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend