Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Aziz Taher - REUTERS
    Фото: Aziz Taher - REUTERS

    Аятоллы вбили клин между Трампом и Европой

    На этой неделе Иран записал в свой актив весомое политическое достижение, сумев вбить клин между США и их европейскими союзниками.


    Канцлер ФРГ Ангела Меркель объявила 25 апреля, что не видит никакой возможности изменить ядерный договор "большой шестерки" с Ираном. Президент Франции Эммануэль Макрон предложил другую редакцию договора, содержащую туманные формулировки. Эта редакция неприемлема для Великобритании и ФРГ. А Дональд Трамп убежден, что если США выйдут из договора, он просто рухнет.

    Иранский президент Хасан Рухани дал понять, что если США выйдут из договора, Иран сделает то же самое и возобновит обогащение урана. Это заявление противоречит тому, что говорили иранские лидеры совсем недавно. Они клялись и божились, что Тегеран продолжит соблюдать условия сделки, даже если США ее расторгнут.

    Но раскол среди тех, кто так или иначе причастен к договору – США на одной стороне, Россия, Китай и Евросоюз – на другой, дал Ирану мощные рычаги давления.


    Пока это только дипломатическая дуэль, которая продлится до 12 мая. В этот день Трамп должен будет обнародовать свое решение. Возможно, американский президент сам себя загнал в угол: чтобы "сохранить лицо", Трамп будет вынужден выйти из договора.

    Но Россия, КНР и ЕС стремятся выкрутить руки Трампу. Какие варианты есть у Москвы, Пекина и Брюсселя? Самый очевидный (но, видимо, не самый простой): убедить Иран остаться участником договора и просто проигнорировать выход США. Иран, конечно, не согласится изменить в документе ни единой запятой.

    Есть, правда, надежда, что режим аятолл пойдет на переговоры о заключении дополнительного соглашения, касающегося иранской программы разработки баллистических ракет. Но этот шанс действительно ничтожен, поскольку Тегеран не устает повторять: баллистические ракеты разрабатываются в рамках нашего права на самооборону, эта программа – не предмет обсуждений с кем бы то ни было.

    Трамп называет договор "большой шестерки" с Ираном «ненормальным». Это соглашение – по существу, отсрочка. Получение аятоллами урана в количестве, необходимом для создания бомбы, откладывается на 10-12 лет.

    Но даже если Иран сохранит все обязательства по договору после вероятного выхода США, это не гарантирует, что он прекратит строительство ракетных заводов и военных баз в Сирии и передачу «Хизбалле» современного оружия.

    Израиль понимает, что не меньшую опасность, чем «ненормальный» договор "большой шестерки"с Ираном, представляет для нас поставка  Сирии российских зенитно-ракетных комплексов S-300 и S-400. Когда эти системы будут переданы русскими Башару Асаду, израильские ВВС могут лишиться свободы действий против укоренения иранских сил на сирийской территории.


    Трамп полностью и без малейшего сопротивления уступил сирийскую арену России и Ирану, и даже не делает символических жестов, которые намекали бы на намерение Белого дома защитить здесь интересы Израиля.

    Исламская республика нуждается в ядерном договоре, потому что он дает ей надежду на возрождение экономики, на возобновление торговли с европейскими и другими государствами, на стабилизацию положения внутри страны, где консерваторы ожесточенно сражаются с реформаторами.

    Однако полагать, что от новых санкций, которые вводят и обещают ввести Штаты, Иран развалится – слишком смело. Режим аятолл уже четыре десятилетия правит Ираном под санкциями, но это не помешало им создать мощную военную промышленность, превратить страну в ведущую региональную державу и в ключевого игрока во всех конфликтах на Ближнем Востоке.


    К слову, до сих пор Иран четко выполнял условия договора с "большой шестеркой", и тем самым развеял в пух и прах свою репутацию иррационального государства, не способного соблюдать договоренности.

    Цви Барэль, «ХаАрец». Фото: Aziz Taher, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend