Главный » Общество » «Козел отпущения», как образец для подражания
Фото: Коби Гидеон, GPO

«Козел отпущения», как образец для подражания

Многие думают, что мы сражаемся друг с другом из-за различий, которые нас разделяют. На самом деле, причина конфликта в том, что мы одинаковы. Доминирующей силой в мире является имитация, «мимесис». Это правило применимо ко всем сообществам – от семьи бабуинов до нации, и вплоть до человечества в целом.

Наши желания порождены желаниями других. Мы подражаем тем, кем восхищаемся, и хотим того, чего хотят они. Но поскольку ресурсы всегда ограничены, имитация, которая создает близость и согласованность, быстро превращается в соперничество и зависть. Человек, которым мы восхищались, становится злейшим врагом, как это происходит с братьями, сражающимися за одну и ту же игрушку. Затем это перерастает в борьбу за любовь одной и той же девушки, за одну и ту же работу или за одну и ту же страну.

Проигравший хочет мести и цикл повторяется или даже усиливается. Именно потому, что мы так похожи, вспыхивает разрушительное насилие, которое может полностью уничтожить общество. По крайней мере, такова теория известного американского ученого, француза по происхождению Рене Жирара (1923-2015). Он является автором оригинальной антропологической концепции «миметического желания», которую применил к развитию всей цивилизации.

В своих книгах «Насилие и священное», «Козел отпущения» и «Я вижу Сатану, падающего, как молния» Жирар говорит, что, если мы обратимся к первобытным формам религии, то увидим в них один и тот же обряд жертвоприношения.

Этот ритуал представляет собой освящение коллективной агрессии по отношению к индивиду. На определенном этапе развития было осознано, что единственный способ остановить цикл насилия – найти общего врага, на которого оно будет направлено. В дальнейшем это было трансформировано в идею «козла отпущения» и принесения в жертву животных.

Животные не являются частью сообщества, поэтому нет никакой опасности, что они отомстят и приведут к продолжению цикла насилия. Поэтому после жертвоприношения гармония возвращается в сообщество и так до следующего цикла.

В последние десятилетия Жирар преподавал в Стэнфордском университете в Калифорнии, где вокруг него сформировался интеллектуальный кружок, в который входили психологи, теологи и гуру Силиконовой долины.

Жирар утверждал, что все социальные институты зародились из ритуала козла отпущения, который появился на заре истории. Это – источник языка, религии, государства и даже приручения животных и употребления мяса. Церемония жертвоприношения была призвана предотвратить насилие в общине, но парадоксальным образом она породила идею Бога.

За последние два года идеи франко-американского мыслителя стали популярным интеллектуальным товаром. Многие философы, антропологи и деятели искусства убеждены, что Жирар, «пророк миметического насилия », сформулировал наиболее важный принцип для реальности XXI-го века.

Его последователи утверждают, что растущее в результате глобализации сходство между людьми усиливает конфликты из-за ресурсов, которые становятся все более ограниченными. Глобальные тенденции воспроизводятся с максимальной скоростью, усиленной цифровыми алгоритмами. Содержание направления не так важно, важна только его успешная имитация.

У толпы нет собственных желаний, она ориентируется на звезд и создает себе кумиров. Даже если мы думаем, что мы уникальны, мы всего лишь подражаем уникальности других.

Но «теория мимесиса» проявляет себя и в сфере международных отношений. Во время холодной войны политические отношения были организованы в форме борьбы между противоположными идеологиями – капитализм против коммунизма. Однако сегодня нет принципиальной идеологической разницы между различными политическими силами в мире. На практике они подражают друг другу.

Также и в Израиле центристские и правые партии являются проявлениями одного и того же явления: они яростно конкурируют друг с другом, хотя между ними нет существенной разницы.

В статье «Конечная жертва», опубликованной в прошлом месяце в «Die Zeit», Томас Ашейер утверждает, что чума национализма представляет собой опасную форму подражания по Жирару. У Путина и Трампа есть подражатели, которые используют ту же агрессивную модель в локальной версии. Они говорят на одном языке и хорошо понимают друг друга.

На первый взгляд кажется, что правые режимы в мире могут действовать в некой гармонии. Они разделяют ненависть к либералам, иммигрантам и политкорректности. Выборы в Европейский парламент пройдут в мае следующего года, и ожидается, что ультраправые партии добьются беспрецедентных успехов. Таким образом, правые партии создают своего рода интернационал националистов, говорящих на разных, но в тоже время одинаковых языках.

На глобальном уровне фактически создан альянс между Трампом, Болсонару, Дутерте, Орбаном, Нетаниягу и другими. Но на следующем этапе имитация превращается в соперничество. Чтобы быть хорошими националистами, нужно помечать врага. Спор, который разгорелся между правительством Нетаниягу и поляками, хорошо иллюстрирует это явление. Премьер-министр надеялся стать своим человеком в братстве центральноевропейских правительств – «вышеградской группе». Он разделяет с Польшей и Венгрией общую враждебность к либеральным судьям и правозащитным организациям.

Радикальные националисты в Европе черпают вдохновение в примере Израиля, как образца ксенофобии и агрессии. Но как типичные националисты, поляки считают себя истинными жертвами Катастрофы. И поскольку только одна нация может играть роль главной жертвы, они ведут за это борьбу с израильским премьером. Возможно, общая ненависть к Джорджу Соросу позволит обеим сторонам найти козла отпущения. Но не уверен, что этого будет достаточно. Жирар утверждал, что в современном постхристианском мире механизм «священной жертвы» утратил свою эффективность. Миметическое насилие только усилилось, но сейчас нет церемонии, которая станет выходом и разорвет этот порочный круг.

Офри Илани, «ХаАрец», В.П. К.В.

Фото: Коби Гидеон, GPO, Государственная фотоколлекция


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend